Читайте только хорошие книги!

Наконец-то нашёл ещё одну ценную книжечку, которую долго искал. Гениальный Сергей Николаевич Дурылин в самом конце своей жизни написал большую книгу о гениальной Марии Николаевне Ермоловой.

Сборник воспоминаний о М. Ермоловой

Многим известна другая аналогичная книга — сборник воспоминаний о Ермоловой под редакцией Дурылина. А эта более редкая, тираж всего 10000, вышла в 1953 г. По сути она стала достойным итогом всего того обширного наследия, что написал о театре Сергей Николаевич, его лебединой песней. Если когда-то будет издано многотомное полное собрание сочинений Дурылина, то эта прекрасная монография займёт целый том. Буду наслаждаться чтением, ибо дурылинские тексты — это всегда услада для души!


Закончил читать одну из самых тяжелых и гнусных книг — Гиббона «Закат и падение Римской империи». Впервые узнал о ней лет 20 назад из романа Диккенса «Дэвид Копперфильд». Там один из главных героев, кажется Микобер, читал ее много лет. Потом узнал, что в Западном мире это одна из наиболее популярных книг и Запад по ней строит своё отношение к Риму и Византии.

Гиббон, «Закат и падение Римской империи»

Начиная ещё с 1990-х, видел на полках магазинов многотомное издание этого сочинения в тонких томах формата А4 синего цвета. Оно мне не нравилось эстетически, потому не брал его. И наконец 10 лет назад увидел вот этот чудесный семитомник, который и приобрёл. Чтение длилось с перерывами 10 лет. Помню, начинал читать первый том в скверике у Исаакиевского собора, распечатав из плёночной оболочки первый том. Читал преимущественно по воскресеньям раз в неделю. И вот сегодня, допивая чашку кофе, перевернул последнюю страницу. С самого начала автор мне не особо нравился, но когда в Древнем мире появилось христианство, у него началось беснование. Как только он о христианах не отзывается: фанатики, суеверные, мракобесные, выдумщики и прочий набор аналогичных эпитетов. В этом произведении нет ни одной светлой страницы. Гиббон не любит ни одного человека, о которых пишет: от императора до последнего раба. На каждой странице на всех своих героев он брызжет ядом и желчью. Если мыслить его категориями, то лучше сказать: «Мировая история вообще бессмысленна. Надо её стереть и забыть». Поля этого семитомника пестрят карандашными пометами — это мои споры с Гиббоном. В конце концов это уже стало идеей фикс — «дочитать Гиббона». И вот сегодня я перевернул последнюю страницу, поставив на нём крест. Читать никому не рекомендую. Читайте только хорошие книги!


Приятно, проводя выходные в деревне, вечерком почитать рассказы Сетона-Томпсона на языке оригинала, имея под рукой небольшой англо-русский словарь на 40 тысяч слов, а также толковый словарь английского языка на 100 тысяч слов — это если какая-то деталь не ясна в маленьком словаре. Для полного счастья необходима ещё толстая тетрадочка, чтобы выписывать некоторые непонятные слова с переводом, а иногда и с транскрипцией — как нас учили в университете наши классические филологические бабушки. После нескольких дней таких занятий чувствуешь некоторую прибавку в уме, а если это делать постоянно, то это невероятно полезно!

Рассказы Сетона-Томпсона


Приобрёл сегодня книжечку в букинисте 1929 года издания, а у неё даже страницы не разрезаны. Таким образом, я первый её читатель за 90 лет!

Византия и эпоха великого переселения народов


Погрузился в подводный мир!

Книги о рыбах, рыбоводство


Ещё один маленький штрих в тему о «битве цивилизаций». Полистал вчера фундаментальную, толстую книгу Рихарда Мутера «Всеобщая история живописи». Как вы думаете, сколько страниц там уделено России, или, скажем, Византии? 50? 20? 10? Ошибаетесь — 0. Нас там просто нет. Мы для Запада ноль, не существуем. И так во всём, кроме, пожалуй, пушечного мяса и газовой трубы.

История мировой живописи


«Пирамида» потихоньку двигается. Уже почти треть книги осилил. Были времена когда писатель был и голосом народа, и совестью, и пророком. Читаю сейчас с интересом биографию этого замечательного писателя, написанную Захаром Прилепиным. Несмотря на то, что внешне он не слишком красноречив, а порой даже чуть косноязычен, сквозь все это угадывается крупнейший художник, глыба, мастер Слова!

Леонид Леонов - Пирамида


Не успел я прочитать книгу Прилепина о Леониде Леонове, как появилась новая — о Есенине, да ещё какая, больше тысячи страниц! Ну что же, поставлю в очередь, пусть ждёт, непременно прочитаю!

Прилепин - Есенин


Двадцать лет назад, проведя полгода в Великобритании, в компании Мариана Штефанидеса, с которым дружим и по сей день, я с его подачи стал изучать словацкий язык, историю, культуру, современную жизнь. Словакия стала для меня первой славянской страной, преддверием в целый славянский мир. Когда вернулся домой, начал собирать книги на словацком языке, учебники, словари, слушать радиопередачи (интернета тогда ещё не было). С тех пор научился читать, писать, разговаривать и понимать на слух словацкую речь. Конечно, не так часто мне предоставляется возможность поговорить со словаками, но каждый раз делаю это с удовольствием. В позапрошлом году летом был в Алма-Ате, за пять тысяч километров от дома. Забрались с друзьями высоко в горы, на 3000 м., и случайно там встретили чехов-туристов, парня с девушкой. Они что-то стали спрашивать у нас по-английски, и очень сильно удивились, когда в казахских горах я им ответил по-словацки. Поговорили немного, получив удовольствие от общения. В прошлом году в Эстонии, где я читал лекции, учился студент-чех, я с ним тоже говорил по-словацки, а совсем недавно приезжали двое друзей-словаков, которых я в очередной раз выгуливал по Питеру, и тоже имел удовольствие говорить по-словацки всё это время. Много раз бывая в Словакии, объездив многие её замечательные уголки, всегда получаю радость от возможности общаться там с народом.

Первый учебник словацкого языка, который я приобрёл 20 лет назад был написан Мистриком и Тугушевой. Каково же было моё удивление, когда спустя 7-8 лет я познакомился совершенно случайно с тоже теперь уже дорогим другом-ассирийцем из Москвы, Юрой Митровым-Шимко, и узнал, что его мама, Раиса Иоганновна Шимко — один из главных специалистов в России по словацкому языку, и лично знала ту самую Тугушеву, по учебнику которой и я учил словацкий язык. Таким причудливым путём Господь нас ведёт неведомыми тропами, выводя иногда на любопытные перекрёстки!

Учебник словацкого языка


Так вот заглянешь иногда в букинист, а там такой шедевр лежит, всего за 95 Р. По-моему, сами продавцы не очень знали ему цену.

Православная Церковь и Экуменизм


Подвёл некоторые статистические итоги по своей библиотеке. Всего на сегодня в ней насчитывается 7586 книг общим числом страниц 2 593 133. Если прочитывать по одной странице в минуту, то над книгами придётся просидеть не отрываясь 1800 суток, или 5 лет. Если уделять чтению 2 часа в день, то этого запаса книг хватит на 60 лет! Среднее число страниц в книге 344, минимальное — 6, максимальное — 1692. Общий тираж всех книг, из которых у меня имеется по одному экземпляру (крайне редко — по два) 829 955 133 экземпляра. Средний тираж — 120 703, минимальный — 25, максимальный — 7 000 000. Самая старая книга 1737 года издания, самая молодая — 2020. Наибольшее число книг из моей библиотеки издано в 1990 году — 216 штук. По столетиям книги распределились следующим образом: 18 век — 1, 19 век — 20, 20 век — 5280, 21 век — 2190. Ещё 95 книг не имеют выходных данных, год издания установить невозможно. Подавляющее число книг на русском языке, приблизительно около 300 — на иностранных (точное число пока не подсчитано), из них 221 — на латинском шрифте. Кроме русского языка встречаются книги на церковно-славянском, английском, немецком, французском, словацком, чешском, польском, сербском, греческом, финском, испанском, болгарском и некоторых других.

Библиотека

Вадим Грачев

 

О моих новых книгах

 






Просмотров - 421

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *