Перейти к содержимому


Новый шаг в истории рода Смирновых

Смирновы – одна из самых популярных фамилий в России. В этой заметке пойдёт речь о конкретном роде. На данный момент продолжателей рода Смирновых осталось всего с десяток. Также к представителям рода с пришедшими фамилиями относятся: Муравьёвы, Орещук, Волковы, Жандаровы, Окуличевы, Соболевы, Семёновы и Фумилёвы. Эта заметка родилась в связи с обнаружением нового предка, еще на одно колено глубже в роду Смирновых и всё ближе к финалу поисков. Предок, а именно 9-кратный прадед, Иван Григорьев был обнаружен на севере России в Карельском крае…

Мужская линия рода Смирновых

Генеалогия в России очень увлекательное занятие! Изучая всего лишь свой род, ты не знаешь, куда тебя унесет в следующем десятилетии или веке. Вследствие переселений, войн, расселений, освоений новых земель и тому подобных событий население очень часто мигрировало из одной части страны в другую. Много лет, изучая свою родословную, удивлялся, как так получилось, что на протяжении многих веков все мои предки жили бок о бок на территории Тихвинского уезда? Хотя есть один род, он же основной, — мужская ветвь рода Смирновых, который оказался не местным.

Родственники мне говорили, что род Смирновых происходил из деревни Славково. Да, верно, там они прожили около 130 лет, позднее перебравшись в Заозерье, а затем в город Бокситогорск. Но что же было ранее?.. Я уже описывал, что более пяти лет потратил на выяснение причины, почему в 1763 году в деревне Усадище (при городе Бокситогорск) возник мой род Смирновых. Как удалось выяснить из многолетних поисков – пришли они из деревни Биричево, в современности это часть деревни Верховье в Карельской республики неподалёку от города Петрозаводск.

В деревню Усадище мой 6-кратный прадед Климентин Романов прибыл после бегства из своей родной деревни Биричево. Единственной видимой причиной тому была смена помещиков. На смену прежних помещиков Палицыных пришли князья Мышецкие, многие представители этого рода слыли дурными нравами, в особенности в отношении к своим крестьянам, видимо, именно этот факт и отразился на бегстве крестьян.

Из истории рода Палицыных известно – их предок был призван на службу на Русь, а именно к Дмитрию Донскому из Подолии. Первым представителем был Иван Микулаевич, любивший всегда с собой брать палицу в полтора пуда, отчего и пошла фамилия. В дальнейшем представители исправно служили государству, особо не выделяясь, и так было до Смутного времени. Представители рода Палицыных сыграли ряд важных ролей в том, чтобы страна выжила и вышла из Смутного времени. О некоторых его представителях:

• Авраамий (Аверкий Иванов Палицын), став келарем в Троице-Сергиевом монастыре, вел церковно-политическую деятельность, принимал участие в работе Земского собора, организовывал оборону монастыря от поляков, рассылал грамоты с призывами объединиться Русскому народу, оказывал посильную помощь Первому и Второму народному ополчению, участвовал в заключении Деулинского перемирия, принимал участие в выборе и воцарении на престол Михаила Фёдоровича Романова.

• Андрей Фёдорович Палицын участвовал в обороне Троице-Сергиево монастыря, был воеводой в Угличе, Муроме и Мангазе, повёл передовой отряд казаков на Новгород, вёл бои со шведами из острога под Старой Руссой, совершал набеги на шведов, что позволило ослабить их натиск на Русь. В 1639 году был направлен в Шую для производства следствия над местным старостой и посадскими людьми.

• Борис Палицын – губной староста в Нагорной половине Обонежской пятины в губном стане в селе Сенно.

С того момента род Палицыных был весьма уважаемым, а его представители гордились этим и пытались соответствовать статусу. Так и отец Саввы, помещика Биричево, Поликарп Постняков после Смуты «с войнами людьми после воины немецких людей и литовских» (1) поселился в усадище Веселец. В его поместья входили усадище Веселец и деревни Усадище, Новое, Славково и Фоминское. Деревня Усадище – та самая, в которую и прибежит мой дальний предок со своей семьёй. В территорию усадища Весельца, в котором проживал Поликарп Палицын, входила запольная земля, названная Холм Горушка, где стояла церковь во имя Воскресения Христова. Эта церковь позже стала центром Пярдомльского погоста.

Карта части Петрозаводского уезда с деревней Биричево.

Деревню Биричево ранее записывали: «Деревня, что был починок старой Биричевской, а Сысоевщина тоже, на Шуе реке». Территория деревни входила в Никольский Шуйский погост, храмы которого сравнивали с храмами Кижей, только, к сожалению, полностью утраченными во времена Второй Мировой войны. Расположена деревня была на берегу реки Шуи. Возник этот погост при освоении Новгородом северных земель в округе Онежского озера. По раскопкам время первых поселенцев датируется Х веком, а первое письменное упоминание на берестяной грамоте ХIV веком. Как описано в Писцовой книге Андрея Плещеева и Семена Кузьмина за 1582/83 года после военного лихолетия на погосте остались только пепелища. Далее пришла смута и только в переписи 1619 года на погосте вновь были возведены новые церкви – «Николы Чудотворца – древяная, клетцки» и Иоанна Предтечи – «теплая с трапезою, на подклете, древяная, верх шатровой» (2). С этого момента начался расцвет этого места с новой силой. В период возрождения этого края в нём появились и мои предки.

Предтеченская церковь ХVIII в.

Из исследуемых документов следует, что деревня Биричево (Биричевская, она же Сысоевская) в 1646 году находилась за помещиком Иваном Фёдоровым Лодыгины. К 1669 году деревня от Лодыгина перешла Никите Ефимовичу Бухарину с приданным за дочкой Лукерьей Ивановой. В переписи этого года за Бухариным в этой деревне записан всего один двор Давидки Спиридоновым. К сожалению, каких-либо упоминаний о моих предках нет. А вот в 1678 году у Бухарина в деревне Биричевская впервые упоминаются мои предки: «двор: Ивашка Григорьевъ у него дети: Федка 13 лет, Сенка 8 лет, Сысойко 3 лет, Костка году» (3). В этой записи указана семья моего 9-кратного прадеда. Возраст самого Ивана Григорьевича не указан, но так как старшему сыну 13 лет, да плюс при рождении сына ему, как минимум, было 18 лет, то можно предположить, что Иван родился примерно до 1647 года.

Также в документе нет зацепки, откуда в этой деревне появился Иван. Этот вопрос подлежит отдельному исследованию с изучением исторической обстановки края и родословной помещиков Никиты Ефимовича Бухарина и Ивана Фёдоровича Лодыгина.

Уже в следующей Петровской переписи 1707 года деревня Биричевская вновь по приданному с дочкой Агафией Никитиной перешла новому помещику – Потапу Палицыну. Потап уже попадался на пути моих исследований, так как он жил в усадище Веселец. Одной из особенностей Петровских переписей является запись крестьянских имена на иной лад, более привычный для нас. Так, в исследуемой деревне стоит двор, в котором указаны два брата Фёдор и Константин Ивановичи. Средний брат Сенка, он же Семён, мой 8-кратный прадед, в этом году не указан по неизвестной причине. Возможные причины – это рекрутский долг или специальные упущения/сокрытие в переписи.

Берестяная грамота номер 131. Примерно 14 век.

Семён Иванович будет записан с братьями, с сыном и внуком в переписи 1720 года. «В деревне Биричевская крестьяне: Федоръ Ивановъ – 60 (лет) у него брат Семенъ – 50 (лет) у Семена сын Романъ – 1 (год) у него Федора племяникъ Иванъ Константиновъ – 5 (лет)» (4). Эта перепись первая, в которой указан возраст всех членов семьи. Но возраст, как и во всех переписях тех лет, имеет относительный характер. Такого праздника, как день рождения крестьяне не праздновали. Максимум праздновали святцы, но к святцам не привязывали количественное значение. Поэтому о своём возрасте вспоминали только в виду физических изменений или социального статуса. К примеру, такой документ как брачный обыск носил одну из функций определения возраста молодожен, так как сами они о нем не знали. А статус деда присваивался не по возрасту, а по способности выполнять физический труд. Именно поэтому, проанализировав указанный возраст в разных переписях на одного человека, мы выявим некую неточность.

В 1738 году Семён Иванов (78 л.) проживал в одном дворе с братом Фёдором (91 г.), а также с двумя своими сыновьями – Романом (42 г.) и Михаилом (41 г.). У Романа жена Екатерина Ларионова (40 л.) дети на данный год не были указаны, хотя из следующей переписи понятно, что в 1730 году у них родился сын Клим. У Михаила жена Евдокия Екимова (41 г.) и сын Федот (16 л). Также с ними во дворе проживал племянник Терентий Константинович со своей семьёй. В 1738 году деревня была указана под вторым названием – Сысоевская.

Третья ревизская сказка содержит последнее упоминание о моем роде в Шуйском погосте. Запись сделана 13 февраля 1763 года, в это время исследуемая вотчина находилась во владении помещика князя Данила Ивановича Мышецкого, ранее принадлежала семейной вотчине Потапа Палицына. В его вотчине в деревне Биричево описан двор моих прадедов. Указано, что в промежутке между второй (1743 года) и третьей (1761 года) ревизскими сказками умерли Семён и его сын Роман. Семён Иванович умер в 1752 году в возрасте 79 лет, а его сын Роман умер в 1760 году в 54 года. У Романа остались два сына. Первый Клементин 1730 г.р., у него жена Фёкла Авериенива 1728 г.р., родом она из села Велца. Второй сын Романа – Архип, умер 1743 году.

Главная запись в этом документе сделана за Климентином Романовым и его женой Фёклой Авериениевой: «В 1740 году бежали оба» (5). После этой записи их след с Шуйского погоста исчезает и появляется в Исповедной росписи Пярдомльской выставки Климецкого Колбецкого погоста в 1763 году. Они записаны в крестьянском дворе деревни Усадище помещицы капитанши Ирины Вельцовой, двор №28: «Климъ Романовъ 41 (год) жена ево Фёкла Аверинева 32 (года) сынъ ихь Василий 10 (лет)» (6).

Капитанша Ирина Вельцова – это дочь Потапа Савина Палицына, его вотчина по наследству перешла дочери. К этому моменту она вышла замуж на капитана Семёна Христофоровича Вельца. Вместе с мужем они проживали в усадище Веселец. В дальнейшем, когда случилось горе в семье моих предков – Василий Климентиновичь рано умер, оставив жену с 5 детьми – помещики временно взяли её на содержание к себе в усадьбу Веселец. Затем нашли и подходящего жениха – овдовевшего крестьянина из деревни Славково, куда в дальнейшем и переехали мои предки. Но это уже другая история…

Для исследования были изучены:

    1. Писцовая книга Обонежской пятины Заонежской половины Андрея Лихачева, 1563 г. // Материалы по истории народов СССР. Вып.1: Материалы по истории Карельской АССР: Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг.
    2. РГАДА ф.1209 оп.1 д.963 Писцовая книга Обонежской пятины (Заонежской половины) Новгородского уезда, писца А.Плещеева.
    3. РГАДА, ф.1209, о.1, д.971 Писцовая книга дворцовых погостов Обонежской пятины (Заонежской половины) писцов П.И. Воейкова и дьяка Ив. Льговского. 1616-1619
    4. РГАДА, ф.1209, о.1, д.308 Писцовая книга Заонежских погостов Обонежской пятины Никиты Панина и подьячего Семена Копылова, 1628—1631 гг.
    5. РГАДА, ф.1209, о.1, д.980 Переписные книги Заонежских погостов переписи И.П. Писемского и Л.Г. Сумина за 1646-47г.
    6. РГАДА, ф.1209, о.1, д.1137 Переписная книга Олонецкого уезда Заонежских погостов Новгородского уезда, переписи стольника И.Аничкова. 1678 г.
    7. РГАДА, ф.1209, о.2, д.8579 Переписная книга помещичьих, монастырских и дворцовых крестьян; церковнослужителей Олонецкого уезда (Шуйской половины) переписи Алексея Федоровича Головина. 1707
    8. РГАДА ф.350 оп.2 д. Ревизская сказка за 1720 г.
    9. ГАНО ф.480 оп.1 д.1486 Исповедная роспись Олонецкого уезда Олонецкой епархии Шуйский погост за 1738 год.
    10. РГАДА ф.350 оп.2 д.2389. Ревизская сказка 1763 г. Шуйский погост.
    11. Ряд книг и исследовательских работ.

(1) РГАДА ф.1209 оп.1 д.976. Л.623.

(2) Чернякова И.А. История Карелии XVI-XVII вв. в документах. IV. Писцовые книги Заонежских погостов 1616-1619 гг.

(3) РГАДА ф.1209 оп.1 д.1137. Л.162 об. — 163

(4) РГАДА ф.350 оп.2 д.2363. Л.491 об.

(5) РГАДА ф.350 оп.1 д.2389. Л.1-1 об.

(6) ГАНО ф.480 оп.1 д.1278 Л. 610.

Станислав Смирнов




Просмотров - 413Поддержать проект

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *