На Туманном Альбионе. Часть девятая. Почасовка и прочие виды работ

Говоря о нашей работе на ферме, надо отметить, что она не ограничивалась только клубникой, малиной и сливами. Были и другие виды работ. Постараюсь о некоторых рассказать. Может быть что-то и забылось уже с течением времени. Вообще вся работа делилась на piece work, то есть сдельную, и time work – почасовку. Логика работника вполне понятна: если почасовка, не надо «рвать когти», работай себе потихоньку, все равно больше чем, скажем, 3-4 фунта за час тебе не заплатят. Если же объявляли сдельную оплату, картина была совсем другой.

Работа на ферме

Многие работали как маньяки, чтобы заработать побольше. Именно в таких случаях было сильно видно расслоение: кто-то мог сделать в 5 раз больше, чем медленные работники. Но и здесь все не было так однозначно. Иногда англичане вставали в тупик – что же могло случиться: объявили сдельную работу, а вся группа числом, скажем, 7-10 человек не сильно спешит, работает как бы в пол силы. А было вот что. Мы довольно быстро разгадали логику работодателей. Они в любом случае не хотели платить особо большие деньги. Логика была такой: если вы все собираете немного ягод, цена будет чуть выше. Если же вы собираете много и очень быстро – цена снижается, иногда, причем существенно. В каких-то случаях они даже сразу не называли нам цену, присматривались какова будет интенсивность нашей работы. В каждой группе, как я уже говорил, были быстрые, средние и медленные собиратели. А иногда бывал ещё какой-нибудь совсем маньяк, быстрее быстрой группы ещё раза в два (как, например, Вовка с Украины, о котором я потом ещё скажу пару слов).

Менеджер, скажем, ориентируется в расстановке цен на этого Вовку, тогда ясно, что остальные ничего не заработают. Тогда вся группа «вступает в заговор» и договаривается работать примерно ровно, не слишком быстро, а маньяку Вовке заявляет: «Вовка, сегодня работаем «на общак», и если ты будешь слишком высовываться, с тебя высчитаем деньги в пользу всей команды!» Это несколько осаживает и Вовку. Таким образом, при небольшой скорости в начале сбора группа получает довольно высокую цену, ну уж тут-то, со второй половины дня, и приударить в работе можно. Все-таки, у англосаксов была достаточно прямолинейная логика, разгадать которую для нас ничего не стоило. А вот наши многообразные гибкие подходы им понять было мудрено. Так что вопрос о «Большой игре» в политике все еще остается открытым!

Так вот, о других работах. Если упомянуть, что мы еще «собирали» — это была один или несколько дней уборка ревня. Ревень выращивался в небольшом количестве, одно-два поля. Летом с него собирали листья с черешками, а в конце сезона, осенью, огромные корни ревня выкапывались из земли. Наша задача была вытаскивать эти тяжелые корни (каждый весил примерно килограммов 15), слегка отряхивать их от земли и складывать в огромные фанерные ящики-контейнеры, емкостью 1-1,5 кубометра. Потом они куда-то увозились, видимо на хранение. Супервайзером была немного рассеянная и добрая Лин. Некоторые пользовались ее рассеянностью. Заполненный только что контейнер надо было предъявить Лин. Она ставила на нем мелом крестик (как Никулину на чемодане в «Бриллиантовой руке») – дескать, этот ящик учтен и отмечала в блокноте, кто собрал. Ушлый народ, пользуясь тем, что поле большое, контейнеров много, а Лин одна, мечется по всем краям поля, точно так же, как Никулин в «Бриллиантовой руке», стирал иногда этот крестик слюнявым пальчиком, и предъявлял его Лин еще раз. Работа эта была очень тяжелая, даже в сравнении со сливами, грязная, но прибыльная. Хороший работник мог за этот день заработать 50 и даже 70 фунтов!

Ревень

Также я упоминал, что была прополка – в основном малины. За это чаще платили почасовку. Иногда, помнится, пропалывали и клубнику, если из отверстия, в которое посажен куст, вырастала большая трава. Надо было вытаскивать ее аккуратно, чтобы вырвать с корнем, но не повредить клубнику и не порвать пленку. Однажды посадили огромное поле новой клубники, гектара 3-4, она укоренилась, принялась расти, а потом выяснили, что она чем-то больна и ее надо выкорчевывать. Нужно было с силой выдергивать каждый куст, уже крепко сидевший в земле. Каждому дали по длинному ряду. Кто заканчивает первый ряд, берет следующий и так далее. И это был мой звездный час! Почему-то эта работа оказалась мне настолько сподручной, что я включил «пятую космическую скорость», обогнав всех, даже самых первых, раза в полтора-два. В тот раз была сразу объявлена сдельная оплата, названа цена за ряд, поэтому мы не щадили своих сил. Помню, что в считанные час-полтора я уже заработал фунтов 30. Рациональные англичане так испугались, что быстро сняли нас с этой работы и перевели на какую-то почасовку. Но все равно в этот день я заработал что-то фунтов 70. Это был мой рекордный дневной заработок!

Недели на три меня ставили на почасовку с литовцем Дариусом чинить поливальную систему. Вода к каждому кусту клубники подавалась по специальной системе. В начале поля стояла большая бочка, примерно на кубометр, в которую заливали либо воду, либо раствор удобрения. От бочки отходила в обе стороны толстая пластиковая труба, а от нее на каждый клубничный рад отходили тонкие полиэтиленовые черные трубочки большой длины, в соответствии с длиной ряда. Шли они под пленкой, иногда в этих трубочках бывали разрывы, и тогда, в зависимости от размера дыры, вода заливала часть ряда. Чаще это были небольшие прорывы и это было слышно под пленкой – вода струйкой билась об нее. Наши действия были таковы: если до дырки можно добраться, не разрывая пленку – через клубничное гнездо, мы извлекали поврежденный участок, обрезали его с двух сторон ножом и соединяли обе стороны специальным пластиковым «коннектором». Нас англичане в ту пору называли «irrigation boys» — «мальчики-поливальщики». И вот такой нудной работой мы занимались три недели! Нужно было обходить каждый день все поля. Это, пожалуй, было самое скучное время для меня. И лекций публике не почитаешь, и Витя с Марьяном далеко, и заработка большого не будет. Потом, слава Богу, эта работа была вся выполнена и больше мы к ней не возвращались.

Полив клубники

Много было работ, связанных с посадкой клубники. Там работали преимущественно девушки, но и парни тоже. Надо было резать усы у клубники, сажать их в специальные небольшие коробочки (похожие на коробочки из-под йогурта), ставить в теплицы, где их поливали и они укоренялись. Через некоторое время эту клубнику высаживали на поля. Туда отвозились ящики с этой рассадой. Поле было перепахано, рядами уложена цельная пленка, закопанная с краев. Сажать нужно было в шахматном порядке. На каждый куст тратилось три движения: первым специальной металлической лопаткой делался удар по пленке, пленка прорывалась и отворачивался небольшой кусок грунта. Вторым движением куст рассады помещался в это отверстие, а третьим – почва уплотнялась. Таким образом, на посадку одного куста клубники уходило 2-3 секунды.

Была и «общественно-полезная» работа. Скажем, были дежурства по кухне и санузлу. Каждый день выделялись не то 1, не то 2 человека, которые до первого перерыва за 1-2 часа должны были помыть пол в кухне, в душевой и туалетах. За это тоже платили почасовку. Один болгарин по имени Андрей выдавал велосипеды – он тоже за это получал какую-то оплату. На ферме было много велосипедов, примерно процентов 70 от числа работников. То есть, скажем, работало человек 30, а велосипедов было штук 20. Они были разного качества – от довольно сносных до откровенного хлама. Они были нужны, чтобы съездить в окрестные города, в магазины, в Лидский замок, о котором рассказ еще впереди, да и просто покататься вокруг фермы. Ферма находилась в считанных километрах от всех этих мест, но все же пешком было ходить далековато, а на велосипеде очень удобно. Так вот, каждый день после работы Андрей выдавал всем желающим велосипеды, записывал, кто какой получил. Ты мог пользоваться велосипедом свободно до следующего утра. Если это был выходной, то, кажется, мы могли и весь выходной их использовать. А утром перед работой нужно было сдать велосипед в том же состоянии, в каком ты его получил. Если поломал, то могли высчитать штраф. Иногда с довольно скандальным Андреем на этой почве возникали конфликты, но все же редко. Такая вот у него была работа.

Вадим Грачев с друзьями в Англии

Прошло 20 лет, конечно что-то могло и забыться, но, кажется, основные виды работ я вспомнил и описал. Знаю, что эти рассказы читают некоторые мои товарищи, работавшие со мной на этой ферме. Если я что позабыл, они пусть напомнят и дополнят.

Вадим Грачев

 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

На Туманном Альбионе. Часть двадцатая. Воспоминания о Великобритании

На Туманном Альбионе. Часть девятнадцатая. Третий раз в Лондоне. Прощай, Британия!

На Туманном Альбионе. Часть восемнадцатая. Последние недели и дни

На Туманном Альбионе. Часть семнадцатая. День рождения Марьяна

На Туманном Альбионе. Часть шестнадцатая. Лидский замок

На Туманном Альбионе. Часть пятнадцатая. «Вы хотите посетить Кентербери? Отличный город!»

На Туманном Альбионе. Часть четырнадцатая. Французы

На Туманном Альбионе. Часть тринадцатая. Население фермы

На Туманном Альбионе. Часть двенадцатая. Второй раз в Лондоне

На Туманном Альбионе. Часть одиннадцатая. Наше свободное время. Выходные

На Туманном Альбионе. Часть десятая. Что я там читал

На Туманном Альбионе. Часть восьмая. Моя любимая слива

На Туманном Альбионе. Часть седьмая. Не жизнь, а малина. Царство бабушки Дорис

На Туманном Альбионе. Часть шестая. Как мы собирали клубнику

На Туманном Альбионе. Часть пятая. Наш быт на ферме. Кухня

На Туманном Альбионе. Часть четвертая. Встреча с лучшим другом

На Туманном Альбионе. Часть третья. Знакомство с фермой

На Туманном Альбионе. Часть вторая. Первый раз в Лондоне

На Туманном Альбионе. Часть первая. Пролог

Поездка в Великобританию или друг на всю жизнь

 



Просмотров - 296

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *