На Туманном Альбионе. Часть девятнадцатая. Третий раз в Лондоне. Прощай, Британия!

Вот и наступил наш самый последний день на ферме – 27 октября 2000 года. Даже не знаю, веселым, или печальным он был. Скорее печальным. Все вещи у нас были собраны, рюкзаки многократно взвешены, багаж выверен. Витя вез домой целый большой музыкальный центр, купленный здесь (кажется, он и до сих пор у него работает), и для того, чтобы его довезти в целости, он с нескольких сторон написал на двух языках, чтобы не бросали этот пакет, а обращались бы с ним аккуратно. Мы попрощались со всеми, кто оставался еще на ферме (человек 5, в основном девушки с Украины), обменялись на всякий случай адресами. Как позже выяснилось, кое для кого из нас этот факт оказался судьбоносным (намекаю на Витю и Аню).

Аэропорт

До Лондона мы собрались ехать из Мейдстоуна на автобусе. Причем была такая английская особенность, которую я и до сих пор не могу понять: билет до Лондона в одну сторону стоил 5 фунтов, а если туда-обратно, то 4 фунта! Видимо, более дешевыми билетами туда и обратно они хотели привлечь больше клиентов, не знаю точно. В общем, каждый из нас взял билет туда и обратно, но понятно, что обратно мы уже не поехали. До Мейдстоуна нас довез на своем автомобиле сам Джон. На автовокзале мы с ним попрощались. Так закончилось наше полугодовое с ним общение. Он был очень разным, как и Дорис, скорее строгим и суровым, ни с кем не сюсюкался, да и хороших работников особенно не хвалил, не поощрял, но в целом он все-таки был личностью, харизматичным, мы его уважали. Всего только один раз мы с ним обменялись письмами – уже к Новому, 2001 году, поздравили друг друга, и больше я ничего о Джоне не знаю. Тогда ему было лет 35, он был молод, полон энергии, работящий. Даже трудно представить, что сейчас ему 55. Если бы появилась такая возможность, с удовольствием бы свиделся и пообщался с ним, но вряд ли это когда случится. Он бы очень удивился, если бы узнал, что я его упоминаю в мемуарах. Вряд ли он кого из нас помнит. Итак, Джон оставил нас на автовокзале, и последняя ниточка, связывавшая нас с фермой, оборвалась. Мы остались наедине с собой, но и это ненадолго: через день нам предстояло расстаться и с Марьяном.

В течение часа мы добрались до Лондона. Автовокзал находился где-то в центре, кажется не далеко от вокзала Виктория. И вот мы в третий (и в последний в ту поездку) раз оказались в Лондоне. Время было утреннее, недалеко до обеда. Прежде всего надо было найти жилье. Некоторые детали уже подзабылись, но мы, кажется, все-таки не бронировали гостиницу заранее, да это было и невозможно – ведь не было и в помине никаких Букингов, сам интернет-то еле-еле еще входил в жизнь. Поэтому мы пошли где-то в центре, в гостиничном квартале искать себе пристанище на ближайшие сутки. Интересна была форма гостиниц – это было что-то вроде частных домов с подъездами, причем от тротуара к двери вела небольшая лесенка в 3-5 ступенек – точно так же, как показывают в старых фильмах про Лондон, да и про Америку. Когда тебе хозяин открывал дверь, ты входил в маленькую переднюю – площадочку, с которой были налево и направо двери в комнаты, а наверх – лестница на второй этаж и так далее. Помню такие дома, скажем в фильме «Мост Ватерлоо», в котором, кстати, по сюжету действие происходит как раз там, где и мы искали гостиницу. В общем, довольно скоро мы нашли подходящую гостиницу с недорогими номерами, вполне уютную – много ли нам надо было – всего ночь переночевать. Насколько я помню, номера были только двухместные, но хозяин сказал, что даст еще третью раскладушку, а денег взял то ли как за двухместную, то ли чуть подороже. Помню, что на раскладушке спал как раз я.

Оставили мы в гостинице вещи и налегке пошли гулять по осеннему октябрьскому Лондону. Уже не было той жары, которая была в разгар лета. В тот день мы много катались на метро, побывали еще раз на Трафальгарской площади, у Биг Бэна, у Тауэра, на Тауэрском мосту. Особенно интересным было посещение Британского музея, где, как и в нашем Эрмитаже, собрано искусство и исторические экспонаты со всего белого света! Помню, впервые увидел ассирийское искусство – крылатых быков, клинописные таблички, разных правителей, в частности, кого-то из Саргонов и многое другое. Был интересный зал всяких чудес техники, особенно поразили всевозможные фасы разных форм и конфигураций, из разных эпох. А еще видел русские иконы, с Русского Севера – с Пинеги и других регионов. Было какое-то ощущение, что они здесь словно в плену находятся. Но пусть уж просвещают всех приходящих, авось кому пользу душевную принесут.

Лондон, осень

Так в музее и на лондонских улицах мы провели всю оставшуюся часть дня. К вечеру пришли к зданиям парламента, рядом с ними в парке сели на скамеечку, и перекусили все той же курицей-гриль из Сейф-Вея, запивая ее сидром. Смотрели в мутные, медленно текущие воды Темзы, потом подошли еще раз к Биг Бену, слушали звук его надтреснутого колокола, и размышляли. Вот ведь какой замечательный подарок преподнесла нам судьба на эти полгода, как здесь было все прекрасно! Повторится ли это еще хоть когда? Вряд ли. Если бы знать, если бы знать!

После этого мы вернулись в нашу гостиницу, переночевали там, а наутро настала пора прощаться с Марьяном, как бы печально это не было! Тепло и с грустью попрощались, поблагодарив его за эти чудесные полгода, и выразили твердую уверенность в обязательных будущих встречах. Так оно и было потом, по крайней мере, я с Марьяном периодически вижусь и связь никогда не теряю. В 6 часов утра мы с Витей отправились в аэропорт Гатвик, а в 10.25 уже вылетели в сторону дома. Кстати, с нами в одном салоне, но только в бизнес-классе, летел Невзоров.

Вадим Грачев, Англия

Учитывая то, что мы летели «против времени», то проведя в небе 3 часа, прилетели домой уже в 16.25. Так мы «вернули» те три часа, которые «сэкономили» в мае, по дороге в Лондон. В Питере нас встретил мой товарищ, Максим Филюшин. Витя, кажется, добирался домой самостоятельно, либо тоже в кем-то из друзей, точно уже не помню. А меня Максим довез до дома. Так закрылась та волшебная дверь в неведомое царство, которое теперь уже было нам известно, и закончилась эта сказочная жизнь в Великобритании, которая не забудется лично мною до конца дней!

Вадим Грачев

 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

На Туманном Альбионе. Часть двадцатая. Воспоминания о Великобритании

На Туманном Альбионе. Часть восемнадцатая. Последние недели и дни

На Туманном Альбионе. Часть семнадцатая. День рождения Марьяна

На Туманном Альбионе. Часть шестнадцатая. Лидский замок

На Туманном Альбионе. Часть пятнадцатая. «Вы хотите посетить Кентербери? Отличный город!»

На Туманном Альбионе. Часть четырнадцатая. Французы

На Туманном Альбионе. Часть тринадцатая. Население фермы

На Туманном Альбионе. Часть двенадцатая. Второй раз в Лондоне

На Туманном Альбионе. Часть одиннадцатая. Наше свободное время. Выходные

На Туманном Альбионе. Часть десятая. Что я там читал

На Туманном Альбионе. Часть девятая. Почасовка и прочие виды работ

На Туманном Альбионе. Часть восьмая. Моя любимая слива

На Туманном Альбионе. Часть седьмая. Не жизнь, а малина. Царство бабушки Дорис

На Туманном Альбионе. Часть шестая. Как мы собирали клубнику

На Туманном Альбионе. Часть пятая. Наш быт на ферме. Кухня

На Туманном Альбионе. Часть четвертая. Встреча с лучшим другом

На Туманном Альбионе. Часть третья. Знакомство с фермой

На Туманном Альбионе. Часть вторая. Первый раз в Лондоне

На Туманном Альбионе. Часть первая. Пролог

Поездка в Великобританию или друг на всю жизнь

 




Просмотров - 345

2 комментария для “На Туманном Альбионе. Часть девятнадцатая. Третий раз в Лондоне. Прощай, Британия!”

  1. Не будем сейчас вдаваться в тонкости грязной игры американских политиков и их отвратительных методов. Для того, чтобы понять суть демарша официальной Варшавы, внезапно пожелавшей поскорей забрать свое золото из Банка Англии, достаточно и того, что польская государственная и финансовая элита вдруг прозрела: если так поступили с Венесуэлой, то Лондон спокойно может манипулировать золотовалютными запасами любой страны, которая хранит свое золото в Туманном Альбионе. И совсем не важно какая именно причина может толкнуть к этому англичан: неправильное голосование в Совете Европы по любому из важных политических или экономических вопросов, невыгодная Лондону позиция по отношению к России или Украине. А может быть отказ принимать из Евросоюза дополнительных беженцев. Ведь Польша входит в так называемую Вышеградскую четверку (вместе с Венгрией, Чехией и Словакией), которая (четверка стран) наотрез отказалась принимать на своей территории всю эту массу беженцев, что прибывают и прибывают в Европу из Азии и с Ближнего Востока. И от которых ЕС так настоятельно пытается избавиться, впаривая их в страны Восточной Европы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *