Воспоминания о Павле Павловиче Царенко

Бывают люди, олицетворяющие собой ту область, в которой они трудятся, или то место, в котором они пребывают. Пожалуй, одной из таких фигур на нашем факультете был и остается профессор Павел Павлович Царенко.

Профессор Павел Павлович Царенко

Без его участия невозможно было представить ни одну конференцию, собрание, заседание, праздник, а если посмотреть шире, то и всю животноводческую науку в целом. И это не просто громкие слова. Подтверждение этой мысли я встречал не раз. Когда мне доводилось несколько раз бывать в институте птицеводства в Сергиевом Посаде, то многие сотрудники, и высокопоставленные, и рядовые, узнав, что я из Санкт-Петербурга, тут же вспоминали с теплотой и уважением Пал Палыча, как мы все его называли, и просили передать ему привет. Как-то меня занесло за две тысячи километров, в Ставропольский край, где был селекционный центр по работе с индейкой, и там местные жители вспоминали: «А мы знаем вашего профессора Царенко, он нам помогал в работе». Он публиковался в журнале «Птицеводство», в других центральных изданиях, писал монографии, учебники, изобретал приборы, подготовил множество учеников, читал лекции, учил студентов. Все это сделало его широко известным ученым в области животноводства.

Впервые я увидел Павла Павловича Царенко 1 сентября 1993 года. Тогда нас, только что поступивших на первый курс, принимали в студенты. Заведующие кафедрами и профессора поздравляли нас с поступлением, кратко рассказывали о факультете и своих кафедрах. Среди них был и Пал Палыч, который напутствовал нас своим мудрым и остроумным словом. Иногда ничего не нужно знать о человеке, а лишь послушать как он говорит, и ты ощутишь масштаб личности. С того дня на протяжении двадцати пяти лет я восхищался речью уважаемого профессора.

Потом были лекции – по птицеводству, овцеводству. Не секрет, что лекторы бывают разные. Один читает скучновато, другой грешит словами-паразитами, навязчивыми движениями. Это порождает и соответствующую реакцию студентов. Павел Павлович был эталоном лектора. Его послушать ходили даже нерадивые студенты. Бывало, зная, что сегодня в расписании его лекция, уже заранее готовишься к чему-то интересному. Настоящий лектор должен быть артистом. Пал Палыч таким и был, со скупостью выразительных средств, с одинаково интересными формой и содержанием. Вот он проходит по рядам, слегка опустив голову, встает за кафедру, и начинает повествование не очень громко, но отчетливо. Слушая его, ты понимаешь, что он великолепно знает свой предмет, что он сказал лишь немногое, но самое главное – это тоже закон жанра, не нужно утомлять слушателей. Скупой жест рукой, сдвинутые брови, умный взгляд из-под очков, различные интонации голоса, а самое главное – обаяние интеллекта – вот те выразительные средства, которыми он пользовался на лекциях. Он всегда, как мне казалось, с восторгом относился к предмету повествования, любил то, о чем рассказывал, будь то люди, животные, или тайны Вселенной.

В своих рассказах он как бы удивлялся мудрости природы, душевной красоте и таланту людей. И, конечно, нельзя не вспомнить его замечательное чувство юмора, которое украшало всю его личность. Юмор был острый, но добрый, умный, иногда даже не для «средних умов», и, если так можно сказать, скромный – он как будто лишь намекал на юмор, позволяя дальше человеку додуматься самому. Слушая лекции, мы поражались его эрудиции и глубине знаний. Часто он приводил какие-то примеры из не только из науки, но даже из классической литературы, выискивая в ней упоминания о домашних животных. Часто у него в ходу были имена Чехова, Толстого, Тургенева, Некрасова. Так, рассказывая что-то о каплунах, он тут же поведал, что это название упоминается в одном из рассказов Чехова, и сходу процитировал дословно отрывок из него. Рассказывая нам о корифеях зоотехнической науки, которых он застал при жизни, с юмором говорил: «Чувствую себя как Лев Толстой – не могу молчать!»

Как-то мы спросили у него, что нужно для того, чтобы научиться хорошо читать лекции? Он ответил нам: «Нужно хорошо знать предмет повествования, тщательно готовиться, обязательно написать лекцию на бумаге, но никогда по бумаге не читать». Я и теперь стараюсь пользоваться его советом, уже сам давно читая лекции.

Неудивительно, что, проработав на факультете столько лет, Пал Палыч стал его «живой историей». Я бы также сказал, что многие годы он был и его историографом. Каждый раз при приближении какой-либо памятной даты на него традиционно возлагались обязанности написать историческую статью, собрать воспоминания, отредактировать книгу, сборник статей, выступить с докладом, посвященным истории факультета, кафедры, выдающегося ученого. Его имя можно встретить в составе редколлегий, а часто и в качестве главного редактора не только сборников научных трудов, но и исторических изданий о факультете, университете. Кроме того, эта история как бы «жила» в нем. Он к ней часто обращался, всегда вспоминал старших, ушедших коллег, учителей. Бывало, входишь к нему в кабинет, и видишь: на стене над рабочим столом висит портрет Виктора Петровича Никитина, родившегося аж в 1876 году. Пал Палыч был последним его аспирантом, и всегда с восхищением рассказывал нам о своем выдающемся учителе, знавшем несколько иностранных языков, написавшем классические учебники по птицеводству. По-видимому, он был последним, кто на факультете знал Никитина лично.

Особенно восторженными были его рассказы о своем предшественнике на кафедре, выдающемся ученом-птицеводе Сильвестре Ивановиче Боголюбском. Из его воспоминаний можно было понять, какое значительное влияние Боголюбский оказал на формирование личности и самого Пал Палыча. Его рассказы были настолько интересными и живыми, что нам казалось, и мы лично знали этого корифея науки и выдающегося человека. С особой теплотой он также вспоминал безвременно ушедшего Олега Аркадьевича Елисеева, нашего декана. Обладая такой богатой исторической памятью, он и нам передавал эти знания, рассказывал о традициях факультета. Теперь наша задача – сохранить это наследие и передать его последующим поколениям, что и стараемся делать по мере сил.

Помимо того, что Павел Павлович играл важную роль в официальной жизни факультета, без его участия невозможно было представить и ни одного неофициального мероприятия. Он всегда был востребован на различных праздниках, линейках, выпускных вечерах, юбилеях. Кто лучше всех поздравит студентов? Ну конечно же он! Наверное, сотни раз ему приходилось выступать на подобных мероприятиях, но всегда он находил какие-то искренние, неформальные слова, всегда отмечал что-то индивидуальное именно в этих людях, воодушевлял их своим словом. На любом собрании, банкете, чаепитии он по умолчанию был тамадой, и мы всегда знали: если Пал Палыч здесь, значит праздник состоится. Он создавал праздничную атмосферу, приподнятое настроение, а представляя каждого выступающего, всегда находил что сказать о нем: остроумно, оригинально, с большим юмором.

Павел Павлович был невероятно богатой, разносторонней личностью. Помимо своих научных и технических достижений, он был серьезным знатоком философии, классической литературы, культуры, занимался спортом, сохраняя до последних дней прекрасную физическую форму, играл в шахматы, одет всегда «с иголочки», как и положено профессору: скромно, но с большим вкусом. Живо интересовался молодежью, студенческой жизнью. Услышав что-нибудь новое, например, какое-нибудь словечко из молодежного сленга, пытался его осмыслить и объяснить с высоты своих знаний. При большом почтении к прошлому, к истории, он все же был всегда устремлен вперед. Всегда следил за современным состоянием животноводства, пытался предсказать как оно будет развиваться, какими путями. А однажды, совсем недавно, был объявлен конкурс студенческих сочинений на тему «Животноводство будущего». Пал Палыч был главным вдохновителем и судьей этого конкурса. Итоги подводились на студенческой конференции. Пал Палыч, как истинный артист, зачитывал выдержки из особо понравившихся ему сочинений, иногда под оглушительный хохот аудитории.

В начале июня 2018 г. я зашел к нему поделиться радостью: познакомился с родственником Д.А. Кисловского, выдающегося ученого-зоотехника. Оказывается, у наследников хранится архив ученого, с которым можно поработать, изучить интересные материалы из его научной биографии. Пал Палыч тут же поощрил мой интерес: «Обязательно поработайте, а если выступите с докладом на конференции на эту тему, то я с удовольствием послушаю. Да и вообще, заходите почаще, а то мы редко видеться стали!» Договорились, что как только закончится сессия, встретимся, посидим за чашкой чая, поговорим. А через три дня я узнал скорбную новость, что Пал Палыча не стало. Как оказалось, это было наше прощание.

Вот с такой замечательной личностью нам посчастливилось общаться и работать рядом на протяжении многих лет. Для меня это общение длилось ровно четверть века. Как говорится, большое видится на расстоянии, и сейчас, спустя некоторое время, можно сказать, что всем нам очень повезло встретиться с таким прекрасным человеком. Каждого из нас он чем-то обогатил, оставил свой неизгладимый след в душе, и конечно, мы будем всегда его помнить. Ведь человек жив пока жива память о нем.

Вадим Грачев

 



Просмотров - 161



Группа ВК Эксклюзив


← ВЕРНУТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *