«Заберите меня отсюда…»

— Вот чудак, — доказывал он мне, — для их же пользы! Ну, чего тут страшного? Подумаешь, письмо чужое прочитал! Подклеил и порядок, никто не заметит. Зато настроение ребят знать будешь. Может, кто-то из лагеря сбежать хочет или на тебя родичам жалуется. Соображай.

И как ни пытался я убедить его, что вскрывать пионерские письма не только подло, но и противозаконно, — не смог.

«Для их же пользы…» К сожалению, не раз сталкивался с вожатыми, которые «для пользы дела» интересовались перепиской детей.

Для пользы ли?

Вожатая и дети в пионерском лагере

В одном из пионерских лагерей в первом отряде была девочка лет пятнадцати. То ли характерами они не сошлись с воспитательницей, то ли еще что. Только стало вдруг этой девочке тоскливо в лагере. Одиноко и скучно. Написала письмо домой: «Мама, приезжай и забери меня отсюда, мне здесь плохо…»

Опустила письмо в ящик у столовой, и … письмо попало в руки воспитательницы.

— Ах, неблагодарная! – вознегодовала она. – Скучно ей, видите ли. Это в нашем-то лагере. С почти санаторным четырехразовым питанием и таким сильным педагогическим составом. Да еще родителям жаловаться! Ну, я ей задам!

И что вы думаете – задала!

Перед ребятами на линейке зачитывается перехваченное письмо.

Девочка вся красная, на глазах слезы. Слушает разглагольствования воспитателя о совести, чести и долге. А после подружки украдкой сочувствуют: глупая, разве можно такое в письмах писать…

Бессонная ночь, мокрая от слез подушка, ярость, обида, злоба от сознания собственного бессилия, невозможности доказать свою правоту и … мысли о бегстве из лагеря.

Через два дня случайно приехала мама (было воскресенье). И паренек из отряда дочери, встретившийся у корпуса буквально ошарашил новостью: «А мы вашу дочь на собрании разбирали. Но вы не волнуйтесь…»

Потом разговор с воспитательницей. И снова поток «благородного» гнева выплескивается на растерявшуюся маму. И опять в присутствии многих.

Чего стоила, например, фраза: «Скучает! Взрослой стала, мальчики, наверное, нужны!» Комментарии, как говорится излишни.

Девочка в лагере не осталась. Мать увезла ее домой. Сумела понять дочь.

Девочка не была ангельским ребенком. Но как унизительно поступила воспитательница с пятнадцатилетним человеком. Где уж тут говорить о душевной щедрости педагога, его такте.

А ведь довод-то воспитателя был знакомый: «Для их же пользы.

По-моему, «для пользы дела» (если в лагере окажется подобный воспитатель или вожатый) просто необходимо собрать срочное собрание взрослых с повесткой дня: «ЧП! Обсуждение недостойного поведения воспитателя такого-то…»

Увы. Пока таких собраний не было. А жаль…

Эту историю я рассказал в сентябре 1973 года на страницах газеты «За учительские кадры», в которой тогда работал редактором, и подписал материал своим официальным псевдонимом – С. Захаров.

Через день после публикации в редакцию пришла очень ученая дама с кафедры педагогики (газета издавалась в пединституте). И посоветовала мне, как редактору, впредь Захарова не печатать, поскольку он дискредитирует звание учителя, и всё выдумал.

Говорю ей: «Захаров – это я. — Показываю членский билет Союза журналистов, в котором и псевдоним зафиксирован. — История подлинная, ничего не выдумано, лагерь такой-то, педагог такая-то, — называю дату, когда все случилось.- А девочка — моя родная сестра…»

— Тогда все понятно! — Делает вывод ученая дама.- Счеты сводите, пользуясь служебным положением! Рано вам редакторскую должность занимать. Не доросли вы еще до неё. Я доложу, куда следует… — И гордо удаляется…

Почему я вспомнил ту далекую историю? Да, на днях услышал по радио дискуссию о роли педагога в воспитании детей. Спорили ведущие и слушатели о том, должен ли педагог заниматься воспитанием или только учить…

— Господи! — подумалось мне, — ну неужели взрослые люди не понимают, что на детей оказывают влияние не столько слова и «воспитательные мероприятия», сколько наши повседневные поступки, они же видят, как мы себя ведем. И смотря на нас, судят о мире. И строят свой соответственно…

А та девочка, к слову, дружила с курсантом из военного училища. Закончив его, он получил направление на Дальний Восток. И она, никуда кроме Москвы не выезжавшая, не раздумывая, уехала вместе с ним. Не год и не два, отнюдь не в лучших бытовых условиях, прожили они вместе с маленьким ребенком на «Точке», затерявшейся среди тайги и сопок. Они и сейчас живут вместе, правда, уже под Москвой, в военном городке. И ее любимые «мальчики» — это муж и сын.

Воспитательница спокойно доработала положенный срок в школе и ушла с почетом на заслуженный отдых. Возможно, она в свое время училась у той самой дамы, что выговаривала мне в редакции за маленькую заметочку в многотиражке. Впрочем, это я уже фантазирую, действительно, злоупотребляя «служебным» положением.

Владимир Лапырин (Из серии «Рассказики. Детство»).

 

ДРУГИЕ РАССКАЗИКИ:

Я рядом живу. У той горы

Ты целоваться умеешь, Вов?

Почему у китайцев глаза узкие

Ах, как я люблю природу!

Кот диван порвал

Ой, какие котики!

Любопытство привело нас за колючую проволоку

Палата тряслась от хохота

Что такое ток?

Омонимы

Это был не мой чемоданчик…

Я вас узнала, только не помню, как зовут…

Спросил врача о перспективах

Блатные номера

Муха села на варенье

Моя жена очень сердится

Ловить рыбу скучно

Эта девочка в белой кофточке…

Дневник отличницы

Убью-ю! – кричал я

Олигарх не олигарх?

Мне кричали: «Браво!»

На «горбатом» я никуда не поеду

Вы верите в любовь с детского сада? А я знаю, что она есть!

 


Просмотров - 146


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *