На Туманном Альбионе. Часть пятая. Наш быт на ферме. Кухня

Я уже начал в предыдущих заметках описывать нашу ферму, в частности, рассказав о расположении на ее территории разных объектов. Условно «фермой» я называю только ту не очень большую территорию, огороженную высокими насаждениями пирамидальных тополей, имеющую площадь в несколько гектаров. На самом же деле ферма имела поля и далеко за пределами этой «центральной усадьбы». Так, минутах в 15-ти ходьбы располагались огромные клубничные поля, каждое из которых могло равняться по площади самой ферме. Были также обширные сливовые сады с 15-20-ю рядами, каждый метров по 100 в длину. Так что общая территория фермы, включая все поля, могла занимать не один десяток гектаров. Причем, сразу скажу, что у педантичных англичан было заведено так: если у нас путь пешком от одного поля до другого занимал, скажем, 15 минут – это была трата нашего рабочего времени, и нам платили почасовку (time work). К примеру, если за час нам платили 4 фунта, то за этот 15-ти минутный переход нам начисляли каждому по 1 фунту. В целом все поля были в пределах пешей досягаемости, никакой транспорт не требовался.

Клубничное поле. Англия

Работали мы много, часов по 8-10 в день, а когда был разгар сезона, то, кажется, работа могла доходить и до 12 часов в день, но это бывало не часто. В основном работа начиналась в 7-8 часов утра и заканчивалась в 4-5 часов пополудни. Утренние и вечерние часы мы проводили в караванах, день на работе, но значительную часть свободного времени также на кухне (common room). Надо, кстати, отметить, что значительную часть слов и понятий мы не переводили на русский язык, а пользовались непосредственно английскими терминами. Там так было удобнее общаться. Какие-то мы могли заменять в разговоре между собой русскими эквивалентами, скажем «почасовка» — это коротко и понятно, гораздо более лаконично, чем выговаривать «time work», но какой-нибудь «water proof» гораздо удобнее произнести по-английски, чем выговаривать русское «водозащитный (водонепроницаемый) костюм». В такие минуты я начинал понимать, как наши эмигранты постепенно забывали русский язык, и интегрировались в жизнь тех стран, куда они уехали.

Так вот, все, что связано с едой, отдыхом, свободным временем – это проходило на кухне. Размером она была большая, примерно 7 х 10 метров. Это было отдельно построенное помещение. Перед входом на кухню стояли душевые – это тоже отдельно стоящие помещения – сперва женские, потом мужские. С ними же были соединены туалетные комнаты. Когда ты проходишь душевые, видишь дверь кухни. Дверь деревянная, не тяжелая, но прочная, с громко щелкающим замком, когда закрывается. Когда заходишь на кухню, первое, что видишь перед собой – это бильярдный стол, за которым многие устраивали сражения в часы досуга. Вдоль стен мягкие диваны и кресла. В дальнем правом углу почти всегда работающий телевизор и магнитофон. Главные события в английском телевизоре летом 2000 года – это олимпийские игры, сибирская язва и бешенство коров, а также грядущее в августе столетие королевы-матери, которую мы застали еще живой (она прожила почти 102 года). Об этих событиях английские телеканалы вещали, по-моему, каждый день. Главная песня лета 2000 – «It’s my life», но не Доктора Албана, популярного в 1990-е годы, а именно песня 2000 года какой-то популярной тогда рок-группы. Ее передавали по радио каждый день, по нескольку раз – и сейчас я мысленно воспроизвожу ее в голове, настолько прочно въелась! Не доходя телевизора, справа была дверь в подсобное помещение, в котором стояли стиральные машины. В них мы стирали белье, а сушили его на улице возле караванов. Из подсобного помещения был также выход на улицу, к офису.

Слева от бильярдного стола стояли два стола (первый был наш, для нашего трио – Витя, Марьян и я), второй – для английского работника, дедушки Дэйва (тогда ему было лет 60 и он нам казался дедом. Если он жив, то сейчас ему лет 80 – трудно представить, поскольку для меня он навсегда остался 60-летним «дедом»). Наши столы стояли возле небольшой кирпичной как бы стойки, которая делила кухню пополам. После столика Дэйва был проход на вторую половину кухни, а в продолжение стойки, симметрично нашим двум столам до конца стойки стояли еще 1, или 2 стола. Стойка была примерно чуть более метра высотой, а в ширину сантиметров 40. Мы ее использовали как вспомогательное средство – иногда ставили на нее посуду, чайник и пр. Когда проходишь через проем в кирпичной стойке, то с ее противоположной стороны, как бы симметрично нашим столикам стояли газовые плиты, на которых мы готовили еду. После них тоже шли столики для других работников. Кто за каким сидел уже не помню, но за каждым размещалось по 2-4 человека. Было много всевозможной посуды: кастрюли, чайники, тарелки, кружки, стаканы, ложки, вилки, ножи и прочее. Это все было общим, но каждый себе что-то облюбовал и как бы «закрепил» за собой на все время пребывания на ферме. Чайники были электрическими. У нас был свой, светло-коричневый, приземистый, «пузатый». На второй половине кухни вдоль стены слева располагались раковины. Об английских причудах, в том числе и в быту, я еще, наверное, не раз вспомню. Одна из них – это то, что англичане не знают понятия «смеситель». У них всегда два отдельных крана – с горячей и холодной водой. Если тебе нужен «смеситель» — заткни сливное отверстие резиновой пробкой, включи оба крана, смешивай в раковине и ни в чем себе не отказывай! И самое интересное. В дальней левой стене кухни располагалась холодильная камера. Она по длине занимала добрую половину стены (метра 3), и столько же имела пространство вглубь. Дверь этой камеры была мощная, металлическая с большой металлической ручкой. Заходя туда, ты попадал в царство холода с температурой + 4 градуса. У каждого из нас была своя небольшая металлическая корзина с крышечкой, закрывающейся на маленький замочек, и эти корзины стояли в холодильной камере. Там мы хранили продукты. И еще большим наслаждением для нас было прийти после работы по сбору, например, малины в разгар июльской жары – не в караван, не в душ, не в кухню, а именно в холодильную камеру. Там мы стояли 5-10 минут, наслаждаясь живительной прохладой после работы на адской жаре британского лета.

Кухня. Англия

Первые несколько дней мы с Витей питались вдвоем, а затем по его инициативе мы пригласили в нашу братскую компанию Марьяна, и стали питаться втроем. Жили же мы пока по-прежнему с двумя белорусами, с которыми нас особо ничего не связывало кроме общей крыши в караване, а Марьян жил в трехместном караване с двумя литовцами – Дариусом и Арунасом. Ему там тоже было неуютно, поскольку они говорили в караване по-литовски, он ничего не понимал и скучал. Все шло к тому, чтобы нам переселиться куда-нибудь втроем, но случай пока не подворачивался. На кухню мы приходили утром на завтрак. Я вставал первым, за час до работы, приходил на кухню, умывался, начинал готовить завтрак. Потом приходил Марьян, а Витя – позже. У каждого из работников был свой график: кто-то приходил рано, готовился основательно, кто-то с заспанными глазами вылезал из каравана, и, хватая чашку кофе, бежал на построение и развод по рабочим местам. Утром в основном мы не смотрели телевизор, а слушали либо радио, либо магнитофон. У девушек с Украины были привезены аудиокассеты с записями песен из советского кино, ими мы часто по утрам заслушивались. После работы мы проводили времени на кухне намного больше. Мылись в душе, обедали (ужинали), смотрели телевизор, играли в бильярд, обсуждали кто же выиграет Олимпийские игры, доживет ли королева-мать два месяца до своего столетия, что будет с бешеными коровами и кого накроет волна сибирской язвы. В основном сидели за столиками, на диванах, разделялись на группы по интересам, пили чай, беседовали. Кто знал язык, тот беседовал с иностранными работниками. Кто-то читал книги. В общем, кухня была средоточием нашей «общественной жизни». Об остальном – в следующих заметках.

Вадим Грачев

 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

На Туманном Альбионе. Часть шестая. Как мы собирали клубнику

На Туманном Альбионе. Часть четвертая. Встреча с лучшим другом

На Туманном Альбионе. Часть третья. Знакомство с фермой

На Туманном Альбионе. Часть вторая. Первый раз в Лондоне

На Туманном Альбионе. Часть первая. Пролог

Поездка в Великобританию или друг на всю жизнь

 

Просмотров - 141


На Туманном Альбионе. Часть пятая. Наш быт на ферме. Кухня: 2 комментария

  1. Алёна

    Какая же у Вас удивительная, детальная память, Вадим! Столько любопытных подробностей!)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *