Конец 2003 года — в Финляндии и Швеции зимой. Часть вторая

Итак, закончилась вечерняя экскурсия по Турку. Мы на нашем автобусе приехали в порт. Наступило время посадки на паром. Инструктор объяснил нам, что мы должны дальше делать и куда идти. Кстати, с самого начала поездки было объявлено, что если кто-то где-нибудь задержится более чем на 15 минут, то его ждать не будут, и он останется за границей. За всю поездку, к счастью, таких инцидентов не произошло, все были в целости, и мы никого не потеряли. Мы вышли из автобуса, зашли в большой зал, из которого был проход прямо на паром, по длинному закрытому туннелю.

Порт, Финляндия

Тут я впервые ощутил прозрачность границ между странами Европы. Уже тогда действовала шенгенская виза. Сейчас, кстати, хотел написать, что у меня действовала ещё финская виза, полученная летом. Но заглянул на всякий случай в старый загранпаспорт, и увидел, что это было не так. Сейчас же если у тебя хорошая визовая история, то выдать визу могут и на два года. Тогда выдавали на короткий промежуток времени – на 2-3 месяца. Летняя у меня закончилась, и специально для этой поездки мне пришлось делать однократную шведскую визу на три дня. Так что мне пришлось не в Швецию ехать по финской визе, а наоборот, в Финляндию – по шведской. Отсюда мораль: товарищи, храните все документы в домашнем архиве. Память может вас подвести, а документы не подведут. Так вот, о прозрачности европейских границ того времени. Заходили мы на паром через широкий коридор, метра 3-4. Шла большая масса народу, весь этот коридор был заполнен людьми. И только с одной стороны скромненько стоял пограничник, просивший показать в раскрытом виде загранпаспорта с визами. Мне кажется, что у многих он эти визы и паспорта даже не видел. Так мы пересекли финско-шведскую границу, и оказались на пароме, то есть громадном 12-этажном лайнере, который перевозил, как мне казалось, много сотен (если не тысячи) пассажиров и сотни транспортных средств (машины, автобусы и т.д.) – на нижних этажах. Это был целый громадный плавучий город с бесчисленными каютами, с супермаркетом, ресторанами, местами для отдыха, и, по-моему, даже с бассейном. В общем, конечно, первая же ассоциация была с Титаником. Но мы надеялись всё же на более оптимистичный финал.

Лайнер

Нам выдали ключи от наших кают. Тогда, кстати, впервые я столкнулся с ключом в виде пластиковой карты: вставляешь её в замок твоей каюты и он открывается. В чужую каюту, таким образом, ты не попадёшь, и к тебе никто чужой не попадёт. Хотя мы зашли на паром довольно поздно, часов в 8-9 вечера, но никому из нас, конечно, не хотелось спать, пока мы не обследуем все закоулки парома. Ведь это так интересно – побродить по такому плавучему городу! И долго, где-то 2-3 часа мы бродили по парому. Заходили в супермаркет, и мне было удивительно, что, в отличие от обычного супермаркета, нас слегка покачивало. Хорошо, что не было сильной качки, и продукты с полок не падали. Осматривали рестораны, кафе, места для отдыха. В одном таком большом холле на стене была огромная карта Ботнического залива с Аландскими островами, на ней пунктиром изображен весь маршрут от Турку до Стокгольма. Пунктир показан лампочками, и по мере нашего продвижения по маршруту эти лампочки зажигаются. Таким образом, видно, сколько мы прошли, и сколько ещё осталось. Размер карты примерно 5 х 3 м. Особенно большое впечатление произвел выход на открытую палубу, подъём на самый верхний этаж. Представьте себе: декабрь, Балтика, открытое море, дуют сильные холодные ветра, и мы стоим на палубе, очень высоко, смотрим в морскую даль, видим множество рассеянных мелких островов Аландского архипелага, маяки, горящие на них – это производит сильнейшее впечатление. Потом уже спустились мы вниз, и разошлись по каютам. Надо было и поспать, впереди был ещё длинный день путешествий. Кстати, моя каюта была примерно на уровне ватерлинии, и, засыпая, я слышал, как об стену нашего корабля стучали толстые льдины Ботнического залива. Самое главное было – не проспать, поскольку паром – это не поезд, не автобус: подъедет к причалу тихо, так, что ты и не заметишь, а про судьбу опоздавших я помнил из инструкции гида. Поэтому все мы завели себе будильники на телефонах, и благополучно проснулись вовремя.

В Стокгольм мы прибыли рано утром, отдохнувшие, бодрые. Опять та же прозрачная финско-шведская граница, на сей раз уже со шведской стороны. Честно говоря, по-моему, там вообще никто не смотрел паспорта. И вот наш дружный коллектив человек из 40-50 пассажиров отыскивает в нужном месте свой автобус, мы садимся в него, и едем в Стокгольм. В столице Швеции мы провели один день, но много чего успели там посмотреть. Ездили и ходили по улочкам города, смотрели на крыши, по которым летал Карлсон. Видели памятник печально известному у нас Карлу Двенадцатому. Любопытно, что наша поездка пришлась как раз в канун вручения Нобелевской премии. Мы посещали Стокгольм 8 декабря, а процедура вручения премии в городской Ратуше проходит 10 числа. Поэтому мы видели множество приготовлений и ожидание всемирно известной церемонии.

Стокгольм, Швеция

Стокгольм, Швеция

Особенно запомнилось место убийства премьер-министра Швеции Улофа Пальме. Памятная доска вмонтирована прямо в том месте улицы, где его убили, в асфальтовое покрытие. Помню, в детстве, мы знали практически всех глав правительств и крупных политиков мира: Густав Гусак, Андреас Папандреу, Николае Чаушеску, Войцех Ярузельский, Ясир Арафат, и очень много других. Если люди моего поколения услышат эти имена, то вспомнят своё детство. Особенно громко и трагично в нашем детстве прозвучали два политических убийства: осенью 1984 года была убита Индира Ганди, а через полтора года – в феврале 1986 – Улоф Пальме. И вот на одном из этих печальных мест мне удалось побывать.

Большое впечатление произвел Скансен – это историко-этнографический музей под открытым небом. Мы знаем много таких музеев в России – во многих исторических городах есть такие места, куда свозят старинные дома, церкви, другие постройки, и оборудуют музеи этнографии, крестьянского быта. Например, один из самых известных музеев такого рода у нас – это Витославлицы под Новгородом. Так вот, первым в мире из таких музеев был Скансен в Стокгольме. Музей расположен на довольно большом острове, основан ещё в конце 19-го века. И если вы хотите посмотреть, как выглядела Швеция 18, 19 и 20-го веков, то вам нужно ехать в Скансен.

И, пожалуй, одно из сильнейших впечатлений – это посещение единственного в мире сохранившегося парусного корабля начала 17-го века – Ваза (иногда произносят Васа). Корабль был построен в 1628 году, во время правящей королевской династии Ваза, потому и имеет такое название. По замыслам проектировщиков, это должен был быть мощнейший военный корабль Швеции, но судьба у него оказалась совсем другой. Его спустили на воду, но от того, что были ошибки при его проектировании, он тут же, недалеко от Стокгольма, затонул. Пролежал он под водой более 330 лет, и в середине 20-го века был найден одним энтузиастом, поднят наверх, отреставрирован, и теперь мы имеем возможность рассматривать этот уникальный объект. У корабля сохранились даже паруса! Вокруг него соорудили большой ангар, который превратили в музей. Рядом с кораблём поставлен помост в несколько этажей, и, идя по этому помосту, но не заходя внутрь корабля, ты заглядываешь в него, видишь всё, что находится снаружи и внутри, рассматриваешь все детали. Это необыкновенное зрелище, словно воскресший парусник с пиратских времён!

"Ваза" - парусный корабль начала 17-го века

«Ваза» — парусный корабль начала 17-го века.

Зимний день короток, быстро стало темно, и вот уже поздно вечером мы вновь садимся на паром, прощаемся со Швецией, и на протяжении ночи вновь плывём по Балтике, возвращаясь в Финляндию. Сейчас точно не помню, но, кажется, возвращались мы не в Турку, а в Хельсинки. Там утром снова сели в автобус, и двинулись на восток и немного на юг – ближе к родным местам.

Последней нашей остановкой был финский город Порвоо. Это второй по старшинству город Финляндии после Турку. Население здесь около 50 тысяч, что считается очень большой цифрой. Город известен с 14-го века. В центре города находится очень интересный, овеянный древностью Кафедральный собор Девы Марии. Снаружи выглядит очень эффектно, по-старинному. Не стоит здесь касаться вопроса, что такое лютеранская церковь сегодня, но скажу, что внутреннее, духовное содержание прямо противоположно внешнему впечатлению. Этот собор знаменит тем, что после последней на сегодня русско-шведской войны с его кафедры Александр Первый зачитывал финнам манифест о том, что Финляндия входит теперь в состав Российской Империи. Этот вариант государственного устройства Финляндии продлился более 100 лет, и не был плохим в истории данного народа. Побродили мы и по улочкам старинного Порвоо, под ногами хрустел снежок, и был уже лёгкий морозец. Опять же для меня, профессионального сборщика клубники в этой стране, данная картина была непривычной, и очень интересной.

После Порвоо мы ещё заехали в некоторые магазины, недалеко от границы, закупили традиционный кофе, чай, другие продукты, которые мы привыкли привозить из Финляндии, и двинулись уже в родную сторону. Быстро прошли обе границы и поздно вечером вернулись в наш родной город. Вот такое было путешествие. Приближался Новый год, и я начинал планировать следующие заграничные поездки, которые будут описаны в дальнейшем.

Вадим Грачев

Конец 2003 года — в Финляндии и Швеции зимой. Часть первая




Просмотров - 501 Поддержать проект

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *