Отчёт за последние несколько недель. Часть вторая. Книги

Расскажу теперь о книгах, которые я прочитал за это время. Их было всего три. Недавно я писал, что одна из ста моих любимых книг – «Алый Первоцвет» баронессы Эммы Орци. Читал я ее на английском языке, издание начала 20-го века. Также смотрел два фильма – 1930-х и 1980-х гг. Старый фильм с Лэсли Ховардом совершенно изумительный, смотрел и пересматривал его раз 10-15, он не сравнится с более поздним. Так вот, всё это я читал и смотрел, а на русском языке не удалось прочесть этот роман. Видимо, в силу своей идеологической направленности (против Французской революции, в защиту аристократов), он в советские годы и вовсе не переводился, мало кто знал о существовании этого романа. И только в постсоветские годы он был переведен и издан на русском языке. Я искал его, не мог найти, потом, наконец, через интернет удалось заказать.

«Алый Первоцвет» баронессы Эммы Орци

Правда, он был издан под одной обложкой с другим романом, с таким страшным названием «Дьявол верхом», и вторая странность – не все было правильно переведено в тексте. Даже сам заголовок оказался странным – «Алый Пимпернель» — так по-русски и написано это английское слово Pimpernel. Как-то сразу убеждаешься, сколь важно звучание заглавия книги: английское «The Scarlet Pimpernel», или русское «Алый Первоцвет» — прямо дух захватывает, как это точно, образно, красиво и мощно. А когда делают из этого некий гибрид «Алый Пимпернель» — получается какая-то нелепость, лишенная всей первоначальной энергии. Кроме того, и в самом тексте тоже много нелепостей, которые мешают прочувствовать энергетику, заложенную автором в это произведение. В который раз убеждаешься, что правильный перевод – это великое искусство. Но в целом, даже с таким не очень качественным переводом, я вновь погрузился в замечательный мир героев этого романа, с восхищением следил за героическими действиями сэра Перси Блэйкни, его супруги Маргарет и его команды – лиги Алого Первоцвета. И как приятно, что все заканчивается хорошо. Кстати, между книгой и фильмами есть некоторые расхождения, и обнаруживать их, все глубже погружаясь в мир героев – это настоящее удовольствие.


Второй роман, который я прочитал, — это, как я уже говорил, «сосед» Алого Первоцвета по книге, разделивший с ним общую обложку – «Дьявол верхом». Писательница, создавшая его, Элеонор Алиса Хибберт, писала под несколькими псевдонимами, в данном случае это Виктория Холт.

«Дьявол верхом»

Это писательница 20-го века, прожила его чуть ли не полностью (1906-1993), за долгую творческую жизнь написала порядка 200 романов. Естественно, не все они одинакового качества, но этот очень хорош. Примерно треть действия протекает в Англии, две трети – во Франции. Герои оказываются в конце 1780-х годов ввергнуты в пучину Французской революции, претерпевают множество приключений, суровых испытаний, но в конце все будет хорошо. Именно тема Французской революции и объединяет оба произведения под одной обложкой с общим названием «Приключилось однажды…». Первый роман по объему 200 стр., второй – 300. За несколько вечеров неторопливого чтения можно осилить и получить разнообразные эмоции.


Третье произведение, которое я прочитал на больничном – это Илиада Гомера. Да, да, наконец-то я ее закончил, хотя первые 3-4 песни были прочтены еще в начале года, потом как-то надолго отложил в сторону. А тут решил, что надо продолжить постигать «Библиотеку Всемирной Литературы». И вот Илиаду освоил. Читал я классический вариант, в переводе Гнедича, несколько тяжеловатый, тяжеловесный (известно, что еще Пушкин в эпиграмме это отразил), однако в этом и достоинство перевода – по-видимому, он весьма близок к оригиналу.

Илиада Гомера

Чтобы передать дух произведения, Гнедич очень много слов, процентов десять, переводит кальками с древнегреческого, как бы сочиняя слова, явно не существующие в русском языке. Я некоторые из них выписывал на ту же бумагу, типа «лилейнораменная Гера», «гордовыйные кони», «быстрокатные воды», «Арей меднобронный», «пышноодеждные кормилица и невестки», «бронеблещущий и шлемоблещущий Гектор», «кудреглавые мужи ахейцы», «Агамемнон пространнодержавный», «тучегонитель ветр», «кони твердокопытные и звуконогие», «Аполлон-дальновержец», и много-много других. Это все не существующие у нас слова, но они помогают глубже погрузиться в настоящий язык Гомера. Надо сказать, что перед началом каждой из 24-х песен (глав) я просматривал в интернете краткое содержание, чтобы понимать сюжет, а потом приступал к чтению. Так за вечер я осваивал примерно от 1 до 4 песен, каждая из них объемом примерно 20 стр. Постепенно я разобрался в этой «Санта-Барбаре», ибо героев там, действительно, очень много. Даже завел себе бумажку, которую разделил пополам и выписывал слева греков, справа – троянцев, заодно добавляя их родственные и дружеские отношения. Так постепенно вся ткань этого произведения вырастала у меня перед глазами. Ключевым событием Илиады является убиение Гектором Патрокла, скорбь Ахиллеса о своем друге – Патрокле, месть и убийство Ахиллесом Гектора, выкуп Приамом (отцом Гектора) его тела у Ахиллеса и погребение Гектора. Ну и также много других событий, как бы несколько второстепенных на фоне этих, основных.

Много раздумий посещало меня во время чтения. Интересно, что Илиада – это одно из первых произведений художественной литературы, написано в 8 веке до н.э., то есть примерно 2800 лет назад. Много в ней встречается архаичных индоевропейских моментов. Скажем, очевидно, это первое произведение, где описаны кулачные бои, подробно, страницах на 3-4. Их устраивают греки в память о погибшем Патрокле. Так что Греки были бузниками, почти 3000 лет назад. Также нужно отметить особую заботу о теле умершего, или погибшего человека. Самым страшным событием для древнего грека было то, если его тело не будет погребено с почестями, как положено, а брошено на съедение собакам. На этом вопросе, кстати, они устраивали всевозможные спекуляции и шантаж, унижая противника. Именно поэтому так унижается старый Приам, умолявший Ахиллеса, убийцу его сына, отдать тело Гектора за дорогой выкуп. К слову, до этого Ахиллес две недели надругался над телом Гектора, почти каждый день волоча его по земле, привязав к лошади. Страшно представить, что от него осталось к моменту выкупа при греческой-то жаре. А погребение тела по традиции – это сожжение на костре и захоронение сожженных останков в специальной урне. Тут, конечно, приходят на ум воспоминания Ибн Фадлана от 921-го года нашей эры о похоронах знатного руса в Волжской Булгарии. Это почти 2000 лет спустя после Гомера! А традиция индоевропейская сохранилась один к одному!

Несмотря на эпичность этого произведения, поражают некоторые конкретные жестокие факты, примеры. Так в одном месте в описании разгара битвы, автор рассказывает, как один противник воткнул копье в голову другого, и по древку копья потек его мозг, смешанный с кровью. Прямо-таки чудовищная натуралистическая картина из фильма ужасов. И такие подробности встречаются довольно часто.

Что меня больше всего раздражало в этом произведении, так это греческие боги. Они наделены абсолютно всеми человеческими страстями, капризные, хитрые, коварные, изредка великодушные. Их Олимп мне постоянно напоминал большую коммунальную квартиру, где они все время ссорятся и донимают друг друга. Кстати, если бы тогда существовало что-то типа Международного Олимпийского комитета, то он бы обязательно наказал богов и их подопечных из обеих сражающихся сторон за применение допингов и всяких запрещенных приемов. Ибо, вот герой дерется целый день подряд, обессиливает, падает от усталости, и тут вдруг прилетает какая-нибудь мадам Афина Паллада и прыскает в него «живительным нектаром». Герой тут же приходит в себя, его усталость пропадает, и он готов сражаться еще дня два. Или вдруг один увидел своего противника, замахнулся на него копьем, а тут какая-нибудь Гера сотворила вокруг кромешную тьму, а копье отвела в сторону, и роковой удар не случился. Иногда было ощущение, что это бой какого-нибудь Зенита со Спартаком, а боги – это болельщики и спонсоры. Однажды дошло до того, что боги вошли в раж, заспорили друг с другом о правилах боя, и сами стали драться по настоящему. Тогда старик Зевс, протянув к ним руки, прямо как Янукович, беспомощно говорит: «Рэбята, астанавицесь, ведь этак и наш Олимп опустеет, если вы переколотите друг друга». В общем, постоянно хотелось им сказать: «Вы боги, или кто? Почему вы ведете себя как капризные дети?».

Больше всего в Илиаде, как и во всей древней литературе, не хватало христианской парадигмы. Все герои напыщены, горды, никто не хочет показать свою слабину, считая это величайшим позором. Когда в битве возле реки один юноша-воин с троянской стороны попал под горячую руку Ахиллеса, он понял, что ему грозит неминуемая гибель, а ему так хотелось жить, он на коленях умолял не убивать его, соглашаясь на любые условия. Но, конечно, жестокий и гордый Ахиллес с наслаждением воткнул ему в горло меч и мигом его уничтожил. Милосердие, жертвенность, сострадание, покаяние – эти высшие состояния человеческого духа почти не знакомы античным героям, это все ветхие люди, еще не доросшие до евангельского мировосприятия. Так вспоминаются наши русские бабушки, протягивающие кусок хлеба пленным немцам, тем самым, которые несколько месяцев назад убивали на фронте их сыновей. Древнему греку, конечно, это покажется дикостью. Это все пришло в мир только с христианством. Греции оставалось ждать еще чуть более 800 лет. За это время она прошла долгий путь от капризных богов, враждующих в олимпийской коммуналке, до великой и смиренной надписи «Неведомому Богу». А тут появился Апостол Павел и все разъяснил им про этого Бога. Тогда за несколько столетий греки выработали глубочайшее и тончайшее богословие, которое было проповедано всему миру, но это уже совсем другая история.

Вадим Грачев


ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

Отчёт за последние несколько недель. Часть первая. Фильмы







Просмотров - 183

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *