Перейти к содержимому


Филин колодец

История Отечества, государства складывается из историй отдельных городов, деревень, людей. История населенного пункта имеет свои знаковые места, а если этот пункт небольшой, скажем, деревня, то даже небольшие объекты — микротопонимы, отдельные дома, строения образуют ее историю. Одно из знаковых мест в деревне — колодец. Казалось бы: ну и что тут особенного — это просто место, где набирают питьевую воду. Однако для деревни это не так. Колодец — это не только место водосбора, но и место встреч людей, культурное, а со временем и историческое место. Иногда колодцы бывают даже «именные».

Вадим Грачев у колодца в Косых Харчевнях.

Такой колодец есть и у нас, в Косых Харчевнях. Сегодня не все и знают, что в старину именовали его Филин колодец. Около 200 лет назад родились в деревне три брата Костровы — Григорий, Петр и Филипп. Они стали родоначальниками доброй четверти, а то и трети населения Косых Харчевней, которых раньше называли косовняне. Общее число их потомков, зафиксированное мною в генеалогической схеме на сегодня составляет около 600 человек.

В свое время мне посчастливилось вырасти среди стариков, родившихся еще до революции, в том числе и в 19-м веке. Они много рассказывали об истории Косых Харчевней — того, что сегодня уже никому неизвестно, в том числе — и о деревенской микротопонимике. Григорий и Петр проживали в той части деревни, которая так и называлась «деревня», она граничила с Заручьем. А Филипп (Филя) жил в центре Косых Харчевней, который в те поры назывался «край». У Петра (Пеши) была жена Александра, которую по имени мужа называли «Пешшиха», а всех их потомков называли Пешшихины. У Филиппа жену звали Елизавета, и всех их потомков называли Филины. Эти родовые прозвания можно время от времени услышать в деревне и сегодня, хотя со времени рождения родоначальников династии минуло почти 200 лет. Было ли родовое прозвание у потомков Григория — не знаю, эти сведения до меня не дошли. Еще недавно, пару лет назад была жива одна из последних правнучек Филиппа и Елизаветы — Анна Владимировна Лазарева (Сеничева). Её мать, Мария Александровна Сеничева (Кострова, по имени мужа — Володиха), родившаяся в 1905 году, была уже внучкой Филиппа. Анна Владимировна рассказывала мне про Филиппа и Елизавету, которую она даже помнила в детстве — в 1930-х гг.

Филин колодец назван так, видимо, потому, что он его выкопал, или, по крайней мере, был главным «пользователем». Колодец глубокий, метра 4-5. Местная жительница, Анна Петровна Калиничева, рассказывала мне, что на дне колодца лежит большой камень (она даже называла, в какой стороне, но я позабыл, кажется, справа, то есть на южной стороне). Когда его чистили, то камень отворотили и под ним оказалась очень сильная жила, которая затопила весь колодец, вода стала быстро прибывать. Потому и была она придавлена камнем, а рядом была жилка поменьше, не такая бурная, которая как раз и давала достаточно воды.

Вода в колодце была такой чистой и вкусной, что я, побывавший в разных местах нашей страны, а также и во многих странах мира, могу заявить, что нигде не пробовал воды чище и вкуснее, чем в Филином колодце в Косых Харчевнях.

К колодцу относились бережно, регулярно чистили. Бабушка мне говорила, что если увидят, что в колодец попала лягуха, то надо было вычерпать и вылить 40 ведер воды — было в старину такое правило. В прежние времена, когда в деревне жило много народу, особенно летом, когда вода немного убывала, помню, как рано утром бабушка будила меня со словами:

— Сынушко, сбегай на колодчик, принеси ведерка водички, а то сейчас все начнут носить, до дна дочерпают.

Я с радостью бежал на колодец либо с коромыслом, либо так, с ведрами в руках.

Весной, когда таял снег, на короткое время (недели 2-3) вода в колодце поднималась почти до уровня земли и тогда она становилась хуже по качеству. Но это быстро проходило и все возвращалось в обычное русло. Кстати, вода была очень жесткой, в чайниках и самоварах быстро нарастала «накипь», но местным жителям это не вредило и качество воды было отменным.

Примерно один раз в 25 лет в колодце нужно было менять сруб. На моей памяти это делалось в 1986 году. За сто лет необходимо было четыре раза менять сруб, если он был деревянный. В последние годы появились бетонные кольца, трубы. Примерно через 25 лет после последней замены сруба, то есть к началу 2010-х гг. он вновь пришел в негодность. Тут бы и надо выкинуть старые бревна и доски и заменить их бетонной трубой, сделав сруб «вечным». Но, к сожалению, местная администрация, которая руководила этими работами, видимо, о колодцах не имела понятия, и решила «засунуть» эту трубу внутрь, не очищая колодец от старого сруба. В итоге была очень печальная история гибели колодца. Тем, кто так наплевательски отнесся к этому вопросу, конечно, никакого дела не было до истории деревни, до Филиппа и его двух братьев, чьи потомки и сегодня во множестве живут и в самой деревне, и в окрестностях и по всей Руси Великой, приезжают летом в родную деревню. Они только поставили «галочку», что средства на колодец отпущены. А то, что их действия привели к уничтожению колодца с 200-летней историей, — их это не касается. Так и торчит эта нелепая труба из колодца, так и догнивает старый сруб 1986 года, делая непригодной к питью эту чудесную воду. Приделана даже «крутилка» с ручкой, есть ведро — воду можно черпать, но годится она сегодня разве только для полива огорода, больше никуда.

Чтобы как-то «исправиться» эти старатели попытались рядом выкопать второй колодец (!) (не легче ли было все же починить первый?), но и он не дал никакого результата. Теперь вообще трагикомическая ситуация: на старинном колодезном пятачке, где не одно столетие сходились жители Косых Харчевней, приветствовали друг друга, обсуждали новости, разговаривали, стоят два «мертвых» колодца. А местный народ должен добывать воду где угодно: на других колодцах, которые не сравнятся с прежним, Филиным, по качеству воды, на роднике в соседней деревне Спирово, и даже привозить с собой в бутылках, канистрах.

Не одно столетие поил Филин колодец множество поколений жителей Косых Харчевней, а сегодня, к сожалению, его нет. Колодец, конечно, не умер, только находится в запустении, и если когда-то у людей появится горячее желание, будут силы, средства, рабочие руки — можно будет его восстановить, и даже вместо чуждой нам по культурным особенностям «крутилки» сделать красивый журавель с шестом («журав» как называют на местном диалекте) — он-то служит не 25 лет, а намного больше, если сделан из крепкого дерева. Известны колодцы, которые функционируют не сотни, а даже тысячи лет. Так, в Святой Земле известен колодец, у которого Христос беседовал с Самарянкой, а также сохранился колодец, где произошла встреча Богородицы с Архангелом во время Благовещения, я там даже бывал в паломнической поездке.

В. П. Костров и Вадим Грачев

А пока Филин колодец остался только в наших воспоминаниях, на фотографиях. На этих двух фотографиях я запечатлен на рубеже 20-21 веков у этого колодца. На первой фотографии даже видна струя чистой и прозрачной воды — лучшей питьевой воды в деревне. На второй я стою напротив колодца с местным жителем Василием Прокофьевичем Костровым (Вася Прохин), внучатым племянником Филиппа. Он был внуком родного брата Филиппа, Григория Кострова, сыном Прокофия Григорьевича Кострова. А на заднем плане за нами дом, в котором жил другой внучатый племянник Филиппа — Костров Демьян Иванович, внук Петра и Александры Костровых.

Вадим Грачев




Просмотров - 427Поддержать проект

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *