На поезде — в Словакию и Чехию. Зима 2002-2003. Часть 1

Прошло лето 2002 года, наступила осень, и я стал активно думать о том, что уже давно назревало – о поездке в Словакию. Заранее мы договорились об этом с Марьяном. Это было давнее время, всё ещё не было Евросоюза и Шенгена. Я планировал поездку не только в Словакию, но и Чехию (в Прагу). Для этого мне пришлось делать визы отдельно для каждой страны. Сперва была эпопея со словацким консульством, недели две мне изготовляли визу, и в третьей декаде ноября она была у меня на руках. Затем ещё недели две ждал чешскую визу, соответственно в чешском консульстве. Причем, в Словакии я мог находиться с момента получения визы три месяца, а чешская была транзитная – там я мог пробыть пять дней, но в любое время в течение ближайшего полугода.

Словакия

Долго морально я готовился к этой поездке, и вот, наконец, настал этот замечательный день – 17 декабря 2002 года. Уезжал с Витебского вокзала Брестским поездом, отходящим в три часа дня. Провожал меня Витя Сафонов. Учитывая поездку в начале этого года на Украину, это уже было второе путешествие по данному маршруту, но только отчасти оно повторяло прежнее. Поезда на Украину идут через Витебск и Оршу далее на юг – через Могилёв и Гомель, а этот в Орше сворачивает на запад – в сторону Минска, и далее идёт на юго-запад, в Брест. Практически сразу же после отъезда потемнело, следить за дорогой было неудобно, замечал я только большие города, и в основном читал книгу. Ночью, сквозь сон, помнится, проезжали Витебск, Оршу, потом, часа в 4 утра был Минск, где мы долго стояли. Только после Минска я уже окончательно проснулся, и часам к 10 утра мы приехали в Брест. Основные насельники нашего поезда, для которых это была конечная остановка, вышли здесь, а для наших двух, или трёх прицепных вагонов всё только начиналось. У нас забрали загранпаспорта, и сказали, что отдадут только через несколько часов, и покидать вагон в это время мы не должны. Примерно с час мы стояли на вокзале в Бресте. Я мысленно перебирал в голове всё, что помню про этот город и его историю, начиная с древнерусских времён, и заканчивая Великой Отечественной войной. Потом нас куда-то повезли – оказалось, в специальный ангар по соседству с вокзалом, и проводник сказал, что здесь мы будем стоять часов 5-6, поскольку нам будут менять колёса. Как известно, в Европе колея железной дороги на 13 см у́же, чем в России – видимо, это сделано в стратегических целях, чтобы в случае войны не так-то легко было проехать на поезде в чужую страну, ну а в мирное время это создаёт вот такие неудобства. Ну что же, делать нечего – можно было и поесть, и поспать, и чаю попить, и книгу почитать – так я коротал время в брестском ангаре. Кстати, в купе спального вагона я был абсолютно один, видимо, не было таким популярным это направление в конце декабря. Тем удобнее для меня.

Быстро прошёл короткий зимний день, был уже, кажется, шестой час вечера, когда мы, наконец, тронулись, и поехали дальше на запад. Пересекли белорусско-польскую границу – это я понял, когда увидел славянские надписи на маленьких станциях, но уже на латинице. Кстати, в то время с Польшей у нас был ещё безвизовый режим – наследие советской эпохи, да и со Словакией-то визы ввели буквально за год до моей поездки. Прошло немного времени, и проводник раздал нам паспорта уже с двумя штампиками – о выезде из Белоруссии и о въезде в Польшу. Точно не помню, но, кажется, у нас даже ничего не проверяли, не смотрели вещи, только разве осмотрели само «поголовье» пассажиров. Несмотря на темноту, я жадно всматривался за окно, чтобы хоть малость ощутить, какая она – Польша? Помнится, что территория почти вся освоенная, то есть постоянно мы проезжали города, деревни, поля, почти всё время за окном мелькали фонари. Не было такого, как у нас – на десятки километров леса и темнота. Также мне казалось, я сразу понял, почему её называют Польша – она вся ровная, плоская, ни одного холма, или горки я не увидел. И ещё было сильное впечатление – оставалось чуть больше недели до католического рождества, и вся Польша жила его ожиданием: везде были украшенные ёлки, деревья с гирляндами огней – на улицах, во дворах домов, были всюду какие-то игрушки, украшения – всё говорило об ожидании праздника, это ощущалось даже мельком, из окна поезда.

И ещё я понял, как велика моя Родина на фоне Европы! Конечно, сидя дома и глядя на карту ты теоретически это осознаёшь, но вот тут, так сказать, ощущаешь это в физическом смысле. За одни сутки я побывал в трёх европейских государствах, и это расстояние сопоставимо всего лишь с расстоянием от Санкт-Петербурга до белорусской границы. Несколько часов наши прицепные вагончики вёз какой-то паровозик до середины Польши, южнее Варшавы. Потом на большой станции, кажется, Катовице, нас прицепили к хвосту типичного европейского поезда, проходившего маршрутом Варшава – Будапешт. И поехали мы от Катовице на юг, ближе к словацкой границе. Проезжали большой город Бельско-Бяла. В этом месте сходятся три границы: Польша, Чехия и Словакия. Я, заранее изучая маршрут, не мог до конца понять – не захватим ли мы случайно кусок чешской территории, ведь виза моя в Чехию транзитная, и тогда мне уже не въехать будет туда, но всё обошлось, и проводник меня успокоил, что мы проедем чуть восточнее чешской границы. Ближе к полуночи (это уже заканчивалось 18 декабря и наступало 19) мы были уже совсем близко к словацкой границе, и тут я увидел маленькое доказательство теории Николая Яковлевича Данилевского и Вадима Валерьяновича Кожинова о том, что Европа – это единое целое, и она в какой-то степени противостоит России. Для этого мне надо было сравнить переход белорусско-польской границы – со стоянкой в 6 часов, сменой колёс, с запретом выходить из вагона в это время, с переходом польско-словацкой границы, который осуществился почти незаметно, на лету. Прошли польские таможенники и пограничники, спросили, не везёт ли пан чего запрещённого (пан, конечно, ничего запрещённого не вёз), поставили штампик о том, что я выехал из Польши, и тут же следом шли уже словацкие таможенники и пограничники. Поезд даже не останавливался. Также быстро прошла процедура со словаками, и я, счастливый обладатель уже многих штампов в загранпаспорте за такой короткий промежуток времени, мчался в будапештском поезде по территории моей вожделенной Словакии. Кстати, если о том, что мы попали в Польшу, я судил по латинским надписям и плоской ровной территории, то и Словакия дала о себе знать: сразу начались горы, узкие дорожки для поезда вдоль них, крутые пропасти вниз, с текущей на дне речкой – это начинались Татры.

Словакия, Татры

Ехать мне оставалось час-полтора. Наш скорый европейский поезд немного опаздывал. Выходить мне нужно было в Жилине – это крупнейший город на севере Словакии, в котором тогда учился Марьян – он к тому времени ещё не закончил университет. Занятия у них к этому времени уже закончились, и начинались Рождественские каникулы. Было, конечно, впечатлительно и волнительно: слишком много чего было в первый раз – поездом за границу, проехать всю Польшу, прибыть в Словакию к дорогому другу, которого не видел уже полтора года, а впереди ещё ждала поездка в Чехию. Дорога до Жилины промелькнула моментально, и вот уже замелькали огни, трубы заводов, автострады, жилые дома. Было часа четыре утра. Это была Жилина. Название-то какое славянское, аж мурашки по коже: место, где люди живут, жилое место. Поезд тормозит, уже вижу вокзальные платформы, успеваю прочитать на рекламном баннере «Pan prsteňov» — это реклама модного фильма «Властелин колец» по-словацки – смешно, не правда ли? И первое, что слышу на словацком языке, ещё не выйдя из вагона – объявление диктора на вокзале: «Zméškany rýchlik Varšava – Budapešt príchadzá na drúhe nástupiste» – Змешканый – то есть, замешкавшийся, опаздывающий: рыхлик – это скорый поезд, от слова рыхло – «быстро»; наступиште – это место, куда наступают, то есть платформа; друге – другое, то есть второе (вторая платформа) – я всё понимаю, не даром два года уже учу словацкий язык! Вот поезд уже окончательно останавливается, я в числе нескольких пассажиров выхожу на платформу, и вижу улыбающегося Марьяна, протягивающего руку! С огромной радостью мы вновь встречаемся, и для меня начинаются почти три недели сплошной радости, дружеского общения, познания новых для меня стран, которые я так хорошо уже изучил заочно, их жизни, природы, традиций, огромного количества новых впечатлений, которые я уже начал впитывать, общения с людьми, да и тысяч всевозможных мелочей, которые не поддаются учёту, но складываются во внутренней копилке. Здравствуй, родная Словакия!

Вадим Грачев


ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

На поезде — в Словакию и Чехию. Зима 2002-2003. Часть-2

На поезде — в Словакию и Чехию. Зима 2002-2003. Часть 3

На поезде — в Словакию и Чехию. Зима 2002-2003. Часть 4




Просмотров - 285

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *