К 100-летию факультета зооинженерии и биотехнологий СПбГАУ

В этом месяце исполнилось сто лет со дня официального основания зоотехнического факультета в Петроградском сельскохозяйственном институте (ныне факультет зооинженерии и биотехнологий СПбГАУ). Постоянный автор «Эксклюзива», доцент СПбГАУ, кандидат наук Вадим Грачев подготовил к юбилею цикл исторических заметок, в основном с биографиями ученых, преподавателей. Рады поделиться этими познавательными материалами.

Вадим Грачев, СПбГАУ

В. С. Грачев

Предыстория

Аграрное образование в Санкт-Петербурге имеет давние традиции. Наряду с растениеводством здесь всегда преподавались и животноводческие дисциплины. Еще в 18-м в. была основана Земледельческая школа А. А. Самборского на Даче Малиновского в Царском Селе (1797-1803).

А. А. Самборский

А. А. Самборский

Располагалась она между Царским Селом и Павловском, занимала площадь около 280 га. Школа представляла собой большую усадьбу с огородами, садами, пашней, пастбищем и лесом. В работе школы использовались идеи знаменитого русского агронома Андрея Тимофеевича Болотова (1738-1833).

СПбГАУ, наши дни

СПбГАУ, наши дни

В программе обучения Школы касательно животноводства числились следующие пункты:

1. Сколько по количеству и качеству земли в каждом месте содержать должно различного домашнего скота, дабы между земледелием и скотоводством была повсюду надлежащая соразмерность;

2. Какие роды скота, в каком месте более приносить могут выгоды;

3. Как содержать оные и как расплодить и усовершать их породу; какой корм и в какое время каждому роду более приличествует, особливо зимою, от чего много зависит получаемая в сельском хозяйстве от рогатого скота польза;

4. Как предохранить скот от болезней, как узнавать хворый, и какими простыми средствами его лечить;

5. Каким образом откармливать на убой старую и молодую скотину;

6. Как делать наилучшим образом масло и разного роду сыр;

7. Как приготовлять вообще по-надлежащему и все прочие от скотоводства получаемые произведения, как то: мясо, сало, кожи, шерсть, щетину и проч., а особливо как солить и коптить разные мяса, как разбирать по сортам шерсть при стрижении овец, дабы отделить хорошую от дурной, и в чем состоит различная доброта ее».

На ветеринарном отделении Медико-хирургической академии в первой половине ΧIX в. Всеволод Иванович Всеволодов читал дисциплины по ветеринарии, зоогигиене и разведению животных. Он же является автором первого в России учебника по животноводству — «Курс скотоводства» (1836-1837).

В. И. Всеволодов

В. И. Всеволодов

Животноводство преподавалось также в 1860-е-1870-е гг. в переведенной в Санкт-Петербург из Могилевской губернии Горыгорецкой земледельческой школы. Питомцами этой школы были И. А. Стебут и известный ученый-животновод И. Н. Чернопятов.

И. Н. Чернопятов

И. Н. Чернопятов

В 1904 г. были открыты Высшие женские сельскохозяйственные Стебутовские курсы. С самого начала курсисткам, помимо агрономических предметов, читали также анатомию и физиологию животных, ветеринарию, частную и общую зоотехнию.

И. А. Стебут

И. А. Стебут

В Центральном Государственном Историческом архиве Санкт-Петербурга хранятся свыше четырех тысяч личных дел слушательниц Стебутовских курсов. Там сохранились их автобиографии, зачетные книжки, текущая документация, связанная с обучением, а в некоторых делах даже дипломные работы. Многие из них выполняли свои выпускные работы именно по животноводству. Так, например, будущий знаменитый в стране животновод, Александра Даниловна Митропольская, писала в конце 1910-х гг. дипломную работу о селекции красного колонистского скота — это будущая красная степная порода. Все эти архивные дела еще ждут своего исследователя, в том числе и историка животноводства. На протяжении почти двух десятилетий Стебутовские курсы возглавлял крупнейший ученый-животновод Ефим Федотович Лискун (1873-1958). Он известен своими работами в области краниологии, изучения экстерьера, кормления животных, провел несколько обширных экспедиций с целью описания и изучения отечественного животноводства.

На Стебутовских курсах преподавали и другие выдающиеся ученые-животноводы: Илья Иванович Иванов, основоположник искусственного осеменения животных; Виктор Петрович Никитин, крупный специалист в области частной зоотехнии, и особенно птицеводства; Михаил Иудович Дьяков, основоположник науки о кормлении животных, теоретик и практик использования комбикормов в животноводстве; выдающиеся физиологи Антон Витальевич Немилов и Константин Николаевич Кржишковский.

Многие выпускницы Стебутовских курсов добились серьезных успехов. Так, Маргарита Васильевна Фофанова (1883-1976) стала ректором Московского зоотехнического института, а уже упомянутая нами Герой Социалистического труда Александра Даниловна Митропольская (1895-1988) участвовала в выведении костромской породы крупного рогатого скота.


Лискун

Тем, кто хоть немного интересовался историей животноводства, имя Ефима Федотовича Лискуна хорошо знакомо. Это, возможно, самый титулованный животновод в нашей стране, один из основоположников зоотехнической науки, доктор с.-х. наук, профессор, академик ВАСХНИЛ (1929), заслуженный деятель науки и техники (1934), лауреат Сталинской премии (1943). Награжден четырьмя Орденами Ленина, тремя Орденами Трудового Красного Знамени, множеством других наград и почетных званий.

Е. Ф. Лискун

Е. Ф. Лискун

Около 20 лет своей научно-педагогической деятельности Е. Ф. Лискун отдал Санкт-Петербургу – Петрограду. В 1906-1918 возглавлял Стебутовские курсы, заведовал кафедрой частной зоотехнии, а также возглавлял научно-исследовательскую зоотехническую лабораторию. Позже именно Стебутовские курсы явились основой для создания Петроградского (Ленинградского) Сельскохозяйственного института. В 1922 г. в институте был выделен самостоятельный зоотехнический факультет. Если подходить к делу не формально, а по сути, то Лискуна можно считать первым деканом факультета, поскольку на Стебутовских курсах все животноводческие дисциплины находились в его ведении.

Родился в с. Атаки (Молдавия) в крестьянской семье. Окончил Московский СХИ в 1900. Работал в Бессарабском земстве, Томской с.-х. школе, в Саратовском и Казанском с.-х. училищах. 1906-1918 — профессор животноводства и директор высших женских с.-х. курсов им. И.А. Стебута, с 1914 — профессор Петроградского политехнического ин-та, с 1918 по 1922 — профессор зоотехнии и проректор Петроградского ветеринарно-зоотехнического ин-та, профессор Петроградского лесного ин-та и Гос. ин-та экспериментальной ветеринарии, с 1923 — зав. кафедрой частной зоотехнии, с 1936 по 1958 — зав. кафедрой крупного рогатого скота ТСХА. После отъезда Ефима Федотовича в Москву, судя по архивным данным, один из его сыновей продолжал жить в Ленинграде и умер во время блокады.

Основные научные работы посвящены изучению и совершенствованию отечественных пород с.-х. животных. Автор первого плана породного районирования, подробных характеристик местных пород крупного рогатого скота: ярославской, холмогорской, тагильской, красной степной. Разработал систему краниологических исследований и создал отечественную краниологическую науку и учение об интерьере с.-х. животных. Провел фундаментальные исследования по мясному скотоводству (1928-1938). На основании работ с красным степным, киргизским и астраханским скотом доказал зависимость качества породы от условий кормления и содержания животных. Опубликовал около 600 работ, в т. ч. монографии, учебники, статьи. Многие из них не утратили своего значения и в настоящее время.



В архивах Санкт-Петербурга хранится множество документов, связанных с жизнью и деятельностью Е. Ф. Лискуна. Имеются личные дела, текущая документация, связанная с его работой на Стебутовских курсах и в других организациях. Сохранились некоторые его письма к Н. И. Вавилову. Вся эта документация может быть использована исследователями для более детального изучения биографии этого выдающегося ученого и педагога в области животноводства.


Никитин

Рядом с именем Лискуна я бы поставил Виктора Петровича Никитина (1876-1959). Хотя он, конечно, на порядок менее известен, его знают только специалисты. Сегодня это имя почти забыто. А между тем его биография – это сюжет для увлекательной книги или фильма.

В. П. Никитин

В. П. Никитин

Это один из наиболее выдающихся педагогов и ученых в истории факультета, где он проработал около 50 лет, заведовал кафедрой частной зоотехнии (позже – птицеводства и мелкого животноводства), крупнейший специалист в области отечественного птицеводства, автор известного учебника по этой дисциплине. Доктор с.-х. наук (1947), профессор (1923).

Родился в Казани. Окончил курс Казанского реального училища. В 1893 поступил в Харьковский ветеринарный институт, который окончил в 1898 г. со степенью ветеринара. В 1899-1901 занимал должность ветеринара на Московских городских бойнях. С 1901 по 1904 служил земским ветеринарным врачом в с. Березово Петровского уезда Саратовской губ., куда был выслан за участие в революционных беспорядках. 19 июня 1904 г. был призван на военную службу ветеринарным врачом и отбыл японскую кампанию на театре военных действий. Служил в 5-м Стрелковом Артиллерийском Дивизионе в должности ветеринара, очевидно, оказывая помощь раненым лошадям, а, возможно, при нехватке врачей, — и бойцам. Награжден боевыми орденами Св. Станислава 3 степени с мечами и Св. Анны 3 степени с мечами. По окончании военной кампании поступил в Московский с.-х. институт, который окончил в 1910 г. со званием ученого агронома 1-го разряда. С 1 мая 1909 по 1927 г. состоял на службе в Зоотехническом бюро Сельскохозяйственного Ученого Комитета (позже — ГИОА). В марте 1910 г. Е.Ф. Лискун рекомендует его принять преподавателем на Стебутовские курсы.

С 1 января 1913 по 20 января 1915 находился в заграничной командировке от Департамента Земледелия для усовершенствования в области зоотехнии. С января 1913 по февраль 1914 работал в Берлине у проф. Цунца и в Будапеште у проф. Тангля. За это же время два летних месяца изучал птицеводство в Бельгии и Франции.

С февраля 1914 по январь 1915 пробыл в США, где в различных штатах изучал постановку опытного дела в области животноводства. Посетил 16 штатов. В штате Мэн у проф. Р. Пирла занимался по методике постановки опытов по изучению законов наследственности у с.-х. птиц. 20 января 1915 был призван на военную службу ветеринарным врачом, и все время до демобилизации провел на фронте, занимая должность старшего ветеринарного врача 6-го Отдельного Тяжелого Артиллерийского Дивизиона. После демобилизации продолжил работу на Стебутовских курсах и в Отделе зоотехнии СХУК.

Во время эвакуации факультета на Алтай в 1942-1944 гг. заведовал кафедрой частной зоотехнии с курсом молочного дела. С 1919 по 1958 гг. заведовал кафедрой частной зоотехнии (в послевоенное время кафедра разделилась, и В. П. Никитин заведовал кафедрой мелкого животноводства и птицеводства).



До нашего поколения память о В. П. Никитине донес последний его аспирант, проживший большую жизнь в вузе, П. П. Царенко. Он застал Никитина уже в преклонном возрасте. Павел Павлович отмечал, что родившись в 1876 году (!), он был современником И. Тургенева, А. Чехова, Л. Толстого, П. Чайковского и даже Н. Некрасова. Но не только это впечатляло в Викторе Петровиче. Поражала его редкостная скромность, высокая простота, одухотворенность. Общаясь с ним, Павел Павлович лишь в конце его жизни узнал, что он окончил 2 вуза, в совершенстве владел тремя европейскими языками, побывал в Англии, Франции, Германии, Швейцарии, Америке, был знаком с семьей Рокфеллеров, участвовал в студенческих революционных волнениях. По словам П. П. Царенко, как лектор он был неброский, полностью лишенный артистизма, но знал свой предмет глубоко и всесторонне. В свои 80 лет он обладал феноменальной памятью. Он был отличным редактором научных статей, благоговел перед русским языком, боролся с туманностью изложения, остро переживал безграмотность речи и письма некоторых преподавателей.

Награды: орден Св. Станислава 2 степени; орден Св. Анны 2 степени; орден Ленина, медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», имел ряд благодарностей от Министерства сельского хозяйства.


Фофанова, Митропольская

Факультет знаменит своими выдающимися выпускниками. Многие из них стали учеными, педагогами, знатными тружениками сельского хозяйства и других отраслей. В истории факультета запомнились имена двух женщин, которые учились еще на Стебутовских курсах – это Маргарита Васильевна Фофанова и Александра Даниловна Митропольская.

М. В. Фофанова (в центре, в профиль), А. Д. Митропольская (справа).

М. В. Фофанова (в центре, в профиль), А. Д. Митропольская (справа).

Может быть, на этот факт и не обратили бы особого внимания, но случилось так, что эти две женщины, будучи уже в преклонном возрасте, в 1970-е гг. посетили наш вуз и факультет, свою Alma Mater, где они учились 60 лет назад. Неизвестно, по приглашению, или по собственной инициативе они приехали в Пушкин, и провели здесь несколько дней, но этот факт словно всколыхнул историческую память и факультет, благодаря этому, как бы осознал свою богатую историю. Они встречались с ректором, преподавателями, студентами, много рассказывали и вспоминали о своей молодости и обучении на Стебутовских курсах. После этого у института с этими выпускницами была налажена связь, им даже отправлялась институтская газета «За сельскохозяйственные кадры». А. Д. Митропольская подарила институту свою книгу.

После их посещения еще несколько лет институтская газета вспоминала это событие. Обе эти женщины были незаурядными, и даже оставили свой след в истории нашей страны.

Маргарита Васильевна Фофанова (1883-1976), окончив Стебутовские курсы, жила и работала в Петрограде. Самый знаменитый факт ее жизни – это то, что она была хозяйкой последней конспиративной квартиры Ленина осенью 1917 г. Сам Ленин писал о ней так: «М. В. Фофанову я знаю как энергичную и преданную большевичку…». В самые последние месяцы ее жизни был снят небольшой документальный фильм, где она рассказывает об этом этапе жизни Ленина. Благодаря этому, у нас есть уникальная возможность увидеть этот рассказ М. В. Фофановой. Кстати, в ЦГИА СПб в фонде Стебутовских курсов хранится личное дело Фофановой, где можно узнать некоторые подробности ее биографии.

М. В. Фофанова

М. В. Фофанова

Александра Даниловна Митропольская (1895-1988) родилась в Тамбовской губернии в семье священника. Окончила Бестужевские курсы в Санкт-Петебурге, а затем продолжила обучение на Стебутовских курсах, окончив их, когда они уже назывались Петроградским сельскохозяйственным институтом им. Стебута, в 1921 г. В ЦГИА СПб также сохранилось ее личное дело, довольно объемистое. В нем хранится даже ее дипломная работа, посвященная изучению экстерьера и молочной продуктивности красного колонистского скота – это будущая красная степная порода. Рецензентом ее работы был В. П. Никитин.

А. Д. Митропольская

А. Д. Митропольская

С 1934 года А. Д. Митропольская работала зоотехником-селекционером племенного совхоза «Караваево» Костромской области. Внесла большой вклад в селекционное формирование совхозного стада, повышение его продуктивности. В 1944 г. при ее участии была выведена знаменитая костромская порода скота. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 октября 1950 года за «достижение высоких показателей в животноводстве в 1949 году при выполнении годового плана прироста поголовья по каждому виду продуктивного скота» Александра Даниловна Митропольская была удостоена высокого звания Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и медали «Серп и Молот».


Никоро

Продолжая разговор о знаменитых выпускниках нашего факультета, упомянем еще и выдающегося советского генетика Зою Софроньевну Никоро (1904-1984). Она родилась в Санкт-Петербурге. В архивах нашего города (ЦГИА, ЦГА) хранятся некоторые документы, относящиеся к семье З. С. Никоро. Биографам ученого они могут быть полезны. Детство ее прошло в Молдавии. Она увлекалась музыкой, философией, биологией, математикой. В каждом из этих направлений она нашла себе применение в своей жизни.

З. С. Никоро

З. С. Никоро

В 1922 г. Зоя Софроньевна поступила на только что организованный зоотехнический факультет ЛСХИ, и была, соответственно, одной из первых его выпускниц. Очень ценным для нас является то, что она на склоне своих лет написала воспоминания, в которых порядка 10 страниц уделено рассказу о том, как первые студенты учились на зоофаке ЛСХИ.

В дальнейшем она работала в различных научных и педагогических учреждениях Москвы, Горького, Харьковской области. Была хорошо знакома с Н. К. Кольцовым, Д. К. Беляевым, С. С. Четвериковым, и другими выдающимися биологами, генетиками. После августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г. лишилась работы на 10 лет, поскольку была противницей лженаучных доктрин Лысенко. За это время она работала педагогом-воспитателем, пианисткой и баянистом в Одесской обл. Наконец, в 1958 г. при организации в Новосибирске Института цитологии и генетики она была приглашена туда на работу Н. П. Дубининым, и проработала в этом учреждении до конца жизни. Это был наиболее продуктивный ее период.



Как мы уже отмечали, Зоей Софроньевной были написаны мемуары, причем, очевидно, она не предполагала увидеть их изданными при жизни и писала как бы «для себя», а потому – предельно искренне, иногда с юмором, а иногда даже и нелицеприятно. Так, ею даны характеристики некоторым выдающимся ученым того времени – Е. С. Лондону, А. В. Немилову, К. И. Дебу и некоторым другим, которые читали лекции студентам-зоотехникам в ЛСХИ. Эти характеристики далеки от академичности, но тем они и интересны. Приведем некоторые цитаты из книги воспоминаний З. С. Никоро, относящиеся к студенческим годам.

З. С. Никоро, мемуары. Это моя неповторимая жизнь

«Начался 1922-1923 учебный год в Петроградском сельскохозяйственном институте (ПСХИ, а в дальнейшем ЛСХИ). Он образовался на базе трех учебных заведений: 1) Каменноостровские курсы сельского хозяйства; 2) Высший женский Стебутовский институт сельского хозяйства; 3) Агрономический институт — детище Советской власти. Среди преподавателей были ученые с мировым именем: Николай Иванович Вавилов, Владимир Николаевич Сукачев и другие. Студенческий состав отличался разнообразием. Некоторые студенты старших курсов стояли в оппозиции к существующему строю и не находили нужным это скрывать. Помню, я как-то обратилась к такому с каким-то неважным вопросом и начала свое обращение словом «товарищ». В ответ получила резкое: «Я никогда еще товарищем не был».

«Вот например, физика. Ее читал профессор Боровик. Я пришла на его лекцию о колебании маятника. Это пожилой профессор, с видом отрешенного от мира. Складывалось впечатление, что он не видит студентов, а лекцию читает сам для себя. Говорил он не громко, с плохой дикцией замогильным голосом. Несмотря на эти препятствия я все же решила вникнуть в колебания маятника и была потрясена».

«Расскажу еще один забавный случай с неорганической химией. Ее читал доцент Лещенко. Он читал свой курс очень оживленно, не давал задремать, учитывал состав аудитории. Помню, он, рассказывая о реакции между кислотой и щелочью, говорил, что кислота с кислотой не реагируют, щелочь со щелочью также не реагируют, а вот щелочь с кислотой вступают в реакцию, и это сравнивалось со встречей парня и девушки».

«На втором курсе маститый профессор Лондон читал физиологическую химию. Аудитория помещалась в здании бывших сельскохозяйственных курсов на Каменном Острове. Там не было большой аудитории, но та небольшая, что предназначалась для профессора Лондона, бывала набита битком. Не только все скамейки были заполнены, но люди стояли в проходах между кафедрой и амфитеатром, в дверях, на лестнице от первой до последней ступеньки. Кроме нашего второго курса, для которого предназначались эти лекции, приходили также студенты старших курсов (а у них давно стояли зачеты в зачетных книжках). В лекциях профессора Лондона содержалась информация о чем угодно, кроме физиологической химии. С тех пор прошло около шестидесяти лет, поэтому я сейчас не могу вспомнить, о чем именно говорилось и как это все увязывалось с физиологической химией. Занятия проходили так: первый час из уст блестящая импровизация обо всем вообще и ни о чем в частности. Второй час были ответы на вопросы по запискам, которых приходило великое множество. Профессор все их собирал и носил с собой. Дома он их систематизировал и на следующем занятии давал ответы. И никому из студентов не приходило в голову заявить в деканат, что их не знакомят с физиологической химией, потому что эти беспредметные лекции удовлетворяли потребности тогдашней молодежи к знанию в широком смысле слова».

«Как профессор Лондон принимает экзамен по физиологической химии, ходил анекдот. Профессор Лондон: «есть ли азот в жирах?» Студент: «нет, азота в жирах нет». Профессор: «есть ли азот в углеводах?» Студент: «нет, азота в углеводах нет». Профессор: «есть ли азот в белках?» Студент: «да, в белках азот есть». Профессор: «давайте вашу зачетную книжку».

«Но, конечно, не все профессора так относились к своему предмету. Органическую химию преподавал профессор Дебу. Это был ядовитый и язвительный старик; однако, такие качества выявлялись только при сдаче экзаменов. Лекции он читал прекрасно, любил смотреть на студентов и ощущать с ними общение во время чтения лекции, он сам об этом говорил. Во время лекции ему нравилось смотреть в мое лицо; мне было очень интересно, и это отражалось на физиономии».

«Были среди наших профессоров такие, которые пользовались репутацией «красных профессоров». Могу назвать двух: Крыжшковский, физиолог, ученик Павлова (особого авторитета он не имел ни в среде ученых, ни у студентов) и профессор Немилов. Этот был яркой фигурой и прекрасным педагогом. Он возглавлял кафедру анатомии и гистологии, но, мне кажется, не всегда ставил своей задачей дать прочные знания по этим дисциплинам, а любил блеснуть. Лекции его очень хорошо посещались. Он много уделял внимания физиологии, а своим коньком считал железы внутренней секреции и их функции. В то время были модными вопросы об омоложении, о превращении пола, и он это все в полной мере использовал. Потом он организовал биологический кружок для студентов, где они делали доклады. Тема первого доклада «Биологический трагизм женщины». В дальнейшем профессор Немилов выпустил брошюру под тем же названием. Основные мысли: по своим интеллектуальным возможностям женщина стоит не ниже мужчины, однако, строение ее организма рассчитано на оптимальное выполнение функции материнства, на это же рассчитана и вся деятельность желез внутренней секреции. Гормоны оказывают доминирующее влияние на физическое и умственное развитие. В силу этого полноценное участие женщины в общественной жизни как организатора, ученого, инженерно-технического работника и т. д. создает для нее большую нагрузку и препятствует достижению высшей точки на интеллектуальном уровне. Конечно, это плохо воспринималось женской половиной студенчества и вызывало оживленные дискуссии».

З. С. Никоро

З. С. Никоро

Это лишь некоторые фрагменты из воспоминаний Зои Софроньевны Никоро, относящиеся к периоду ее обучения на зоотехническом факультете (1922-1926 гг.). Тем же, кто хочет ознакомиться с ее интереснейшими мемуарами в полной мере, рекомендуем обратиться к самой книге: Никоро З. С. Это моя неповторимая жизнь: воспоминания генетика. – М.: Academia, 2005. – 286 с.

Продолжение следует…

Вадим Грачев


ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

К 100-летию факультета зооинженерии и биотехнологий СПбГАУ. Часть вторая

К 100-летию факультета зооинженерии и биотехнологий СПбГАУ. Часть третья

К 100-летию факультета зооинженерии и биотехнологий СПбГАУ. Часть четвертая

К 100-летию факультета зооинженерии и биотехнологий СПбГАУ. Часть пятая

К 100-летию факультета зооинженерии и биотехнологий СПбГАУ. Часть шестая




Просмотров - 189 Поддержать проект

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *