Последняя великая старуха. К 100-летию со дня рождения Татьяны Петровны Панковой

Когда говоришь о Татьяне Петровне Панковой, то кажется, что не хватает эпитетов: грозная, неистовая, лукавая, страшная, мудрая, добрая, трогательная, нежная, наивная, эксцентричная, элегантная, задорная – это только некоторые штрихи, обозначающие ее творческий потенциал. Кого только она не играла за свою долгую жизнь! Не играла разве что красавиц-героинь, поскольку не была создана для этих ролей природой. Зато все остальные роли играла бесподобно.

Актриса Татьяна Петровна Панкова

О некоторых актерах мы можем, к сожалению, лишь прочесть в книгах, посмотреть их фотографии – они жили в ту эпоху, от которой больше ничего не осталось. Как бы я много отдал, чтобы увидеть на сцене Щепкина, Мочалова, Ермолову, услышать голоса Рыкаловой, Никулиной, Ольги Осиповны Садовской, или посмотреть на музу Островского – Никулину-Косицкую. Но, к сожалению, нам остается только довольствоваться воспоминаниями и фотографиями. Какие-то крохи в виде несовершенных аудиозаписей остались от Ермоловой, Федотовой, Южина, чуть более совершенные – Прова Садовского, Николая Яковлева. К счастью для нас, Панкова жила в другую эпоху, она наша современница, прожила она почти целый век! Она являлась мостиком, связывающим нас с той легендарной эпохой русского театра, когда со сцены, прежде всего, несли Великое Русское Слово. Она и сама продолжала его нести для нас.

До последних своих дней Татьяна Петровна относилась к театру с трепетом, всю свою жизнь продолжала учиться, никогда не была довольна собой, а перед каждой новой ролью трепетала как студентка. И вот из этого благоговения и рождались те шедевры, которые мы видели как в театре, так и в записи на пленке. К счастью, их осталось много. Репертуар был, как уже отмечалось, весьма разнообразен. Мне запомнились ее роли, например, в спектаклях из западного репертуара. Так, она весьма убедительно играла служанку Нанетту в спектакле «Евгения Гранде», или какие-то эксцентричные западноевропейские дамочки в шляпках, с сумочками в руках – также великолепно были исполнены ею. Помнится, в радиоспектакле «Алмазная западня» по произведению Хаггарда «Копи царя Соломона» она даже играла негритянку-колдунью Гагулу, производя страшное впечатление на слушателей. Было и множество советских ролей. Например, она блистательно сыграла старую убежденную коммунистку – Малышеву в спектакле по произведениям Шукшина «Беседы при ясной луне». В этой роли был и юмор, и жесткий характер, и личная драма – глубокий, многогранный образ.

Но как бы ни была она блистательна в западных и советских ролях, для меня лично Татьяна Петровна Панкова, прежде всего, выразитель яркого русского национального характера во всех его проявлениях. Например, Матрена во «Власти тьмы» по Толстому – жуткий образ. Весьма искусно прикрываясь шутками-прибаутками, или якобы соображениями здравого смысла, по сути, она является вдохновительницей всех страшных преступлений, описанных в этом произведении. От этого образа так и веет адским леденящим холодом. Или вот последняя ее роль – псевдоюродивая Манефа в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты». Конечно, сравнивать игру великих актрис – дело неблагодарное, но мне кажется, что здесь Панкова в какой-то мере превзошла и Пашенную, и Зуеву, и других, менее именитых актрис, игравших эту роль. Может быть, такое впечатление складывается еще и потому, что ее Манефа была при всем классическом рисунке роли очень современна, созвучна нашему времени. И, конечно, потрясающей красоты русская речь Панковой: «Убегай от суеты… Не будь корыстолюбив… Была в некоем благочестивом доме, дали десять рублей на милостыню; моими руками милостыню творят – святыми-то руками оно доходчивее, нежели грешными-то. В некоем благочестивом доме пила чай да кофей». В этих фразах словно ощущаешь физически каждый звук, каждую буковку – настолько четко они произнесены, и вместе с тем, так гармонично и естественно! Да разве можно описать красоту русской речи! Это все равно, что описать красоту журчащего ручья, шумящей дубравы, силу буйного ветра и дождя. Это сделать невозможно, нужно лишь погрузиться в эту стихию, слушать и наслаждаться. Каждый, кто слушал и слышал речь Татьяны Петровны Панковой, тот всегда наслаждается несказанной красотой Великого и Могучего русского языка!

Актриса Татьяна Петровна Панкова

А вершиной всего творчества нашей героини, на мой взгляд, являются роли русских бабушек. Бабушка в русской культуре – это сакральный образ: хранительница старины, традиций, оберегающая и наставляющая молодежь, передающая опыт прежних поколений. Именно такой ролью была у Панковой баушка – так на уральском диалекте произносилось это слово в спектакле Малого театра «Каменный цветок» по сказам Бажова. Мудрая, когда нужно, даже хитрая, бесконечно добрая, сострадательная, она является хранительницей того мира, в котором живут герои этого спектакля. Именно бабушка является опорой, нравственной основой в этом произведении, и ты понимаешь изначально, что если есть такая героиня, значит, все будет хорошо. А речь бабушки, яркая, образная, нешаблонная льется, словно горная река по самоцветным камням!

Или вот на всю жизнь запоминается другая бабушка – сидящая на печи столетняя старуха в спектакле «Холопы» по пьесе Гнедича. Грозная, резкая, словно сошедшая с полотен Сурикова, написанная масляными красками. И опять же ты понимаешь, что пока вот эта бабка сидит на печи, ест кашу, вспоминает своего деда Савела Провыча, «которому бы теперь лет двести было», с нашей Россией ничего не случится. Эта монументальная старуха взирает со своей печи на весь окружающий мир как суровый ангел-хранитель, у нее все измеряется не днями и годами, а десятилетиями и веками. Сама, являясь живой историей, она, словно воскресший Нестор-летописец, передает свои рассказы о прошлом внукам. Особенно она любит недотепу-внука «с повреждением в уме» — Мирошеньку. А он ей платит взаимностью: когда бабушку надо переместить в другую комнату, Мирошенька ловко сажает ее себе на плечи и вихрем уносит в другую комнату под всеобщую овацию зрителей!

Замечательной актрисой была Татьяна Петровна, причем с годами ее мастерство и величие ощущались все больше. Мы очень рады, что прожила она такую долгую жизнь, сыграла так много ролей, смотреть на которые было истинным удовольствием! Но вместе с тем она была и необыкновенным человеком! В каждой телепередаче, каждой встрече со зрителями чувствуется ее любовь, как к профессии, так и к зрителям. Вот она рассказывает о любимых стариках: Турчаниновой, Рыжовой, Яблочкиной, Остужеве, Владиславском, Зубове, Пашенной, вот говорит о молодых актерах (кстати, за долгую жизнь Татьяны Петровны в Малом театре успело смениться несколько поколений молодежи, а некоторые из них сами уже успели стать стариками), вспоминает выступления перед солдатами на войне, перед простыми зрителями, вспоминает о своих родителях, братьях, сестре, родных и близких – во всех ее рассказах ты чувствуешь любовь, восхищение, благоговение. Отвечая на вопросы зрителей о себе, она тут же переходит к рассказам о своих товарищах. Даже книгу своих мемуаров она назвала «Моих друзей заветных имена», переходя от рассказа о себе сразу же к рассказам о своих товарищах. Она излучала добро, юмор, любовь, уважение к другим!

Актриса Татьяна Петровна Панкова

Татьяна Петровна была искренне верующим человеком, причем пронесла веру в Бога через все трудные советские годы, иногда даже страдая от этого, но от веры никогда не отрекалась. Это, очевидно, давало ей внутренние силы, чтобы до последних дней играть, выходить на сцену любимого Малого театра. И, конечно, ее укрепляли любовь к зрителю, партнерам по сцене. Когда читаешь книгу ее мемуаров, над которой она работала в последние годы жизни, то буквально проглатываешь эту книгу за один присест – настолько она интересная, добрая, яркая!

Татьяна Петровна Панкова прожила очень долгую жизнь – 94 года. Совсем недавно мы имели честь видеть ее на сцене Малого театра в спектаклях «Горе от ума», «На всякого мудреца довольно простоты», и других, и вот уже исполняется сто лет со дня ее рождения!

Она была последней великой старухой Малого театра. Старуха в театре, а особенно в Малом – это не констатация возраста, а нечто гораздо более высокое. Это состояние наивысшего театрального мастерства, концентрация силы личности, харизма, какое-то особое состояние духа. Если позволительно такое сравнение, то в монастыре бывают старцы, а в театре — великие старухи. Великих старух в театре много не бывает, иногда они исчезают вовсе, потом вновь появляются. Можно сказать, что Татьяна Петровна была последней великой старухой в своем поколении. Во многих ролях ее просто некому заменить. Но будем надеяться, что эта «вакансия» надолго не останется пустой, появятся новые талантливые актрисы, которые с блеском будут подвизаться на этом поприще, а Татьяна Петровна Панкова, и другие ушедшие в Вечность великие актеры будут их благословлять на эту роль!

Вадим Грачев

 

Просмотров - 348





Поделиться в соц. сетях



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *