На поезде — в Словакию и Чехию. Зима 2002-2003. Часть 2

Марьян тогда жил в общежитии при университете, и мы добрались до него пешком – это не далеко от вокзала. Было очень рано, поэтому можно было, попив чаю, немного подремать. Помню, тогда меня ещё насмешила с точки зрения русского языка фраза, когда Марьян предлагал напитки (сейчас уже не помню, видимо, чай, кофе), в числе которых был и umelý jus – звучит как «умелый джус». Это не что иное, как «искусственный сок», то есть, концентрат, который надо разбавлять водой. Ну со словом «джус» понятно – это заимствованное из английского, а вот почему же «умелый», и что же он «умеет»? А для этого надо знать словацкий язык. Оказывается, umenije – это искусство. У меня даже есть такая книга «Dejiny umenija», то есть «История искусства». Отсюда и «умелый» — значит «искусственный». В общем-то, логика языка понятна. В словацком такие смешные для нас омонимы встречаются на каждом шагу, уже двадцать лет не устаю ими восторгаться, а иногда и улыбаться!

Словакия

Подремав пару часов, я проснулся от сильного шума в коридоре – оказывается, это студенты радовались, что закончили семестр, по этому случаю они рано утром включили громкую музыку и сами шумели, в общем, студенты везде одинаковые. Марьян уладил последние вопросы с учебой в этом семестре, и больше на сегодня в Жилине нас ничего уже не удерживало. Где-то после обеда мы вновь отправились на вокзал, и местным поездом поехали в родной город Марьяна – Трстену. Железная дорога, как и давеча, петляла между горными кряжами, тянувшись узкой полоской. С одной стороны были высокие горы, а с другой – пропасти с рекой на дне. Самая главная река в этом северном регионе – Орава, и сама северная часть Словакии носит это же имя. Название тоже славянское. Я объяснял Марьяну, что у нас оравой называют большую группу людей, иногда это носит грубоватый оттенок. Видимо, это очень древнее славянское слово, раз сохранилось и у русских, и у словаков, а у последних вошло ещё и в топонимику и гидронимику – это, как известно, самая консервативная часть языка. Расстояние от Жилины до Трстены около 100 км, поезд ехал не быстро (это уже не был «рыхлик», а просто обычный «влак» — vlak – это по-словацки «поезд», иногда это очень точно подходит и для русских поездов, когда они не едут, а медленно «влачатся»), и добирались мы, кажется, часа два. По дороге уже потемнело. Помню, проезжали города Мартин, Дольный Кубин, и совсем в конце – Тврдошин – это, как словаки называют, «okres», то есть, по-нашему, районный центр. Если бы я попытался по-русски сказать адрес Трстены, то получилось бы «Жилинская область, Тврдошинский район». Особое впечатление произвёл на меня Оравский замок (Oravsky hrad). В этот, первый, приезд в Словакию я видел его только из окна поезда, железная дорога проходит в нескольких сотнях метров от него. Он подсвечен прожекторами, и производит весьма эффектное впечатление. На мой взгляд, это лучший замок Словакии, да и вообще, один из самых впечатляющих из того, что я повидал. Расположен он на высокой скале, имеет очень необычную, красивую форму, как бы естественно-природную, а внизу у подножия петляет Орава. Это уже потом, в последующие приезды я несколько раз побываю внутри этого замка, зайду в каждый зал и комнатку, обойду все этажи и закоулки, выслушаю интересную экскурсию на словацком языке, которая длится 2,5 часа, сделаю массу красивых фотографий. Пока же он только мелькнул передо мной, заснеженный, в свете прожекторов, окружённый красивым горным пейзажем, загадочный и романтичный. Надеюсь, в будущем я ещё расскажу об этом замке.

Оравский замок, Словакия

Оравский замок, Словакия

Так мало-помалу прошло время в пути, и вот мы уже в Трстене, на небольшом местном вокзальчике. В этом городе мне предстоит провести несколько ближайших дней, встретить католическое Рождество и Новый год, а также познакомиться с новыми для меня людьми, ну и вообще постигать словацкую провинциальную жизнь. Трстена – тоже название сугубо славянское, связано со словом trsť, то есть «тростник», и название города значит «место, где растёт тростник». Те, кто читает этот рассказ, наверное, уже обратили внимание, что в словацком языке есть много слов как бы «неудобопроизносимых» для русского языка, артикуляции. Это, действительно, так. Уж очень много согласных у них в словах. В русском языке, если я не ошибаюсь, не может быть более двух согласных подряд. У словаков же запросто могут стоять не только 3, но и 4, и даже 5 согласных! Немыслимо, но факт. Вот вам примеры: zmrzlina – мороженное, vrstva – земная кора – по пять согласных. У них есть слогообразующие и даже ударные гласные. В названии той же Трстены, кстати, ударение падает на «р», а в слове trsť из четырёх букв нет вообще ни одной гласной. Такие вот интересные особенности словацкого и некоторых других славянских языков.

Итак, мы в Трстене, уже вечер, часов шесть. Город этот старинный, основан аж в 1371 году. Много столетий был известен как центр горшечников. Трстенские горшки были популярны по всей Словакии, да и сейчас их можно приобрести в качестве сувенира, или с практической целью. Улица, где расположен их дом, носит название Bernoláková – в честь знаменитого словацкого ученого, литератора и священника Антона Бернолака, родившегося недалеко от Трстены ещё в 18 веке. Он был первым кодификатором словацкого языка в истории. Родители Марьяна живут в многоэтажном доме, одном из самых высоких в Трстене – 10, или 12 этажей, их квартира где-то посередине. Кстати, нумерация этажей у них, как и в английском языке, начинается не с первого, а со второго. Первый этаж, который стоит на земле, так и называется «Prizemje», второй (по нашему) у них – первый (prve poschodije), далее druhe poschodije, tretje poschodije и так далее. Опять же, как красиво – посходие, то есть откуда «сходят», спускаются. Городок небольшой, население чуть более 7 тысяч, поэтому таких многоэтажек немного, больше частного сектора. Их дом практически в самом центре города, часть окон выходит прямо на центральную площадь с костёлами и магазинами. Поднимаемся на лифте в квартиру, и у порога нас встречает папа Марьяна – Ян, и не просто встречает, а в руках его изящный поднос, на котором стоят три больших рюмки крепчайшей сливовицы – местного душистого алкогольного напитка, и закуска. Вот это славянское гостеприимство! Сразу же с порога «хлопаем по рюмашке», знакомимся, и начинается бесконечная беседа. Знакомимся с мамой Марьяна, пани Еленой (pani Helena). Я уже говорил ранее, что фамилия у моего друга не совсем обычная, как бы даже греческая – Штефанидес, а девичья фамилия мамы тоже необычная, возможно даже отражающая какую-то семейную историю – Парижова. Возможно, её предки могли быть как-то связаны с этим городом. Также с родителями живёт и младшая сестра Марьяна – Мирьямка, тогда ещё школьница. Кстати, у словаков (как, видимо, и у чехов) популярно окончание на «ка» в женских именах – Мирьямка, Данка, Еленка, и т.д. Поэтому, когда словаки приезжали к нам, они и наших девчонок называли часто Наташка, Юлька, Ритка, Машка – это в их языке как бы уменьшительно-ласкательно, а нам это было не совсем привычно. Есть ещё старший брат Ярослав, но он женат, у него своя семья, и он живёт в другом городе. С ним мы увиделись позже. В семьях, кстати, как и у нас, чаще употребляются уменьшительные домашние имена. Марьяна все называют Майо, Майко, Ярослава – Яро. Был у них и самый старший брат, родившийся в начале 1970-х, но, к сожалению, в начале 1990-х произошла трагедия. Он поплыл на большое расстояние в водохранилище, недалеко от Трстены, ему не хватило сил, и он утонул. Это было страшной трагедией для семьи, отец за несколько дней поседел. Звали его Станислав, или Станко. Когда я бываю в Трстене, то мы с Марьяном всегда ходим на его могилу.

Конечно, с этого вечера у меня появилась отличная возможность проверить на практике свои познания в словацком языке, и реализовать тот опыт, который я накопил за 2,5 года, сидя за книгами, учебниками и словарями, слушая словацкое радио и магнитофонные записи Андера – словацкого юмориста, которые мне ребята привезли ещё в 2001 году в Россию. Надо сказать, что в общем, у меня неплохо получалось. Языковые способности также повышались пропорционально количеству выпитой сливовицы. Очень много было в этот вечер впечатлений, разговоров, подарков, радости и всего самого приятного. Было богатое застолье, долгие посиделки, и разговоры обо всём на свете: от особенностей словацкой народной кухни и до мировой политики. Тогда я подумал, что вот, видимо, наилучший способ изучения иностранных языков – это сидя с друзьями за столом, когда твои друзья и есть носители этого языка! Но наконец, и этот длинный и яркий вечер подошёл к концу, настало время отдыхать. Я ложусь спать в комнате, выходящей окнами на центральную площадь.

Трстене, Словакия

Трстене, Словакия

Когда в комнате гасится свет, то она немного озаряется фонарями с улицы, всё вокруг затихает, и только слышно, как куранты на башне костёла отбивают каждые 15 минут по удару, но услышал я их бой, очевидно, только один раз, поскольку быстро уснул, наполненный впечатлениями этого дня, да и вообще нескольких последних дней.

Вадим Грачев


ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

На поезде — в Словакию и Чехию. Зима 2002-2003. Часть 1

На поезде — в Словакию и Чехию. Зима 2002-2003. Часть 3

На поезде — в Словакию и Чехию. Зима 2002-2003. Часть 4







Просмотров - 396

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *