Моя любовь к Киеву

Сегодня утром стоял на платформе «Проспект славы», ждал электричку. Время 10 часов, а на улице было почти темно, сыро, накрапывал дождь. Снега у природы не было даже и в планах. Я стоял и читал книгу Вадима Кожинова о Тютчеве. А в голове крутилась украинская песня «Солнце низеннько», которую накануне я слушал в исполнении Ивана Семёновича Козловского. Посмотрел вдаль по железной дороге в сторону юга и увидел далёкий прожектор паровоза. Через несколько минут мимо меня промчался красивый красный паровоз, тянувший за собой ярко-синие вагоны фирменного поезда с надписью «Киев-Санкт-Петербург». И от этого стало как-то даже тепло на душе. Казалось словно я получил письмо от старого доброго друга.

Киев

Киев

Киев — это для меня далеко не пустое слово. Несколько раз мне посчастливилось побывать в этом древнейшем городе. Видел я его и студёной зимой и знойным летом и весной, когда зацветают знаменитые каштаны. С самого первого раза глубоко его полюбил. Самое первое ощущение от Киева было — это словно встреча с чем-то родным, очень дорогим, но словно подзабытым. Было ощущение, что это и есть наша славянская прародина, колыбель русского народа. Так бывает радует встреча с каким-нибудь очень старым и дорогим родственником, которого ты не знал лично, но знал о его существовании.

Киев производит какое-то родное и доброе впечатление, словно тебя погладила по голове старая добрая бабушка. Именно это ощущение у меня всегда доминировало — что-то старое, родное, что как бы заново для себя открываешь.

Необычными для нашего северного глаза являются холмы, а согревает сердце какая-то его светлость и белокаменность. Это передаёт ощущение Древней Руси. Постепенно открывал я для себя Киев. Начинал с самого главного. Киево-Печерская лавра — сердце Киева. После её посещения хочется перечитать неоднократно весь Киево-Печерский патерик, все его герои становятся родными и близкими. Перечитывая их жития, скорбишь и радуешься вместе с ними. Вот преподобный Антоний искапывает пещерку. Вот преподобный Феодосий пытается уйти к Антонию, а мать его не пускает. Вот Никола Святоша — самый смиренный человек. Пимен многоболезный, которого постригают ангелы, Исаакий, впавший в страшное искушение, Евстратий постник, которого жиды на Пасху распяли и он стал мучеником, просфорники Никодим и Спиридон. Вспоминается Чудо на Пасху, видишь Илью Муромца — да разве всё перечислишь! Очень рекомендовал бы всем, кто ещё не читал патерик, сделать это непременно! Помимо всего прочего, это ещё и очень увлекательное чтение.

Кроме лавры производят впечатление Крещатик, Андреевский спуск, музей Булгакова, памятник Родина-Мать. Особого внимания заслуживают киевские храмы. Десятинная церковь, которая сейчас восстанавливается, святая София с её знаменитой мозаичной Орантой, Михайловский Златоверхий собор. Древние киевские мозаики, которые создавались Византийскими мастерами. Саркофаг Ярослава Мудрого в Софии. Вспоминаю, как долго мы искали Аскольдову могилу на берегу Днепра.

Очень нравятся старинные здания, несущие особое киевское обаяние. Нравится кататься по Днепру на теплоходе и опускаться на фуникулёре от Андреевского собора на станцию «Поштова площа». За эти годы, кажется, Киев уже исползан вдоль и поперёк. Так и вижу его основные места, дороги, улицы, переулки, закоулки, извилистые спуски и подъёмы, смотровые площадки. Всё это стало родным и близким, усиливая первое впечатление.

В один из приездов посчастливилось побывать в Пирогово — музее народного зодчества. Там вообще окунаешься в гоголевский мир с его хатами, деревянными храмами, мельницами, шинками и так далее.

Сколько имён связано с Киевом помимо великих святых — Ольги, Владимира и других исторических деятелей: Паустовский, Булгаков, Императрица Мария Фёдоровна, Олег Борисов, Ада Роговцева и масса других.

Короче говоря, русский человек, даже если он не бывал в Киеве ни разу, связан с ним тысячами невидимых связей. А уж если побываешь в Киеве — полюбишь его на всю жизнь!

Поезд с красивыми синими вагонами давно пронёсся мимо меня, пришла моя электричка. Я сел в неё и помчался по самой первой в России железной дороге, соединяющей Петербург с Царским Селом. За окном капал, а потом лил поздний осенний дождь, а я в своих мыслях пребывал в далёком, тёплом, солнечном и бесконечно родном Киеве.

Вадим Грачев

 




Просмотров - 815

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *