«Собака Баскервилей» — читайте классику!

Наступил октябрь, а с ним затяжные дожди, ветра, и, как следствие — инфлюэнца. Когда температура снизилась до 37, и болезнь, очевидно, пошла на убыль, — что бы такого почитать? В самый раз будет история про свирепую Баскервильскую собаку. Там, кстати, дело тоже происходит в октябре, в Лондоне и туманно-дождливом Девоншире.

Книга "Собака Баскервилей", Артур Конан Дойл

Мы, поколение, сформировавшееся на гениальном фильме недавно ушедшего от нас Игоря Масленникова, конечно, навсегда «ушиблены» этом фильмом. Поэтому, пожалуй, самое сложное для нас при чтении этой повести — избавиться от киношных стереотипов. Так, например, Бэрримор — это высокий, крепко сложенный мужчина, а не маленький Адабашьян. Многие слова жены Бэрримора на самом деле (в книге) говорит сам Бэрримор, просто по сценарию их отдали жене, чтобы выписать побольше роль для Крючковой. То же, кстати, относится и к миссис Хадсон — ее роль в этом сериале вообще создана на пустом месте, во всех произведениях она в лучшем случае приносит кофе и говорит 1-2 фразы. А для Рины Зелёной она стала последним в жизни триумфом.

Конечно, в книге, на 160 страницах, сказано намного больше, чем в кино. Этим и отличается чтение, особенно вдумчивое: ты получаешь гораздо больше впечатлений. Скажем, очень талантливо описана картина когда сэр Генри и доктор Ватсон едут поездом из Лондона в Девоншир, как по ходу их движения меняется пейзаж за окном, переходя постепенно в знаменитые торфяные болота. Момент смерти Степлтона, кстати, в книге не показан (тем более он не стрелял в Холмса, держащего в руках коробочку с фосфором). Когда они шли по его следам в Гримпенскую трясину, то только увидели то место, где он утонул. Кстати, и любимого афоризма нашего детства «Вот всё, что осталось от Снуппи» в книге тоже нет, как нет и самого Снуппи, а есть лишь обезличенный «Спаниель доктора Мортимера». Вот ради таких деталей и стоит читать и периодически перечитывать любимые произведения.

Кстати, читая, я периодически сравнивал с языком оригинала (у меня есть все произведения о Холмсе в одном толстом томе на тонкой бумаге с иллюстрациями из первых изданий на английском). Это тоже очень-очень полезно! Ну, например, наши переводчики 1960-х гг. были, очевидно, высочайшими профессионалами. Скажем, английский термин для обозначения небольшого не заросшего участка посреди трясины, очень опасного, в котором можно утонуть, — pit, то есть «яма». Современные малообразованные переводчики так бы и написали ничтоже сумняшеся: «Мы медленно двигались по тропинке, осторожно обходя попадавшиеся на пути ямы». Однако те, советские переводчики писали так: «Мы медленно двигались по тропинке, осторожно обходя попадавшиеся на пути окна». И это очень правильно, ведь во многих русских диалектах такие участки болота и называются «окна». Пожалуй, современный неподготовленный читатель даже и не понял бы, о чем тут идёт речь. Такое многоплановое, вдумчивое, неторопливое чтение с размышлениями, конечно приносит нам огромную пользу. Поэтому, «читайте и перечитывайте классику!»

Вадим Грачев

До свидания, Шерлок Холмс! До новых встреч!




Просмотров - 360 Поддержать проект

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *