Любовь Казарновская: наш дом – наша семья

Знаменитая оперная певица  всегда c особенной теплотой вспоминает дом своих родителей: “Для меня он был идеалом: открытый, хлебосольный, в хорошем смысле очень простой, доступный, гостеприимный. И я очень хотела, чтобы и мой дом как внешне, так и внутренне походил на то, что было у родителей и бабушек…”

Оперная певица Любовь Казарновская, дом, семья,

-Любовь Юрьевна, и эта мечта сбылась?

-Внешне наш дом, пожалуй, меньше походит на то, что было прежде. Потому что теперь все выполнено в хай-тековском стиле, а у родителей и бабушек – была старинная, классическая обстановка, красивая мебель из резного дуба и многое другое. А нынешняя квартира – очень современная, несмотря на то, что в ней есть и те самые элементы, которые мне всегда нравились, и были очень дороги прежде – старый рояль 1910 года и к нему старый стул такого же возраста, и старое канапе, которое мы поставили в коридоре. Все это напоминает мне о доме, в котором прошло мое детство. А все остальное в нашей сегодняшней квартире – очень современное и функциональное, потому что это не только дом, в котором мы живем, но и место, где мы должны принимать людей, а я должна много заниматься. Поэтому квартира внешне уже не так напоминает мне дом, в котором я выросла, но его внутреннюю патриархальность нам сохранить, как мне кажется, все же удалось.

-Вы имеете в виду семейные традиции?

-Да, мы любим собираться за одним столом, общаться и обсуждать проблемы.

-Собираетесь обычно на кухне?

-Да, вся наша семья, включая сына Андрюшку, любит встречаться там вечером. Днем все мы носимся по своим делам, а вечером всегда стараемся собраться на кухне за ужином или просто за чашкой чая и поделиться впечатлениями за день.
Кухня-столовая – это место в нашем доме, где вообще проходит большая часть нашей жизни. И у моих родителей было так же. И мне это безумно нравилось, хотя, конечно, сейчас к нам приходит значительно меньше народа в доме, нежели к моим родителям ходили. Тогда у нас постоянно кто-то был в доме, а мою бабушку вообще называли «психологом нашего дома», к ней буквально все шли за советом и помощью. В наше время это уже мало достижимо. Тем более что моя профессия и так подразумевает много общения. Мы – публичные люди, а потому общение вне дома в свободное время стараемся свести к минимуму и посвятить его друг другу. Наш дом – это, прежде всего, наша семья.

-И, видимо, крепость…

-Дом – это, прежде всего, моя, созданная моей семьей обстановка, какие-то вещи, к которым я привязана. Не в плане вещицизма, а в плане того, что они много для меня значат и связаны с воспоминаниями. Моя кровать, повернутая так, как мне нужно, мой хороший вид из окна, мое любимое дерево, которое я из него вижу… Вообще дом, устроенный моими руками, иначе это гостиница. Поэтому любой дом, где бы мы ни жили, обустраивали так, чтобы нам в нем было всегда приятно, чтобы я входила и говорила: «Мне здесь хорошо!»

-А где, на ваш взгляд, лучше жить — в городской квартире, в коттедже, на даче?

-Несмотря на то, что я – абсолютно городской житель, я бы может быть, и решилась переехать в Подмосковье, только для того, чтобы дышать свежим воздухом и быть в тишине, если бы не было такого безобразия у нас с движением. А тратить по четыре часа в сутки на дорогу от дома до города и обратно я просто не могу себе позволить.

-Складывается впечатление, что вы по натуре человек домашний. Хотя, учитывая вашу деятельность, вряд ли это можно представить… А как на самом деле обстоит дело?

Любовь Казарновская с мужем Робертом

-Вообще, я очень люблю домашнюю обстановку, но профессия такова, что жить приходится в самолете, и путешествовать много. Иногда я от этого жутко страдаю, потому что очень привязана к каким-то своим предметам домашнего интерьера, особенно к подушкам и матрасу, к той самой привычной его прогибаемости: ни жесткой и ни мягкой. А бывает, порой попадаю в гостиницу, а там жутко мягкий или наоборот жесткий матрас, и я уже не могу на нем нормально выспаться. В такое время обычно в голову приходят мысли: «Ну, где же моя кровать? Мой диван? Моя квартира? Мои любимые запахи? Моя кухня?» (Улыбается). Я так от этого страдаю, но понимаю, что это часть моей профессии, и никуда от этого не деться… Раньше самолеты терпеть не могла, а сейчас летаю достаточно спокойно. И иду к самолету или поезду, повторяю себе: «Ну, что же? В очередной раз с Богом!»

-А обустраивали жилище тоже самостоятельно? Или обращались к услугам профессионалов, в частности, дизайнеров?

-Нет, мы абсолютно все делали сами, потому что у всех нас уже было некое представление дома. Мы уже знали, что одна комната будет выполнена в стиле салона, и именно там расположится рояль, большая фонотека с записями, книги и телевизор. И это станет моим рабочим уголком. Знали, что будет отдельная комната для нашего сына, которую он сам впоследствии и оборудовал по собственному вкусу. Сегодня там у него много различной радиоэлектронной аппаратуры, DVD, книги, куча всяких дисков, потому что он постоянно слушает музыку, и в частности великих скрипачей. Еще одна комната – наша спальня.

-Интересно, а где вы храните свои концертные костюмы?

-О, это мое большое достижение… Мы с Робертом сразу оговаривали, что обязательно нужна гардеробная, потому что мои безумных размеров юбки от концертных платьев больше нигде не помещаются (улыбается). Это всегда была моя голубая мечта, и я ее полностью осуществила.

-А у мужа любимый «уголок» есть?

-Да, как говорит сам Роберт: «У меня есть мой маленький уголочек, масюсенький кабинетик»… Там он тоже все обустроил по собственному вкусу. Полки встроил в стену, чтобы не загромождать пространства и без того небольшого помещения, поставил стол, компьютер, телефон, факс – все, что нужно для работы. Еще он иногда называет его «мое изгнание» и говорит: «Когда вы очень мне надоедаете своей музыкой, я удаляюсь в изгнание»… (Улыбается). Так что у нас у каждого в доме есть свой интимный уголок, который каждый себе сначала замыслил, а потом воплотил в жизнь.

Любовь Казарновская

-Такое ощущение, что ваша жизнь – это исключительно ваша профессия и семья. А как в этом случае, вы обычно проводите свободное время?

-Мы очень любим принимать гостей, отмечать праздники дома, сидеть за полночь с друзьями, но не можем часто себе это позволять – у меня режим. Да, и дома со своей семьей я бываю не так часто. Иногда даже наш сын Андрюша говорит: «Мама, ну, сколько можно? Ты опять уезжаешь? Ведь у тебя есть семья. И ты нам нужна». Поэтому, когда я оказываюсь дома, стараюсь в первую очередь отдохнуть, как-то подзарядиться, меньше общаться, говорить по телефону, уйти от суеты, просто посидеть в тишине, подумать, почитать хорошую книгу, и, конечно же, пообщаться со своими мужчинами – мужем и сыном.

-А каким блюдам и напиткам отдаете предпочтение?

-Очень люблю спагетти, причем самые простые – мука и вода, без яиц. Эта еда дает много энергии, и, если их есть правильно, от них не толстеют. Это же монопитание. Люблю каши, особенно гречку. Могу на ней сидеть неделями. Вообще, в питании считаю, что главное – есть понемногу, не переедать и соблюдать раздельное питание. Я ем мясо, рыбу, спагетти с салатом, но никогда – спагетти с мясом, или картошку с рыбой. Мне легко придерживаться тех принципов в еде, которые я сама для себя выработала. Я ни в чем себе не отказываю. Могу и пельмени себе позволить, и пироги (я их ужасно люблю). Но надо во время себе сказать: «Стоп!» Это – ответственность артиста перед его зрителем.

Любовь Казарновская

-Сами готовите?

-У нас в этом смысле демократия. Мы всегда все готовим вместе. Роберт отвечает за салаты и холодные закуски, я – за горячее. Особенно мои мужчины любят супы или какие-то экзотические блюда: тайскую лапшу с грибами или курицей, спагетти, рыбные и мясные блюда. А иногда мы просто идем в «Прагу» или «Новоарбатский» и берем какие-нибудь вкусные салаты. Когда я уезжаю на гастроли, то Роберт с Андреем сами кашеварят, и прекрасно справляясь с этой проблемой.

-Ну, а вам нравится заниматься домашними делами? Или это скорее необходимость?

-Такое случается скорее по необходимости. Если надо – я встану у гладильной доски и поглажу сорочку. А если такой необходимости нет – так зачем же это делать? Роберт у меня вообще всегда говорил: «Да, плевать мне, что у меня сегодня нет обеда, что рубашка не поглажена. Я отнесу ее в специальную службу. Но я знаю, что у меня жена – певица… Я ведь не женился на домохозяйке. Мне нужно совсем другое…» Хотя, конечно, он очень любит, когда я что-то готовлю или глажу его рубашки – бывают у меня такие приступы… (Улыбается). Но это никогда не было приоритетом наших отношений.

-А домашние питомцы у вас когда-нибудь были?

-Мы хоть и знали, что этот «эксперимент» не для нас, но все же сделали однажды подобную попытку. Мне подарили совершенно очаровательного маленького йоркширского терьера. Тогда он был совсем крошкой, всего пару месяцев. Абсолютный ребенок, который устраивал нам настоящие концерты, начиная с половины пятого утра и далее ежечасно… То его надо было покормить, то с ним позаниматься… Через некоторое время все мы «взвыли» от такого графика, несмотря на то, что уже жутко к нему привязались. Особенно «досталось» нашему сыну, потому что именно рядом с его комнатой мы разместили щеночка, и каждую ночь он скребся в Андрюшину дверь, потому что хотелось, чтобы с ним поиграли. А потом еще выяснилось, что его нельзя перевозить с места на место до полугода, потому что терьеры – очень чувствительные, и в самолете у них может случиться разрыв сердца. Я как это услышала, подумала: «За что я буду мучить и собачку и себя?» Так и отдали его с большим сожалением. Такой хорошенький был, совсем крохотный, что даже на ладони помещался…

-Любовь Юрьевна, огромное вам спасибо за интересную беседу! И напоследок, ваши пожелания читателям “Своего дома”.

Любовь Казарновская

-Прежде всего, конечно, я желаю и нашей стране, и всей Земле, МИРА, потому что, когда землю терзают войны, и когда это особенно касается твоей страны, это очень страшно…

Я – дочь генерала, активно участвовавшего в Великой Отечественной войне, ветерана Войны, который прошел от Москвы до Берлина. Из того, что он мне рассказывал, я поняла, что нет ничего страшнее войны, страшнее, чем человеческое горе и растерзанные судьбы. И именно поэтому, прежде всего, я хочу пожелать мира на всей Земле.

А людям всей нашей страны еще – чтобы они снова задышали через свои души. Потому что сегодня дух человеческий несколько затоптан, на душу человека практически не обращается никакого внимания. Нас окружает мир агрессии, насилия, каких-то дешевых, очень пустых, и я бы даже сказала, грязноватых развлечений. А душа человека в таких условиях не способна «раскрыть свои крылья», а если этого не происходит, люди внутри умирают, погружаются в депрессию, а это так не свойственно для России. Ведь русские люди – очень веселые, открытые, душевные, тянущиеся ко всему Настоящему и Духовному.

И вот мне хочется, чтобы дух наших людей снова ожил, чтобы они с удовольствием слушали хорошую музыку, смотрели хорошие фильмы, чтобы у них в семьях жила радость, покой, счастье и всегда царили улыбки. Мне кажется, это главное сегодня, для того, чтобы у людей всегда был позитивный настрой и хорошее настроение. Ведь когда твоя душа открыта прекрасному, все невзгоды и печали легче переживаются.

Автограф Любови Казарновской

Денис Бессонов
Благодарю за сотрудничество Татьяну Палий.
Фото предоставила Татьяна Палий.


ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ О ЛЮБОВИ КАЗАРНОВСКОЙ:

Любовь Казарновская: поможем детям!

Любовь Казарновская: откройте душу прекрасному

Пожелание Любови Казарновской

 

Просмотров - 3 975


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *