Встреча друзей в России. Май 2001

Наступил 2001 год, а с ним и новое столетие и даже новое тысячелетие. Как я писал в прошлой заметке, всё ещё у нас дышало воспоминаниями о времени, проведённом в Англии. Если даже сейчас, спустя 20 лет, так всё помнится, то что уж говорить про то время.

В Англии

Многие из нас поддерживали связь друг с другом, в основном благодаря письмам, а также изредка – через телефонные звонки. В этот круг общения, так или иначе, входили я, Витя, Марьян, Аня из Украины, Наташа из Белоруссии, Диана и Георгана из Болгарии, Жан-Батист из Франции, и даже наш менеджер Джон из Англии (мы с ним обменивались поздравительными письмами к Новому году. Я отправил обычное письмецо, кажется с открыткой, а он мне прислал шикарное письмо, на гербовом бланке с логотипом нашей фермы, напечатанное на принтере и с его размашистой подписью внизу. Хранится у меня в архиве вот уже почти 20 лет).

С самого начала у костяка нашей компании, куда входили Витя, я, Марьян, Аня, Наташа, зрели планы – как бы нам всем в ближайшее время встретиться. Решено было так: поскольку мы с Витей в Питере двое, а остальные трое – по одному в разных странах мира, то проще будет им всем приехать к нам. Встречу запланировали на май месяц 2001 года, то есть через 7 месяцев после нашего отъезда из Англии. В это время у нас как раз обычно наступают большие майские каникулы, и оно удобно для дружеской встречи.

Первыми прилетели на самолёте Словаки. Наш Марьян взял с собой в поездку товарища, тоже Марьяна, любящего Россию, никогда в ней не бывавшего, и очень хотевшего побывать. Нашему фамилия Штефанидес, а тому, второму – Браницкий. Чтобы не путать в разговоре мы их называли «Марьян Первый» и «Марьян Второй». У словаков не принято обращение по отчеству, но мы их также «окрестили». Поскольку у нашего Марьяна отец Ян, а у второго – Виктор, то они также стали «Марьян Янович» и «Марьян Викторович». Некоторые их просто называли «тёмненький» (первый) и «светленький» (второй). Так что в двух Марьянах никто не путался. Помню эту радостную встречу в аэропорту. Летели они с пересадкой через Прагу. Мы с Витей, конечно, были страшно обрадованы, а первые наши разговоры и эмоции даже записывали на диктофон. Помню, как ехали в электричке, дурачились. Я, уже вооружённый познаниями в словацком языке, разыгрывал из себя словака перед торговцами в вагоне, пытался у них покупать какие-то вещи, спрашивая, нет ли скидок для иностранцев-славян, не употребляя при этом ни единого русского слова. Торговцы приходили в замешательство, пытаясь на простом русском языке что-то объяснять и вызывая хохот всей нашей компании!

Сейчас уже не помню последовательность всех приездов, но что-то спустя, буквально день-два приехали на Витебский вокзал и Аня с Наташей (на разных поездах и немного в разное время). Сохранилась чудесная фотография, где мы, встретившие всех гостей, стоим довольные и счастливые на перроне Витебского вокзала. Висит у меня в рамочке на стене. Взираю на неё вот уже почти 20 лет, а кажется, что это было вчера!

Встреча друзей

Встреча друзей: Марьян Штефанидес, Вадим Грачёв, Анна Волкова (Заичко), Наталья Шилкина (Семёнова) — спереди, Виктор Волков, Марьян Браницкий. Таким образом, мы обрамлены двумя Марьянами — словаками:)

Было приятно обмениваться подарками с друзьями. Помню, словаки привезли словацкий ликёр, настоянный на травах – Demanovka, а также традиционную чешскую Бехеровку, сувениры из Словакии, и даже с малой родины обоих Марьянов – исторической области на севере Словакии, Оравы – глиняный медальон с изображением медведей – одного из символов Оравы (любопытно, что на гербе моего Бокситогорского района тоже изображён медведь). Также большой барельеф с изображением Оравского Замка – тогда я услышал о нём впервые, а в последствии приходилось даже несколько раз его посещать, но это уже много позже. Были нам подарены и словацкие книги. Запомнился также один из Аниных подарков – горилка в бутылке, сделанной в форме хохла в традиционном костюме, очень красиво. До сих пор храню этот сувенир. Словаки привезли даже свои местные оравские чипсы, которые на их языке называются Oravské zemiakové lupienký. Картошка по-словацки «земиаки» — то есть, то, что растёт в земле, а тонко порезанные кусочки – «лупенки». Так нас это позабавило, что и теперь все мои друзья знают, что «земиакове лупенки» — это чипсы. Как здорово, когда берут не просто иностранный термин, а применяют местную альтернативу ему. У словаков даже музыка (греческое слово) называется hud́ba (славянское слово — гудьба). И особенно интересно было мне то, что привезли аудиокассету с записями словацкого юмориста Андера из Кошиц. Город Кошице находится на востоке Словакии, там у них свой, особый диалект, во многом похожий на украинский язык. Словацкий и вообще во многом схож с украинским. Помню, Аня говорила мне, что когда говорят словаки, то такое ощущение, что они говорят по-украински, только «кривляются». Восток по-словацки называется vychod (выход), а жители востока Словакии и носители местного диалекта – vychodniare, сам диалект — vychodniarsky. Тогда я всё это узнавал впервые, но со временем научился даже понимать отличия между литературным словацким и восточным диалектом. Когда бываю в Словакии, то часто цитирую монологи Андера, заученные наизусть, чем привожу в восторг Марьяна и его жену Данку!

Останавливались мы все на большой квартире у наших друзей в центре города. Наташа, по-моему, останавливалась не то в гостинице, не то у кого-то из своих друзей. Но целыми днями проводили время все вместе. Мы очень много ходили по музеям, дворцам, паркам, картинным галереям. Описывать это всё, в общем-то смысла не имеет. Было очень радостно показывать нашим друзьям русскую живопись, архитектуру, рассказывать об истории – в общем, продолжалось всё то же, что было и год назад в Англии, но примеры мы извлекали не только из своей памяти, но и из окружающей обстановки. Помню, был у нас общий поход в глухомань Баболовского парка в Пушкине, где мы долго сидели у костра, вспоминали английскую нашу жизнь. И мне вспоминалось: «Бойцы вспоминают минувшие дни, и битвы, где вместе рубились они». Чай, кофе (этот напиток я тогда ещё особо не любил, а «заразился» им чуть позже, уже в Финляндии) по утрам на нашей большой кухне, встречи с друзьями, знакомство всех местных друзей с этими, приезжими – это всё была огромная сплошная радость!

Запомнился радостный и восторженный день – 9 мая. Наши гости, особенно словаки, были сильно впечатлены масштабом празднования Дня Победы (это при том, что тогда ещё не было и в помине Бессмертного полка), парадом, стечением народа. Впечатлил также салют в 10 ч. вечера, массовые гуляния, особенно когда на Стрелке Васильевского острова, на ступеньках Биржи стоят сотни людей, не знакомых друг другу, и все в едином порыве хором поют песни Великой Отечественной войны. Такое, конечно, не забывается.

Так продолжалась наша эйфория примерно с неделю. Пролетело всё как на одном дыхании. И вот настало время провожать Наташу и Аню (два Марьяна оставались подольше). И вот опять Витебский вокзал – место встреч и расставаний, слёз радости и разлуки. Конечно, за эту неделю столько было пережито, и так мы все были полны этими эмоциями, что расставание было печальным, Аня так вообще едва не плакала. Но что делать, всему своё время, и встречи и разлуки приходят друг за другом.

Проводили мы женскую часть компании, Витя остался в Питере, а словаки поехали ещё на несколько дней ко мне в деревню, в русскую глубинку. Они впервые были в России, всё им было внове – и большой город и маленькая деревня, всё впечатляло. Тогда у нас была ещё старинная, почти столетняя баня по-чёрному. Я думаю, что, наверное, ни один из словаков, кроме моих гостей, не парился в аутентичной столетней русской бане по-чёрному. А потом пили чай из самовара, ходили за водой на колодец с журавлём, топили печку, копали огород, и всё в том же духе. В общем, вкусили они русской жизни во всех аспектах. Хотя больше мы никуда не ездили в тот их приезд. Поездки по России, по разным городам начались для них позже, в следующий раз, спустя 4 года.

И вот опять Пулково, опять расставание, проводы обоих Марьянов в Словакию. Тоже всё это было печально, но никуда не денешься. Тем более что мы уже строили планы на будущее. Я собирался через месяц ехать в Финляндию, Марьян – в Шотландию, а там, глядишь, и я поеду в Словакию, что потом многократно и исполнялось. Встреч и расставаний у нас было ещё много, и всё это я постараюсь описать. А сейчас надо отвлечься, позвонить Марьяну по ватс-аппу, договаривались с ним поболтать вечерком. Тогда, два десятилетия назад, мы и предположить не могли, до чего дойдёт техника, и что можно будет разговаривать бесплатно часами с любой точкой планеты. Так что наша дружба длится и длится, уже в новых технических условиях.

Вадим Грачев


ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

После Англии. 2000/2001 годы





Просмотров - 366

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *