Первый раз на Украине. Начало 2002 года

Так прошло лето 2001 года, наступила и прошла осень. Началась зима, приближался Новый год. После встречи с нашими друзьями в Санкт-Петербурге мы стали подумывать, где бы продолжить встречи. И на сей раз мы с Витей поехали на Украину к Ане. Аня, а также ещё несколько человек, работавших на нашей английской ферме, были из Житомира. Я, родившийся и выросший в Советском Союзе, пока Союз был жив, не бывал ни в одной союзной республике, кроме России. Так что эта поездка через Белоруссию на Украину поездом была для меня, что называется, по следам СССР. В последующие годы мне также удастся посетить бывшую советскую Грузию (Абхазия), Армению, Казахстан, Эстонию, Белоруссию. Надеюсь, это еще не предел, но та поездка была первой.

Украина, Киев

Новый 2002 год мы встретили дома, в Питере, и в первые дни тронулись в путь. Ехать из Питера до Житомира, что-то примерно сутки. Если ты выезжаешь днём с Витебского вокзала, то днём, или вечером следующего дня ты уже в Житомире. Поезд у нас был Кишеневский. Первая «заграница» — Белоруссия. Это мы узнали, когда увидели смешные названия за окнами – «чугунка» (железная дорога), «пуць» (путь), «выхад у горад», Вицебск, Магилёу. Проезжая Витебск, я вспоминал фестиваль «Славянский базар», и то, что Витебская область несколько раз меняла свою административную принадлежность – то к России, то к Белоруссии. В рамках союза это было не столь важно. Проезжая Могилёв, вспоминал о том, что здесь была ставка Главнокомандующего во время Первой Мировой. В Жлобине, по-моему, на станции активно продавались детские игрушки, поскольку там была фабрика по их производству. Но, в общем, на территории Белоруссии мы чувствовали себя так же, как и в России.

Когда проехали Мозырь, то вскоре была белорусско-украинская граница. С момента развала СССР прошло уже 10 лет, поэтому, конечно, это уже была граница с таможенниками и пограничниками. Поезд сначала стоял на белорусской территории, нас досматривали и пропускали через границу белорусы. Потом мы переезжали границу и останавливались уже на украинской территории. Тоже шли таможенники, за ними пограничники. Спрашивали, что везем, иногда выборочно проверяли вещи. Стоянка была примерно час, в районе Овруча. Спрашивали, кстати, по-украински, но когда видели, что мы не очень понимаем, повторяли и на чистом русском. Мы заполняли специальные иммиграционные карточки, которые нельзя было потерять, т.к. на них ставился штампик о въезде, а на обратном пути их снова проштампуют и заберут назад. Потом я еще бывал на Украине, и проходил эту процедуру неоднократно, не только на поезде, но и на самолете. Кто-то рассказывал нам в поезде, что совсем рядом, в 100 км. восточнее Овруча находится Чернобыль – всемирно и печально известное место страшной атомной аварии, поэтому очень много людей отсюда уехало, и территория эта заметно опустела.

Мы благополучно миновали границу, и через небольшое время были уже в Житомире, а поезд наш помчался дальше – на юг и запад – в Кишенев. Встретила нас Аня. Радости не было предела! Вновь нахлынули английские, и уже питерские воспоминания. Также началось и познание Украины. Аня – очень образованная и увлеченная, постаралась от души представить для нас Украину во всей ее красоте и во всем разнообразии. Остановились мы у них на квартире, где кроме Ани живут ее родители, бабушка и сестра, а также собака, которую, насколько я помню, звали Аманда, и похожа она была вроде на добермана. Первое, что мы услышали, это украинский язык бабушки: «Вот, Аманда, гости приихалы до тэбэ». Если в Белоруссии услыхать белорусский язык – это редкость, то на Украине ты везде слышишь и видишь украинский язык. Тогда по ощущениям он был примерно представлен поровну с русским, по крайней мере в Житомире, который находится в 140 км. западнее Киева. Это видно было даже у Ани дома: мама говорила по-русски, а папа – исключительно по-украински. Сама же Аня, как рыба в воде, купалась свободно в обоих языках, и нас это умиляло. Не удивительно, что практически также свободно она знала и английский.

Нам с Витей, как людям любознательным и наблюдательным, было все очень интересно. Помимо украинского языка, который мы ловили на каждом шагу – слушали в транспорте, от людей, читали на разных плакатах, вывесках, мы узнали, что на Украине распространены домашние имена, в отличие от официальных, которые могут сильно различаться. Скажем, если человека зовут по паспорту Вячеслав, то дома его могут звать Витя, а женщину по имени Лариса – Лэся. Также мы обратили внимание, что народ, даже в городах, чтит культурные традиции. Мы приехали незадолго до Рождества, и застали подготовку к нему, которая сильно влияла, скажем, на трапезу. До Рождества – постные блюда, причем во всем их разнообразии и богатстве, а после – скоромные, еще разнообразнее и богаче. Здесь также я, кстати, впервые увидел кутью из пшеницы, то есть, какой она и должна быть. У нас ее варят из риса. На святках ходят ряженые, колядовальщики, звонят в городские квартиры, поют колядки, а хозяева их за это одаряют.

Много мы гуляли по Житомиру. Город большой, население более 260 тысяч, областной центр. Помню различные музеи, храмы, красивые здания, небольшую речку Тетерев с крутыми берегами и узким пешеходным мостиком. С Житомиром связаны имена В.Г. Короленко, С.П. Королева, И.Р. Шафаревича, и других знаменитых людей. По-моему, по музеям мы особенно не ходили, все больше гуляли по городу, сидели дома и много общались.

Большим событием была поездка в Киев, и не одна. Помню, что ездили мы туда не то 2, не то 3 раза. В Киеве жила Наташа Балицкая, тоже представительница нашей английской команды работников, и помню, что один раз мы даже ночевали у нее в киевской квартире. Помню даже такой эпизод: выходим мы из дома: Витя, Аня, я, Наташа, брат Наташи, а тут мимо идёт наряд милиции, и давай нас обыскивать и допрашивать – не бандиты ли мы, или не наркоманы ли. На улице порядочный морозец, а они давай наши куртки расстёгивать, а потом спрашивают, почему мы дрожим – видимо хотели в нас увидеть наркоманов, или алкоголиков, но им не повезло, и после 10-минутной проверки нас отпустили восвояси.

Так я впервые побывал в древней столице – Киеве. Потом приходилось еще бывать в нем раза два, и каждый раз с огромным интересом, удовольствием, и даже внутренним трепетом. Побывали мы во всех основных местах: в Киево-Печерской лавре, у мощей святых в знаменитых пещерах, увидели древнейшую успенскую церковь, уничтоженную фашистами и заново восстановленную. Побывали на могиле П.А. Столыпина; осмотрели всемирно известный Владимирский собор, который расписывали великие русские художники Нестеров, Васнецов и, кажется, Врубель. Были у фундамента самого первого киевского храма – десятинной церкви, заложенной еще князем Владимиром. Наведались и в Софию Киевскую, видели саркофаг Ярослава Мудрого. Посетили Андреевский собор и осмотрели Андреевский спуск. Очень нас впечатлил музей Булгакова – ведь именно в этом доме происходит действие «Дней Турбиных», и это просто чудо, что за музей! Гуляли по берегу Днепра и долго искали Аскольдову могилу, и наконец нашли – на ней построена Никольская церковь, по-моему, сейчас принадлежащая униатам. Были, конечно, и на майдане, видели все правительственные здания, очень много красивых домов, один из которых запомнился особо – дом с химерами. Были даже в Киевском зоопарке. Гуляли по Крещатику, заходили в книжные магазины и в музыкальные. Помню, что накупил кучу кассет (тогда ещё они были в широком ходу, компакт-диски были редкостью, а сейчас и то и другое ушло в прошлое – вот как быстро меняется техника) с украинскими народными песнями в исполнении Нины Матвиенко, чарующий голос которой я тогда услышал впервые, и слушаю его и по сей день, хора Григория Веревки, и разных народных коллективов. Особенно мы смеялись, когда звукозаписывающая фирма сделала дословный перевод названий украинских песен на английский язык, типа «Напывся, напывся, с дороги сбывся» — «Got drank, got drank, lost his way», и все в таком же духе – мы долго смеялись. Много гуляли мы и просто по старому городу, по знаменитым холмам. Больше всего в Киеве я люблю старые небольшие улочки, с двухэтажными домиками, в которых, кажется, и сейчас живут Булгаков, Паустовский, Тимофеев-Ресовский, и все те, кто имел счастье прикоснуться к этому древнему и прекрасному городу. Гуляешь по ним заснеженным зимним днем, заходишь в кафе, пьешь ароматный кофе – это непередаваемая атмосфера! В общем, о Киеве можно писать долго и много, прежде мне уже приходилось это делать хотя бы отчасти. Эта первая поездка поселила в душе глубочайшую любовь к Киеву, которая с каждым приездом туда только усиливалась.

Киев

В конце концов, мы вернулись в Житомир, и уже приблизилось время нашего возвращения домой. Точно сейчас уже не помню, но думаю, что были мы тогда на Украине дней 8-10. С сожалением расстались с гостеприимными хозяевами в Житомире, но надо было ехать домой. Жизнь продолжалась. Впечатлений мы получили море. Возвращались домой тем же Кишеневским поездом. В купе с нами ехали двое ребят из Приднестровья. Как я писал в заметках об Англии, мы тогда были молоды, наивны, и чего греха таить, мало образованы. Так вот порой образование приходится получать не из учебников, а прямо из живой жизни. Тогда я, наверное, впервые осознанно узнал об этой непризнанной республике, об ее истории, да еще и встретился с живыми ее гражданами. Эти граждане нас угощали молодым домашним молдавским вином, поэтому дорога была быстрой и легкой. Кстати говоря, в этом поезде я впервые увидел контрабанду. Как только мы проехали украинско-белорусскую границу (ехали мы в купейном вагоне), я, выйдя из купе в коридор, увидел, как вдоль всего вагона в верхней его части какие-то ребятки отдирают обшивку и вытаскивают оттуда сотни бутылок молдавского вина. Как только были пройдены все кордоны, и препятствий на пути не ожидалось, они и начали доставать свою контрабанду, чтоб потом легче было разгружать на витебском вокзале. Зрелище было любопытное. А ребята из Приднестровья много рассказывали о себе, о политической жизни в Молдавии, у них, и на память даже подарили нам несколько приднестровских монет – деньги непризнанной республики, это был раритет. Вспоминаю их с теплотой и сегодня, хотя никогда больше не видел. Вино было ароматным и сильным!

Вадим Грачев

 ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ        ГРУППА ВК        ДЛЯ ДУШИ        ВЕРНУТЬСЯ


Просмотров - 310

4 комментария для “Первый раз на Украине. Начало 2002 года”

  1. Зинаида

    Как вспомню, что такую часть братского народа потеряли, так слеза наворачиавется. Неужели Украина так и не будет нашим добрым соседом?

  2. Слава России! Не считаю Украину отдельным государством — это Киевская Русь! Такой она была и опять будет!

  3. Патриот

    Хорошо, что с Белоруссией такой номер не прошёл. Батька опомнился вовремя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *