Зооинженерный факультет в моей жизни

Вчера были с П. П. Царенко и Т. А. Заморской на 90-летнем юбилее П. А. Адаменко. По дороге Павел Павлович попросил меня написать «воспоминания о факультете» в юбилейный сборник, посвященный 90-летию факультета. Я ему сказал, что есть гораздо более достойные люди, что, мол, какой из меня мемуарист? Но он сказал, что далеко не каждый из стариков хочет писать, поэтому он будет рад, если и я накропаю что-нибудь. Он редактор этого сборника. Вот я посидел два дня и кое-что накропал.

Зооинженерный факультет в моей жизни
Канд. биол. наук, доц. Грачев В. С.

Канд. биол. наук, доц. Грачев В. С.

Выбор жизненного пути у человека начинается порой в самые ранние годы, иногда даже неосознанно. Наверное, так он сложился и у меня. Я учился в городской школе, но все детство и все свободное время проходило в сельской местности, в «родовом гнезде» моих предков. Там, недалеко от нашего дома, была молочно-товарная ферма на 200 коров, и это было мое любимое место на протяжении многих лет. Сначала я приходил туда из любопытства, но постепенно втянулся в работу фермы, стал помогать рабочим, а в 12 лет получил первую зарплату – 17 рублей за помощь ферме в уборке сена в летнюю страду. Работа на ферме стала настоящей школой жизни. За это время я научился многому: доить коров, принимать отелы, кормить телят, разделывать туши, разбирать и собирать пульсатор доильного аппарата, запускать и раздаивать коров. Летом приходилось пасти коров и даже ходить в ночное, когда днем в июльскую жару коровы не могли пастись из-за обилия слепней. Научился запрягать лошадь, ибо единственным «средством механизации» на нашей небольшой ферме был старый мерин по кличке Герой. Чтобы накормить коров, нужно было запрячь Героя в дровни и развозить на них силос, если была зима, и зеленую массу летом. Эта работа мне нравилась, но было очень жалко старого Героя, который таскал такую тяжесть. Через год во время летних каникул я как временный рабочий давал отпуска дояркам. Мне доверялась группа коров на целый месяц, и наивысшей похвалой для меня был отзыв вернувшейся из отпуска доярки о том, что за этот месяц ни одна корова не заболела маститом.

Естественно, что при такой влюбленности в молочное скотоводство и при непосредственной работе на ферме, у меня возникла тяга к дальнейшим знаниям. Я стал разыскивать литературу по животноводству и, прежде всего, по скотоводству. Это был период открытий и большого увлечения своей будущей профессией. С большим интересом я изучал историю холмогорской и ярославской пород скота, выяснил, что на нашей ферме разводят айрширскую породу, которая была выведена в далекой Шотландии. С увлечением читал рассказ о создании С. И. Штейманом караваевского стада. Постепенно заинтересовался и другими видами животных. Вскоре я уже разбирался в таких терминах, как раздой, сервис-период, кормовая единица, родильный парез, диспепсия, сухостой и многих других.

К восьмому классу школы у меня сложилось твердое желание стать животноводом. В это время я познакомился с главным зоотехником нашего хозяйства Маргаритой Васильевной Юрьевой, которая в свое время закончила Тимирязевскую академию. Она посоветовала мне поступать в сельскохозяйственный техникум, учиться на зоотехника, даже обещала дать направление от хозяйства. Но я решил попробовать поступить в институт, который в эти годы как раз был переименован в Санкт-Петербургский государственный аграрный университет. Впервые приехал в Пушкин летом 1992 года, за год до поступления. Узнал всю необходимую для поступления информацию, записался на подготовительные курсы. Готовиться было не трудно, поскольку всегда любимыми предметами в школе были биология и химия. И вот с тех пор уже 20 лет я связан с любимым университетом и родным зооинженерным факультетом.

Летом 1993 года мы сдавали вступительные экзамены. Особенно запомнился экзамен по биологии. Его принимали несколько человек. Если абитуриент получал «3», или «4», на этом дело и заканчивалось. А если претендовал на «5», то его отправляли к председателю комиссии, которым был профессор Александр Константинович Голубев. Меня направили к нему. Он задал мне вопрос о внеядерной наследственности, на который я успешно ответил. Это была моя первая встреча с ним, позже мы пересекались несколько раз и я даже работал под его началом.

Первым впечатлением от университета было чувство новизны и обилия знаний. Нужно было успевать слушать лекции, посещать занятия, заниматься в библиотеке и дома, готовить рефераты, курсовые работы. Помимо учебной программы была большая культурно-историческая: хотелось как можно больше интересного узнать и посмотреть в Санкт-Петербурге и пригородах. Все это было достаточно трудно, но очень интересно. Помнится самое первое практическое занятие – по неорганической химии, которое вел Д. Ю. Ступин, затем его сменил Б. П. Титов. Первой лекцией была физика. Читала ее умная и обаятельная Надежда Сергеевна Островская.

Мы были последним курсом, который в качестве декана набирал Олег Аркадьевич Елисеев. В сентябре 1993 года мы стали студентами, а весной 1994 года Олег Аркадьевич безвременно скончался. Он производил впечатление благородного, интеллигентного, разносторонне образованного человека. За короткий период он всех нас уже знал по именам и по группам. Как-то я зашел по какой-то надобности в деканат (кажется, нужна была справка о том, что я являюсь студентом). Декан достал списки студентов. Я ему напомнил, что я из второй группы, на что он ответил:

-А я помню, Вадим, что Вы из второй группы. И это была последняя встреча с ним, через неделю его не стало. На похоронах Олега Аркадьевича я видел единственный раз его отца, выдающегося ученого и педагога, Аркадия Павловича Елисеева. В те годы он был уже пожилым профессором и занятий не вел. Вскоре не стало и Аркадия Павловича.

После О. А. Елисеева факультет на протяжении долгих лет возглавлял Геннадий Леонтьевич Павлов. Основная часть моего пребывания на факультете в качестве студента, аспиранта и преподавателя прошла при нем. Он читал курс свиноводства.

Хочется добрым словом вспомнить преподавателей, которые нас учили. Морфологию животных читал Виктор Николаевич Волков, физиологию Юрий Александрович Селиверстов, зоогигиену Николай Иванович Щербинин, ветеринарию и рыбоводство Марина Павловна Кокуричева, кормление животных Леонид Иванович Зинченко, разведение животных Анатолий Дмитриевич Комиссаренко, скотоводство Олег Васильевич Щеглов, коневодство Евгения Ивановна Алексеева, молочное дело Татьяна Михайловна Чистякова. Лекции по птицеводству и овцеводству были особенно интересны благодаря талантливому ученому и блистательному лектору Павлу Павловичу
Царенко. Запомнился выдающийся профессор Александр Александрович Шестиперов, бывший декан факультета. Хотя непосредственно у нас он занятий уже не вел, но до последних своих дней участвовал в общественной жизни факультета и, особенно, в заседаниях диссертационного совета, где всегда первым задавал вопросы. По возрасту я ему годился во внуки, поэтому он всегда как-то особенно тепло ко мне относился, и я платил ему взаимностью. Когда ему было уже за 80, то на мои вопросы о здоровье он часто отшучивался с характерным вологодским говором:

-Мое здоровье как масло коровье: где тепло, там и потекло!

Особенно хотел бы отметить своего первого научного руководителя – кандидата биологических наук Елену Павловну Гуляеву. На протяжении всех пяти лет обучения я занимался научной работой под ее руководством. Она работала на кафедре ветеринарии, а когда мы перешли на второй курс, она стала сотрудницей кафедры крупного животноводства. Осень 1993 года. Мы, первокурсники, вчерашние школьники, очарованные прекрасными царскосельскими парками, чудной солнечной погодой, спешим в 1а корпус, где тогда располагалась кафедра ветеринарии, на занятия по морфологии животных. Морфология на первом курсе – это единственный специальный предмет, все остальные – общеобразовательные, поэтому многим из нас она была особенно дорога и интересна. Садимся за парты в аудитории. Открывается дверь и появляется красивая, элегантно одетая женщина, которая сразу же привлекает внимание своим видом. Когда она начинает говорить, то ты понимаешь, что красота внешняя соответствует и внутренней красоте. Это удивительно умная, образованная, эрудированная, яркая женщина, сильная и независимая личность с большой внутренней свободой. Елена Павловна сразу же покорила нас своей личностью. Так был решен вопрос с научным руководителем. Хотелось работать именно под руководством Елены Павловны. У нее было много талантов, один из которых — популяризировать науку и привлекать молодежь к научной работе. Где бы ни была Елена Павловна, к ней всегда тянулись люди, у нее всегда было много идей, планов, кого-то она пристраивала на практику, с кем-то репетировала доклады, редактировала статьи и даже переводила научные тексты с иностранных языков.

Каждый год под ее руководством защищались 5-10 дипломников. И здесь не соблюдался закон диалектики о переходе количества в качество: все работы были на высоком уровне. Каждый год мы участвовали под ее руководством в студенческих научных конференциях, часто занимали призовые места. А после конференции всегда устраивали чаепитие на кафедре, и Елена Павловна щедро дарила нам за активное участие в научной жизни факультета интересные книги из своей библиотеки.

Общение с Еленой Павловной не ограничивалось стенами университета. Иногда, особенно на старших курсах, она приглашала нас к себе домой, и мы с интересом рассматривали прекрасную, со вкусом обставленную квартиру, огромную библиотеку. Познакомились с членами ее семьи. Ее муж, Вадим Петрович Галанцев, бывший крупным ученым в области физиологии, к тому времени, к сожалению, уже умер, но с дочерью и сыном Елены Павловны я был знаком. За чашкой чая мы часто говорили о музыке Вивальди, о «Братьях Карамазовых» Достоевского, о петербургских театрах, о книжных
новинках.

Позже, когда Елена Павловна работала заместителем директора по науке в Ленинградском зоопарке, мы и туда к ней приезжали, слушали ее интересные рассказы о разных редких животных, и даже нам позволялось подержать на руках знаменитого орангутанга Рамона, который был тогда совсем маленьким. Одним словом, встреча в самом начале студенческого пути с такой яркой, всесторонне развитой и чрезвычайно интересной личностью, как Елена Павловна Гуляева, сильно повлияла на многих из нас, в том числе и на меня лично, и многое определила в жизни. Именно по ее совету я и стал дальше заниматься научной и педагогической работой.

Среди преподавателей по другим дисциплинам вспоминаются блистательные лекторы Матвей Абрамович Розин – по биохимии и Александр Константинович Голубев – по генетике, о котором я упоминал выше. Матвей Абрамович сумел такую, казалось бы, малоинтересную науку, как биохимия, которая состоит из одних формул, превратить в поэзию. К нему на лекции спешили даже троечники, которые часто прогуливали другие занятия – настолько интересно, ярко он их читал. Интересные лекции были по зоологии, которые читала Елена Феодосьевна Дмитриева и по ботанике – Алла Николаевна Бабарыкина. Вспоминается Денис Иванович Николаев – преподаватель по механизации и Светлана Николаевна Доценко – по агроэкономике. Философию уже в мои аспирантские годы превосходно читала Зоя Сергеевна Алябьева. Она не просто увлекательно рассказывала о философии, но и заставляла слушателей мыслить вместе с ней, вступала в диалог. Ее лекции никогда не забудутся, на них я ходил как на праздник.

Особенно дороги мне воспоминания о любимых преподавателях английского языка – Прасковье Андреевне Адаменко и Галине Петровне Поляковой. Прасковья Андреевна – ровесница нашего факультета. Она преподает английский язык в нашем университете с 1948 года и по сей день. Наверное, за всю историю университета не было человека со столь продолжительным стажем работы. Многие годы Прасковья Андреевна преподавала английский язык именно на нашем факультете. Первые ее студенты со временем привели к ней учиться своих детей, а потом уже и внуков. Ее помнят и любят многие поколения зооинженеров. Многие ее ученики стали выдающимися производственниками, доцентами, профессорами, академиками. Всю свою жизнь Прасковья Андреевна посвятила изучению и преподаванию английского языка в области животноводства. В этой сфере она входит в число ведущих специалистов нашей страны, а составленный ею англо-русский словарь по животноводству единственный в мире. Сейчас она подготовила новое издание этого словаря, исправленное и дополненное. Прасковья Андреевна стала олицетворением истории нашего факультета. Она была знакома и дружна со многими выдающимися учеными-животноводами нашей страны, чьи имена сегодня составляют славу и гордость зоотехнии. Слушать рассказы Прасковьи Андреевны – огромное удовольствие. Помню, как уже будучи аспирантом, я выполнил всю программу по английскому языку, благополучно сдал кандидатский экзамен, и у меня появилась возможность поехать на полгода работать в Великобританию. Прасковья Андреевна порадовалась за меня и одобрила это решение. Через полгода я вернулся домой, обогащенный знанием английского языка, привез с собой множество английских
книг, долго с восторгом рассказывал Прасковье Андреевне о своих впечатлениях. А она вдруг неожиданно спросила:

-А Вы не хотели бы, Вадим, попробовать преподавать английский язык у нас на кафедре?

Вопрос был неожиданным, я засомневался. Но Прасковья Андреевна успокоила меня и сказала, что все получится, что она в меня верит. И вот так, с ее легкой руки, я на протяжении восьми лет по совместительству преподавал английский язык у себя на факультете. Это тоже было для меня очень большой школой.

Другой замечательный педагог по английскому языку – Галина Петровна Полякова. Она была также влюблена в свой предмет, как и Прасковья Андреевна. Обе они очень трепетно относились и друг к другу и к своему любимому делу. Галина Петровна настолько отдавала все свои силы студентам, что часто даже в выходные дни устраивала для нас экскурсии. Я, в мою бытность студентом, много раз ездил с ней на такие экскурсии в Санкт-Петербург. Она, будучи уже пожилым человеком, набирала группу первокурсников человек в 7-10, а то и больше и своим ходом, на электричке, за свой счет ехала с нами в город, водила по улицам, музеям, по Петропавловской крепости и другим достопримечательностям и рассказывала много интересного.

Бывшие ученики Галины Петровны, уже став взрослыми людьми, разъехавшись по стране, часто приезжали к ней в гости. Других таких подвижников я не знаю.

Хочется вспомнить многих своих однокурсников, товарищей по университету. Мы были одними из первых «постсоветских» студентов. Годы нашего обучения с 1993 по 1998 пришлись на трудные времена. Разрушилась великая страна, вместе с ней страдало и животноводство. Материальная база в университете была весьма скудной. Однако профессия наша всегда будет востребована, покуда живет человек, поэтому учились мы, невзирая на материальные трудности, с большим энтузиазмом. Наш курс был довольно дружный. Учились по-разному, однако отчислено было за все годы не много студентов. Большая часть успешно дошла до финала и получила дипломы. Многие пошли работать на производство. Некоторые впоследствии благополучно защитили кандидатские диссертации, например, Борис Гаврилов, Олег Толмацкий, Татьяна Головина. Сергей Кельдюшев работает директором хозяйства «Нива-1», Сергей Качалов – директором учхоза «Пушкинское». Многие разъехались, но со многими связь поддерживается и сегодня. Почти 20 лет мы дружим с Олей Васильевой (Сцецевич) и ее мужем Володей Васильевым. Оля училась годом старше меня, а Володя – мой однокурсник. Познакомились мы с Олей весной 1994 года, когда вместе стали учиться на курсах техников-биологов по искусственному осеменению коров в Академии менеджмента и агробизнеса. До сих пор вспоминаем замечательных преподавателей этих курсов Екатерину Николаевну Александрову и Ирину Норвегиевну Каменщикову. Это были выдающиеся зооинженеры-специалисты по воспроизводству животных. Сейчас Оля работает по профессии в Региональном Центре «Плинор», готовит к защите кандидатскую диссертацию.

Заканчивались студенческие годы, нужно было выбирать дальнейшую дорогу. Я, как уже говорил, по совету Елены Павловны Гуляевой, решил поступать в аспирантуру на кафедру
разведения с.-х. животных к академику РАСХН Людвигу Северовичу Жебровскому. Это мой второй научный руководитель, уже по кандидатской диссертации, которая была посвящена вопросам онтогенеза и воспроизводительных качеств быков-производителей с различными генотипами. Людвиг Северович был выдающимся человеком. Он достиг всех высших регалий в науке: доктор биологических наук, профессор, академик РАСХН, Заслуженный деятель науки. Выходец из многодетной крестьянской семьи, он всем обязан своему трудолюбию и работоспособности. У него всегда было много учеников, которых он наставлял, опекал, которым помогал и морально и материально. Всего под его руководством защитили кандидатские и докторские диссертации порядка 90 человек. Я его последний докторант. Людвиг Северович отдал всю свою жизнь работе, кафедре, науке. Больше у него почти ничего не было. Поэтому когда закончилась работа, через полгода закончилась и жизнь. Он скончался 23 октября 2011 года, ровно через месяц после своего 77-летия. С академиком Жебровским связан большой период моей жизни на
факультете, поэтому о нем нужно писать отдельно.

Период обучения в аспирантуре длился с 1998 по 2001 гг. Кандидатскую диссертацию я защитил 22 мая 2002 года. С начала 2001 года Людвиг Северович пригласил меня работать на кафедре на четверть ставки ассистента. Весной 2001 года скоропостижно скончался профессор Анатолий Дмитриевич Комиссаренко, и мне пришлось уже работать на полставки, а после защиты диссертации – на полную ставку ассистента. Затем я перешел на должность доцента, получил звание доцента, и работаю на этой должности по сей день.

Хотелось бы еще вспомнить такое замечательное явление в истории нашего факультета как специализированный совет по защитам кандидатских и докторских диссертаций. Я застал его в период расцвета. Руководил советом в то время Людвиг Северович Жебровский, учеными секретарями были поочередно Татьяна Александровна Заморская, Галина Степановна Матвеева, Геннадий Леонтьевич Павлов. Защищать диссертации в нашем совете приезжали соискатели из всех регионов России. Работа совета была очень интенсивной: иногда проходили по четыре защиты в месяц. Для сотрудников факультета, аспирантов, студентов совет был большой научной школой.

Можно было узнать, чем современные ученые занимаются в науке, читать авторефераты, смотреть процедуру защиты, слышать ответы на вопросы, дискуссию по теме диссертации. Все это приносило нам большую пользу. Многие работы были настолько масштабными, яркими, значимыми и оригинальными, что запомнились навсегда. К числу таких работ могу отнести докторские диссертации Ивана Николаевича Мадебейкина, Александра Григорьевича Кудрина, Александра Александровича Барышева, Владимира Михайловича Шестакова.

Со многими из таких ученых возникли научные и дружеские связи, как, например, у меня с Е. Г. Емельяновым, Ф. И. Акчуриной, А. А. Коровушкиным, братьями Владимироми Александром Хворовыми и некоторыми другими.

В конце своего очерка хотелось бы вспомнить и тех, ради кого факультет существует – наших студентов. У меня более чем за 10 лет преподавания было уже больше тысячи студентов, несколько десятков дипломников. Конечно, невозможно запомнить всех, но все же в памяти остаются лучшие, которые оставили след в жизни факультета: Ольга Семиютина, Виктор Сафонов, Сергей Медяников, Андрей Воронов, Татьяна Лукьянцева, Елизавета Сосина, Антон Рогов, Михаил Коновалов, Александр Лавров, Ольга Беляйчикова, Иван Новиков, Елена Пелли, Наталья Колупаева, Антонина Кривошеина, Янина Чагина, Ольга Алферова, Антон Ливанцов, Святослав Лоскутов, Маргарита Миронова, Анна Старчикова и многие другие. Со многими учениками также сохраняются дружеские связи на протяжении многих лет. Проходят годы, меняются времена, меняются люди, приходят новые трудности, но каждый раз преподаватель с внутренним трепетом и предвкушением новой встречи со студентами спешит на лекцию. И если ему удается зажечь сердца студентов любовью к науке, если он видит их внимательный взгляд и горящие глаза в ответ на его вдохновенную лекцию, значит, он не зря прожил день, и значит, у нашей профессии есть будущее.

 

Просмотров - 599


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *