Лето 2003. Вновь Финляндия. Новая ферма и новые люди. Часть 5

Продолжаю дело, подзаброшенное мною более чем полгода назад: рассказы о зарубежных поездках. Уже многое описано мною в предыдущих заметках о знаменательном периоде лета 2003 года. Расскажу ещё немного о работе на ферме у Вейкко. Как я уже отмечал, это одна из крупнейших клубничных ферм Финляндии, и на ней работало человек 80. Это была разношёрстная публика, в основном студенты из близлежащих регионов – Ленинградская область, Карелия, Эстония. Процентов 10-15 было и взрослых работников, наподобие нашей компании. В основном это были русские и русскоговорящие люди, была также небольшая группа эстонцев.

Сбор клубники

Помнится, что перед началом массового сбора клубники Вейкко и Рут собрали нас на лужайке перед домом, чтобы прочитать «инструкцию» о правильном сборе ягод. Вейкко говорил на финском, а Рут переводила на русский и эстонский поочерёдно. Английского варианта, кажется, и не потребовалось. Была довольно любопытная и многочисленная группа (человек 15) этнических болгар из Одесской области. Это было так интересно, что поначалу мы со многими из них общались, а с некоторыми даже работали вместе и в один из последующих сезонов. Самый предприимчивый из них, Саша, потом развернул энергичную деятельность в этом направлении, и, кажется, открыл на Украине своё агентство по набору работников для финских фермеров. А мне ещё были очень интересны два человека, примерно года на 3-5 младше меня: Игорь из Одессы и Руслан из Киева. Они примыкали к болгарской компании, но только номинально, поскольку вместе с ними приехали. Уровень этих ребят был очень высок, особенно у Игоря, и я очень много с ними общался.

Мы очень ценили интеллект и юмор друг друга. Так, помню, как мы все хохотали от одной моей фразы, когда мы собрались уходить с поля, но вроде как можно было ещё собирать оставшиеся ягоды. Это могло принести какой-то доход, но очень небольшой. Мне не хотелось тратить драгоценное время на эту мелочовку, и я сказал, что я уже собрал свой кандидатский минимум (к тому времени я уже был кандидатом наук). Сейчас уже не помню всех тонкостей и контекстов, которые включались мною тогда в эту фразу, но товарищи долго смеялись. Игорь и Руслан, явно, приехали сюда не зарабатывать деньги, а посмотреть на страну, столь экзотическую для них, изучить культуру, узнать особенности и менталитет финнов. Поэтому чаще их можно было видеть не на клубничных грядках, а путешествующими по Финляндии в любое свободное, а иногда и несвободное время. Общение с ними было настолько интересным, что продолжилось и в последующие годы: они приезжали к нам в Питер, а я позже гостил у них в Киеве и Одессе. Надеюсь, и об этом ещё расскажу в будущем. В общем-то, и сегодня некоторое пассивное общение в соцсетях с ними продолжается. С Игорем мы в последний раз встречались опять же в Питере, когда он был здесь по делам, кажется, в 2014 году.

Были и ещё любопытные персонажи с финской стороны — наши, так сказать, «супервайзеры», которые на фоне английских крутых супервайзеров, с которыми мы работали за три года до этого, конечно, могут быть записаны только в кавычках. Это Калеви (примерно лет 50) и Юха (примерно лет 35). Но поскольку оба из них были людьми изрядно пьющими, то выглядели они лет на 10-15 старше своего возраста. Калеви был вообще какой-то декоративной фигурой: жил в каком-то лесном домике в глухомани, он умел ездить на машине, но у него не было водительских прав, поэтому ездить он мог максимум по лесной дороге внутри Вейккиной фермы. Напоминал какого-то полудикого снежного человека из леса. Калеви был финн, а Юха – карел. Работал ещё один забавный парень из Ленобласти, по-моему, его звали тоже Игорь. Он выучил три финских слова: mina (я) sina (ты) ortodox (православный). Поскольку Юха, как и все карелы, был формально православным (хотя, я думаю, это на него никак не влияло), то этот Игорь, зная три заветных слова, вступал с ним в разговор (односторонний), который напоминал чем-то разговор Робинзрна с Пятницей:

— Mina ortodox (бьёт себя кулаком в грудь), sina ortodox (тычет пальцем в грудь Юхе).

Таким образом, видимо, он хотел ему объяснить вселенское значение православного братства народов. Но, поскольку словарный запас его этим и ограничивался, а Юха не выказывал дальнейшего интереса к вопросам православного братства, то на этом их диалог и заканчивался, а далее шла непереводимая игра слов с использованием местных идиоматических выражений, приправленная изрядным градусом алкоголя.

Значительным событием на нашей ферме был приезд съёмочной группы финского телевидения. Поскольку ферма Вейкко, как я уже говорил, была одной из крупнейших в Финляндии, она в стране пользовалась известностью, поэтому и не удивительно, что ею заинтересовалась телекомпания. Называлась она, как мне помнится, Ajankohtajnen Kakkonen. Правда, я так и не понял, то ли это название телекомпании, то ли название цикла передач, которые она снимала. А почему мне так хорошо запомнилось это словосочетание – это потому, что они мне потом подарили кепку и футболку с этим названием, и я довольно долго их носил, пока они уже совсем не затаскались. Телекомпания выслала к нам съёмочную бригаду примерно из 3-4 человек, которые несколько дней (чуть ли не неделю) жили у нас на ферме, снимали всю нашу жизнь: как студенты умываются, чистят зубы, готовят еду, работают, отдыхают и т.д.

Телевидение

Надо было у кого-то брать интервью, и тут выяснилось, что из всего населения более-менее прилично на английском говорю только я. В силу этого обстоятельства я был привлечён к съёмкам, и стал там одним из «главных героев». Они даже отвозили меня в ближайший городок Рауталампи, чтобы записать на видео, как я звоню с телефона-автомата в Россию, как покупаю продукты и что-то ещё в этом духе. В конце концов, за активное участие в съёмках этой телепередачи мне была вручена премия, что-то вроде 20 евро, и подарены вышеназванные футболка и кепка. Я потом с удовольствием их носил дома в России.

Итогом нашей совместной работы стал телевизионный ролик минут на 15-20 о жизни фермы (так всегда бывает: снимают на рубль, а покажут на копейку). Этот ролик показывали на всю страну. Даже древняя 85-летняя бабуля Мумма подошла к нам, главным участникам съёмок, и на своём финнско-английском с улыбкой произнесла: «Ю ар телевижен старс!» И слова этой бабули, действительно, стали пророческими. Я тогда уже более двух лет преподавал в университете, а в те времена многие наши студенты летом ездили подрабатывать на фермы в Финляндию. И первое, что я услыхал от своих студентов, выйдя осенью на работу,: «А мы, Вадим Сергеевич, видели Вас по телевизору в Финляндии!» Позже представители компании передали Максиму с Юлей, как тоже активным участникам репортажа, видеокассету с этой записью (дисков, а тем более флешек, тогда ещё и в помине не было, 2003 год!). Она вроде и сейчас у них хранится, может уже и оцифрована. Так бы хотел сейчас посмотреть этот репортаж 18-летней давности!

Вот так мы работали и отдыхали в сельском хозяйстве Финляндии. Постепенно урожай клубники снижался, а пропорционально ему стало сокращаться и число работников фермы. Как правило, сперва отправляют домой ленивых и плохих работников, потом средних, кто-то уезжает сам, по своему желанию, а в конце, к августу, остаётся небольшая группа сильных, активных работников, как правило, более старшего возраста – чтобы пропалывать грядки, сажать молодые саженцы и усы на рассаду, собирать последние ягоды, выкашивать траву в клубничных междурядьях, ну и выполнять любую другую работу. Помню, что мы, наша компания, оставались в числе самых последних. Но и наше время постепенно подошло к концу. Все работы были сделаны, черника собрана, книга о Плучеке прочитана. Однажды ранним августовским утром, примерно числах в двадцатых, Вера отвезла меня на машине в Суоненъёки на железнодорожную станцию, это километров 30-40 от фермы. Я ехал к раннему поезду. Вера по природе своей жаворонок, всегда встаёт часов в 5 утра, и очень любит это время. «Дороги в этот час всегда и везде свободны, поэтому люблю рано ехать» — сказала она, и я каждый раз, если куда-то еду рано, вспоминаю эти её слова. Сел я на поезд, за пару часов добрался из центра Финляндии вдоль красивых мест (леса, луга, огромные озёра, реки, базальтовые скалы) до города Лахти, где у меня заранее была назначена встреча со Светой, той самой, с которой мы работали у Ханну в 2001 году. Теперь Света с Геной уже на протяжении двух лет жили постоянно в Финляндии, в Лахти. Последний раз я был у них, как я уже говорил, за год до этого, когда мы с Витей буквально бежали с чудовищной коровьей фермы, рассказ о которой у меня написан раньше.

Лахти, Финляндия

Лахти, Финляндия

Со Светой мы посидели часа два в уютном кафе в Лахти, пообщались, вспомнили нашу работу в 2001 году и то, как они с Геной нас буквально спасали, дав нам с Витей приют на несколько дней, и помогая другими способами в 2002 г. Потом подошло время моего отъезда, мы попрощались со Светой, и через несколько часов путешествия в уютном кресле полупустого автобуса, я, нагруженный рюкзаком с кофе, чаем, шоколадками и другими финскими деликатесами, благополучно прибыл на Родину.

Так закончилась для меня эта удивительная, полная всевозможных впечатлений, встреч с интересными людьми, и прекрасных, добрых воспоминаний, поездка в Финляндию летом 2003 года. Она была не менее яркой и запоминающейся, чем все предыдущие поездки за границу в 2000, 2001 и 2002 годах. Прошло уже более 18 лет, а я и сейчас помню многие детали, многих людей, а с некоторыми продолжаю общение и дружбу все эти 18 лет до сего дня.

Вадим Грачев


ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

Лето 2003. Вновь Финляндия. Новая ферма и новые люди. Часть 1

Лето 2003. Вновь Финляндия. Новая ферма и новые люди. Часть 2

Лето 2003. Вновь Финляндия. Новая ферма и новые люди. Часть 3

Лето 2003. Вновь Финляндия. Новая ферма и новые люди. Часть 4




  РЕКОМЕНДУЕМ:    ПРЕОБРАЖЕНИЕ    ДЛЯ ДУШИ    ИНТЕРВЬЮ    КУЛЬТУРА    КИНО


Просмотров - 163Поддержать "Эксклюзив"

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *