Черногория. Острог. Часть 5

Пробыв довольно долго на Ловчене, мы всё же спускаемся вниз – это гораздо легче, чем подниматься. Совершаем сложные манёвры на машине, разворачиваемся, и мчимся по бесконечным горным серпантинам дальше. Наш путь лежит к самой великой святыне южных славян – в Острожский монастырь, к мощам святителя Василия Острожского.

Острожский монастырь

Острожский монастырь

По дороге мы ненадолго заезжаем в современную столицу Черногории – Подгорицу, которая звалась во время социализма Титоград, но заезжаем в неё только с краешку, нам сейчас туда не нужно. Находим нужную дорогу и мчимся в нужном направлении. По дороге проезжаем один из небольших черногорских городов – Даниловград. Запомнился он мне тем, что когда мы его проезжали, температура воздуха перевалила за 50 градусов жары. Не часто я путешествовал при таких температурах. А ещё Бобан рассказывал мне о том, что НАТОвские бомбы долетали и до Черногории во время Югославской войны. Одна из них упала возле Даниловграда. Бобан даже показывал мне это место. Дорога в Острог представляет собой как бы огромный каньон, по нижним очертаниям которого мы движемся, этакий эллипс длиной километров в 50-70, если я не ошибаюсь. Когда мы ехали по одной стороне этого эллипса, то на противоположной, в нескольких километрах от нас, на огромной высоте среди скал Бобан указал мне на начертание креста – это и был Острог. Но ехать до него по эллипсу было ещё очень далеко. Когда мы доехали до подножия скалы, на которой находится монастырь, то опять начался извилистый серпантин, причём такой узкий, что две машины, встретившись на этой дороге, разъехаться уже не смогут, одна должна будет двигаться назад и искать расширение, чтобы немного посторониться и пропустить вторую.

Поднимаемся всё выше, всё ближе к Острогу, и сердце моё всё больше начинает трепетать. Мне хочется в этом месте сказать несколько слов о святителе Василии и его монастыре – то немногое, что мне известно. Имя этого святого я услыхал впервые лет 5-7 назад, когда начал активно интересоваться Югославией, и, особенно, когда познакомился Вконтакте с друзьями, которые бывали в Сербии, Черногории, общались с сербами и черногорцами. Кто-то даже мне подарил небольшую иконку святителя Василия. Родился и жил владыка в 17 веке, в миру его имя было Стоян Иванович. В детстве, чтобы спасти юного Стояна от турок, которые могли его отобрать от родителей и сделать янычаром, он был укрыт в одном из монастырей, где настоятелем был его родной дядя, игумен Серафим. Увидев и вкусив всю красоту и благодать духовной жизни, Стоян остаётся в монастыре и со временем принимает постриг с именем Василий. Трудна была вообще жизнь христиан на Балканах в те времена, а монашеская жизнь ещё труднее. Много скитался будущий святитель по монастырям, по стране, много повидал храмов, людей. Со временем стал митрополитом, прославился благочестивой жизнью. Об этом можно почитать в его житии, в интернете написано о нём много. Меня-то особенно поразило то, как воспринимают владыку черногорцы и все почитатели сегодня – это скорый помощник, и зачастую спаситель от многих бед и напастей. Воспринимают владыку как живого и сегодня. Существует книга чудес, где фиксируются все случаи чудесной помощи владыки людям, начиная ещё со времён его земной жизни, и заканчивая нашими днями. Я видел эту книгу, она энциклопедического формата, а толщиной страниц в тысячу, если не больше.

В день когда празднуется память святителя, вся дорога к монастырю и вся его территория заполнена людьми, едут люди не только из Черногории и Сербии, приезжают со всех Балкан, из Европы, Америки, России, из Австралии, короче говоря, со всего мира. Вы не найдёте, наверное, ни одного черногорского дома, где не было бы иконы святителя Василия. Почти в каждой семье вам расскажут, как они его чтут и любят и как он им помогает в земной жизни и в духовной. Среди многих святынь владыка Василий Острожский – самый чтимый у Южных Славян. Это как для нас Сергий Радонежский. Многие черногорцы сами рассказывали мне о чудесах, произошедших с ними, или их знакомыми по молитвам к святителю Василию. Многие исцелялись от смертельных болезней, многие бесноватые становились здоровыми людьми.

Запомнился такой случай: по недосмотру родителей с площадки при монастыре в огромную пропасть упала коляска с ребёнком. Родители в ужасе кинулись вниз, спускаются на дно пропасти, коляска лежит вся разбитая вдребезги, а ребёнок стоит рядом и улыбается. Рассказывают, что к монастырю ежедневно по узкой извилистой горной дорожке ездят десятки, а то и сотни машин. В других местах довольно часто бывают катастрофы – машины падают вниз. А возле Острога за всю историю не было ни одного падения, владыка бережёт всех паломников, чтущих его память. Вот с такими мыслями ехал я к Острогу. Само название интересное. Живя в деревне, я с детства слышал это диалектное слово в русском языке. «Острог» — это значит тюрьма, место, где людей содержат очень строго. Тех, кто сидел в тюрьме, ещё на моём веку старушки называли «острожники». А здесь, видимо тоже, слово происходит от того, что очень суровое место, высоко в горах, в скале, куда не могли добраться турки, создан этот Острог. Этимология славянских языков идёт из единого корня.

На самом деле здесь существует два монастыря, нижний («Доний острог»), и верхний, «Горний». А между ними церковь в честь мученика Станка, мальчика-пастушка, убитого турками за отказ принять ислам. Побывали мы сперва в Нижнем Остроге, зашли в храм, где увидели на иконах, рядом с балканскими и общехристианскими святыми и наших родных – Иоанна Кронштадтского, Серафима Саровского, Александра Невского. Это было особенно приятно. Затем поднялись ещё выше, зашли в храм мученика Станко, приложились к его мощам. В храме в драгоценном ковчежце хранятся нетленные руки святого отрока Станко.

И вот, наконец, поднимаемся ещё выше в горы и мы уже у ворот Острога! С душевным трепетом заходим в ворота монастыря и видим удивительную картину. Сверху очертания хорошо знакомого мне по фотографиям выдолбленного в скале прекрасного храма, снизу перед храмом площадка, метров 15-20 в ширину и метров 50 в длину. Ограничена площадка с левой стороны скалами и храмом, а справа бордюром высотой метра полтора. Когда перегибаешься через бордюр, то видишь огромную бездонную пропасть, а вперёд открывается прекрасный вид: прямо, направо, а особенно налево – просторы на десятки километров – весь каньон, по которому мы ехали от самого Даниловграда, и даже дальше. Бесконечная панорама уходит куда-то за горизонт и растворяется в голубой туманной дымке. Но самое-то интересное, что вот эта небольшая площадка перед монастырём вся сплошь усеяна паломниками. Такой картины я не видел нигде, хотя много бывал по храмам, монастырям. Думаю, что несколько сотен людей там было. Люди сидели, лежали, спали, стояли – прямо на земле. Некоторые, просто так, без всякой постели. У кого-то было что подстелить под себя, у самых счастливых с точки зрения комфорта были даже укрытия от палящего солнца – палатки, навесы, зонтики над головами.

Как я уже говорил, люди приезжают сюда со всего мира, причём многим даже негде остановиться кроме монастыря – вот тут и располагаются, у подножия храма, благо холодно летом здесь не бывает, можно жить на улице, на земле – сколько угодно. Я читал, что некоторые – больные, бесноватые остаются ночевать даже под ракой с мощами святителя Василия, и часто наутро получают исцеление. Рядом с храмом множество церковных лавок, где продают много всего: иконы, свечи, маслице, литературу, утварь, еду и многое-многое другое. Но мы спешим вперёд. В противоположном конце описанной мною площадки открыта узенькая калитка, откуда начинается узкий коридор, пробитый в скалах – к небольшой церкви, выдолбленной также в скале. Именно там находятся мощи святителя Василия. От самой калитки через весь проход стоит длинная узкая вереница паломников, желающих приложиться к мощам. Когда заходим в калитку, то слышим раздающийся из колонок чудный голос Дивны Любоевич. Кто знает её, тот поймёт, какую это создавало необыкновенную атмосферу. Когда двигаешься по этому узкому проходу, сосредоточившись в себе, краем уха слышишь это пение, краем глаза видишь горы, пропасти, просторы, не видишь никаких «благ цивилизации», то тебе кажется, что время ушло куда-то назад, что ты переносишься в 17-й век, когда жил дорогой владыка, или даже во времена древней Византии. С тех пор здесь почти ничего не изменилось.

Дивна Любоевич (Сербия) – Христос Анесте! (Христос Воскресе!) Греческие песнопения.

С трепетом подходим и прикладываемся к мощам, идём обратно уже другим коридорчиком, заходим в храм, через который поднимаемся вверх, на смотровую площадку. Смотрим с ещё более высокой точки на всю эту дивную красоту, на просторы. В горах очень быстро меняется погода. Вот видно, как справа ветер принёс небольшое тёмное облачко, из которого на разомлевших паломников слегка прыснул освежающий дождик, и даже мы услышали слабые раскаты грома. Так не хотелось уходить из Острога, такая там была благодать. Казалось, что все здесь тебя любят, всем ты небезразличен. Необыкновенная атмосфера, в которой были переплетены красота природы, история, жестокость, патриотизм, святость, любовь и благодать. Могу твёрдо сказать, что из всех черногорских впечатлений больше всего в сердце мне запал Острог, и часть моего сердца навсегда там осталась. Не знаю, доведётся ли ещё когда там побывать, но впечатление он произвёл на меня неизгладимое!

Вадим Грачев с другом. Острожский монастырь

Всё хорошее когда-то заканчивается. Мы спустились со смотровой площадки, ещё раз посмотрели на огромную толпу паломников, сжигаемых палящим солнцем, подошли к монастырской лавке, где я сделал большие покупки для друзей, родных и для себя. Кроме того, кое-что в лавке выдавали каждому паломнику в благословение бесплатно. И вот мы с Бобаном и Ацко садимся в машину, и начинаем спускаться вниз, на дно этого огромного каньона, но уже по другой дороге, по его противоположной стороне. Прощаемся мысленно со святителем Василием, с мучеником Станко, с Дольним и Горним острогом, оставив здесь навсегда частичку самих себя, и увезя с собой частичку чего-то неповторимого здешнего. Впереди нас ждёт столица Подгорица, античная Дукля, Скадарское озеро, длинный туннель в горах, приморский город Петровац, прекрасная дорога вдоль адриатического побережья в родную Будву, в родное семейство Вуйовичей. День ещё только перевалил за половину. Но всё остальное будет уже в следующей заметке.

Вадим Грачев

 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

О моих друзьях-черногорцах

О моих друзьях-черногорцах. Часть 2

Моя Черногория. Часть 3

Зимние заметки о летних впечатлениях. Черногория. Часть 4

Как я побывал в античной Иллирии. Черногория. Часть 6

Мои будни в Будве. Черногория. Часть 7

Петров день в Будве. Черногория. Часть 8

До свидания, Черногория! Часть 9

О Черногории и черногорцах

 

Просмотров - 948



Группа ВК Эксклюзив

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *