Пиотровские. Всё началось в Оренбурге…

Петербург ещё только ждал своих Пиотровских, когда Сибирь и Урал их уже получили — достойных граждан и настоящих сынов Отечества…

Пиотровские на службе Отечеству

Пиотровские

Только кто-то абсолютно непросвещённый может в наше время не слышать об отце и сыне Пиотровских, двух академиках, в разное время возглавлявших крупнейший музей России, и один из крупнейших в мире, Эрмитаж. Однако, представители династии Пиотровских заслуженно занимают почётное место в ряду выдающихся личностей России на протяжении трёх веков. Их служба отмечена высокими государственными наградами, в честь семьи Пиотровских названа одна из малых планет солнечной системы, но, мало кому известны имена и дела предков двух академиков — офицеров российской армии, с честью выполнивших свой долг перед отечеством. Их имена принадлежат истории, в том числе и истории старинного уральского города Оренбурга, которую мы хотим, и считаем долгом своим, с досадным опозданием, приоткрыть.


Бронислав-Адольф Игнатьевич Пиотровский

Бронислав-Адольф Игнатьевич Пиотровский

По праву первооткрывателем прославленных имён рода можно назвать генерала от инфантерии Бронислава Пиотровского, рождённого 31 декабря 1849 года, отпрыска потомственных дворян Гродненской губернии. Юношей, выбрав для себя карьеру военного, после окончания Нижегородского, имени графа Аракчеева, кадетского корпуса, он становится юнкером только что открытого в Петербурге Павловского военного училища, руководимого будущим военным министром России, генералом Петром Ваннновским. В 18 лет он произведён в подпоручики, и определён в 145-й пехотный Новочеркасский полк. Служба шла успешно, через год, за заслуги в ней, он штабс-капитан, через три — на его погонах уже капитанские звёзды. В двадцать четыре ему вручена первая большая награда — «Орден меча» от Короля Швеции и Норвегии, а ещё через три года, в чине майора, Бронислав Игнатьевич командует 18-м резервным полком.

Начиная с 1883 года подполковник Пиотровский в течении более двадцати лет является воинским начальником трёх разных уездов, за что дважды награждался орденами «Святой Анны 3-й степени», и «Святого Станислава 2-й», после чего местом его службы и жизни становится Южный Урал. Главная задача Бронислава Пиотровского, в должности военного руководителя, состояла в работе в мирное время с военными резервами офицеров запаса армии, нижних чинов, и ратников ополчения, в их переобучении, а с объявлением войны, в организации возможно быстрого их призыва, сбора лошадей, а равно, для отправки тех и других в войсковые части. И здесь деятельность полковника Пиотровского была отмечена орденами «Святой Анны 2-й степени», «святого Владимира 4-й степени», и «Святого Владимира 3-й степени».

С началом «Русско-японской войны, в 1904-м, Борис Пиотровский был произведён в генерал-майоры, и назначен состоять при командующем 1-й Манчжурской армией в должности начальника этапного участка. За службу в Манчжурии новоиспечённый генерал был удостоен мечей к ордену «Святого Владимира 3-й степени», а после окончания войны, согласно высочайшего приказа, получил назначение на должность начальника иркутской местной бригады.

Грудь уже генерал-лейтенанта Пиотровского украсили новые ордена. Однако, прослужив в Иркутском округе три года, в 1909 году, он вынужден был испросить ходатайства командующего округом о перемещении его на ту же должность в европейскую часть Империи, в виду ухудшения здоровья жены и сына. Служба Пиотровского в Оренбурге продолжалась около двух лет. На нём, как на начальнике местной бригады, лежала распорядительная часть, и общее наблюдение за уездными и губернскими воинскими начальниками.

Кроме того, ему были подчинены, на правах начальников дивизий, местные команды, дисциплинарные части, военно-тюремные заведения, лазареты, и многое другое, что делает тыловую службу таким же передним краем, как это бывает в войне позиционной. Результатом службы тех лет стала успешная мобилизация запасных и нижних чинов в Первую мировую войну. В марте 1913 г. он был удостоен медали «300-летия Дома Романовых», а в декабре Императорским Указом произведён в генералы от инфантерии, и одновременно отставлен от службы по возрасту, с выходом на пенсию, однако руководить бригадой ему пришлось ещё целый год, до прибытия нового командира.


Борис Брониславович Пиотровский

Борис Брониславович Пиотровский

Один из сыновей Бронислава Игнатьевича, прошедший сибирскую закалку, Борис, пошёл по стопам отца, избрав карьеру военного, став, к тому же, выдающимся педагогом и учёным. Родился он не сыном генерала, а сыном майора, в 1876-м, когда отец его командовал резервным полком, и как и тот, сначала окончил Нижегородский кадетский корпус, но поступить предпочёл в Петербургское Михайловское артиллерийское училище, где, едва выпустившись, за выдающиеся успехи в математике, был направлен в Артиллерийскую академию, которую окончил с отличием в 1901 году, и где ему было предложено остаться преподавать — это определило всю дальнейшую службу капитана Пиотровского, как военного преподавателя и учёного. Он преподавал математику, механику, и артиллерию в высших военных заведениях, и кадетских корпусах. Борис Брониславович не являлся отвлечённым теоретиком — свои методические взгляды он проверял на практике, осуществляя их в своём преподавании.

Учитывая специфику заведений, куда его направляли, нести свет военных знаний было не просто. С 1903 по 1014 годы Борис Брониславович ведёт свои предметы в Николаевском кавалерийском училище, где юнкера затачивали себя на лихую кавалерийскую атаку, ещё не понимая, что лицо будущей войны всё сильнее меняется в сторону технического оснащения армий развитых стран. Что с появлением автоматического оружия, аэропланов и танков конь уйдёт в глубокое прошлое. К сожалению, тяги к точным наукам у юнкеров не было — перед глазами были примеры выпускников училища — Михаила Лермонтова, Петра Петровича Семёнова-Тян-Шаньского, Модеста Мусоргского, и более ста имён однокашников, вышедших в генералы. В почёте в то время были занятия по верховой езде, вольтижировке, рубке и фехтованию — сугубые науки считались лишним весом для кавалеристов, обременяющим всадника и лошадь. В честь докучливого «технаря», отдавшего училищу одиннадцать лет, даже был сочинён запев:

— «Прощай, полковник Пиотровский, с твоей механикой пустой»…

Напротив, коллеги и руководство высоко оценили труд талантливого математика и педагога — его награждают орденом «Святого Станислава 3-й степени». С училищем Борис Брониславович расставался со сложными чувствами. В феврале 1914-го его назначают штатным преподавателем столичного Николаевского кадетского корпуса, где оценив его вклад в преподавание, его награждают орденом «Святого Станислава 2-й степени» — он принимает деятельное участие в работах комиссии по созданию новых программ по математике для кадетских корпусов. А уже в 1915-м Пиотровского избирают непременным членом, заместителем председателя учебно-воспитательного комитета Педагогического музея военно-учебных заведений.

В том же году он получает очередную награду — орден «Святой Анны 2-й степени», и Высочайшим приказом перспективный офицер назначается заместителем директора по учебной работе Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса, считавшегося одним из лучших военно-учебных заведений России. Это была настоящая кузница высококвалифицированных военных кадров, и преданных Отечеству офицеров — на начало 1914-го года свыше полусотни из них носили генеральские погоны. В училище, и в город своего детства, полковник Пиотровский прибыл с характеристикой «педагога, в лучшем значении этого слова, твёрдо убеждённого в том, что преподаватель непременно должен быть в то же время и воспитателем» — Военное министерство России на этот раз сделало абсолютно правильный выбор.

Регалии Бориса Пиотровского

Регалии Бориса Пиотровского

В подшивках старых газет за 1917 год есть номер «Оренбургского слова» от 12 марта, в котором сообщается о том, что «от Неплюевского корпуса избран в Совет учительских депутатов полковник Пиотровский» — факт, говорящий о его высоком авторитете в коллективе кадетского корпуса.

Революция заставила Пиотровского снять погоны, в 1918-м, по распоряжению местного комитета по образованию он избран директором Оренбургской первой мужской гимназии, и переезжает в неё с семьёй — женой, Софьей Александровной, дочерью генерал-лейтенанта Завадского и четырьмя сыновьями, Александром, Георгием, Борисом и Константином. Однако, надеждам на мирную спокойную жизнь суждено было ими и остаться — грянула Гражданская война, вернувшая его на службу, только уже не понятно кому, тогда командовал атаман Дутов, и приказом Оренбургского военного округа полковник Пиотровский был признан годным к строевой службе.

В октябре 1918-го его направляют в распоряжение инспектора артиллерии, автоматически делая участником белого движения на востоке России. После поражения белых армий, Борис Брониславович снова снимает с себя погоны, и теперь уже окончательно. Остаться в России, или пополнить список эмигрантов первой волны — вопрос этот, конечно же, ставился — у бывшего белого офицера могли быть неприятности с новой властью, но связь с русской землёй оказалась крепче. В девятнадцатом, когда наступил перелом в братоубийственном столкновении двух Россий, оставив жену с детьми в казачьем Форштадте, он отправляется, конечно же, в Петербург — Петроград, город, уже давно ставший для него его родным домом, в надежде устроиться на место преподавателя, и подобрать место для нового жилья всей семьи.

С 1920-го Пиотровские уже безвыездно петербуржцы. Двадцатые годы двадцатого века оказались для Бориса Брониславовича, впервые за много лет, спокойными и плодотворными. Расцвёл заново его талант педагога и преподавателя — он преподаёт математику во многих учебных заведениях Ленинграда, но больше всего в Государственном педагогическом институте, где, на основании своего большого опыта, продвигал идею анализа, при изучении математических дисциплин, как наиболее эффективного метода расширения кругозора учащихся, и воспитания у них функционального мышления. Он выпускал учебники, и методические указания, но главное, он воспитал прекрасных сыновей, достойно служивших, и ещё более увеличивших заслуги их рода перед страной. Однако, обратимся к лицам знакомым:


Академик Борис Борисович Пиотровский

Борис Пиотровский - Лоджии Рафаэля

Биография советского учёного-археолога началась 14 февраля 1908-го, когда в семье Бориса Брониславовича и Софьи Александровны родился третий сын, — телосложением в отца, и в него же, с умными глазками, названный по отцу Борисом — кто тогда знал, что это будущий директор Государственного Эрмитажа… Октябрьская революция и Гражданская война застали семью в Оренбурге, а в 1918-м отца назначают директором Первой мужской гимназии города — именно в её стенах получает своё первое образование Пётр Пиотровский.

В 1924 году он уже студент ЛГУ — выбором шестнадцатилетнего юноши становится факультет материальной культуры и языка, а его учителя — лучшие представители дореволюционной российской и старой европейской школы археологии. Круг его научных интересов того периода — древнеегипетская письменность.

С дипломом в кармане, молодой учёный отправляется в свою первую научную экспедицию в Закавказье, а спустя год, он без обучения в аспирантуре назначается на должность младшего научного сотрудника в Эрмитаж, что позволило ему в 1938 году написать диссертацию, и получить научную степень кандидата исторических наук.

Великая Отечественная застала ученого в очередной научной командировке в Закавказье, вернувшись откуда, он самое тяжелое блокадное время провел вместе со своими сотрудниками — ни одно произведение в музейных стенах Эрмитажа не было повреждено. В этом немалая заслуга Иосифа Орбели, директора музея, и остальных работников, в том числе и Бориса Пиотровского. Более 2 млн. единиц уникальных произведений искусств, вместе с научными работниками были эвакуированы в Ереван, где в начале 1944 года в стенах научной академии Армении Борис Пиотровский защитил докторскую научную степень по теме «История и культура древней цивилизации Урарту». А незадолго до этого произошла его счастливая встреча с молодой армянской учёной, Рипсимэ Джанполадян, отдавшей ему свою руку.

Вновь созданная ячейка общества оказалась не просто счастливой семьёй, но ещё и союзом учёных-единомышленников. Скоро у молодых появляется первенец Михаил, который впоследствии продолжит дело своих родителей и станет директором Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге, работая в этой должности и ныне. Но, не забегая вперёд, продолжим рассказ о более чем замечательной судьбе самого Бориса Борисовича. Дальнейший карьерный рост талантливого учёного продолжился в Ленинграде, по возвращении в который, он, член-корреспондент Академии Наук Армении, и лауреат Сталинской премии, читает курс лекций по археологии в Ленинградском университете, где вскоре выходит его основной научный труд «Археология Закавказья».

Борис и Михаил Пиотровские

Борис и Михаил Пиотровские

В 1949-м он ненадолго становится заместителем директора по научной работе Государственного Эрмитажа, а уже Первомайские праздники 1953 года Борис Борисович встречает с особым подъёмом — его назначают руководителем Ленинградского филиала Института истории материальной культуры — эту административную должность он будет занимать 11 лет.

Заветный финиш для него наступил в 1964-м — после отстранения от должности директора Эрмитажа М. И. Артамонова его место занял Борис Борисович Пиотровский.

Этот высокий пост директора главного музея страны он занимал более 25 лет, но город своего детства, Оренбург, академик Пиотровский не забывал никогда, и даже оставил свои воспоминания той поры, в которых, спустя много лет, он скажет: «Мне очень хотелось работать сторожем в музее, но родители не позволили, что меня сильно огорчило. Тогда я не знал, что впоследствии стану «сторожем» самого крупного в стране музея. Но, несомненно, интерес к древности у меня уже начался в Оренбурге…

В дни празднования 100-летнего юбилея Бориса Борисовича Пиотровского в 2006 году, на фасаде бывшей Первой оренбургской мужской гимназии (ныне учебный корпус Оренбургского педагогического университета) открыты две мемориальные доски Пиотровским — директору гимназии Борису Брониславовичу и его знаменитому на весь мир сыну, ученику этой гимназии, академику Борису Борисовичу Пиотровскому.

Учебный корпус Оренбургского педагогического университета

Мемориальные доски Пиотровским

На торжества по случаю 100-летнего юбилея отца в Оренбург приезжал нынешний директор Эрмитажа.


Академик Михаил Борисович Пиотровский

Его яркая жизнь и научные достижения, как и достижения отца, сегодня известны во всём мире. Нам удалось взять интервью у академика Пиотровского и узнать, что было для него самым важным в прошедшем 2020 году.

Академик Михаил Борисович Пиотровский

«Эрмитаж больше, чем музей» — интервью с хранителем несметных богатств Зимнего дворца и не только — академиком Михаилом Пиотровским

Игорь Киселёв



<< ВЕРНУТЬСЯ                 МЫ ВКОНТАКТЕ                 ПОДДЕРЖИТЕ "ЭКСКЛЮЗИВ"!

Просмотров - 445

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *