Русские народные частушки (Часть 1)

Всем любителям фольклора предлагаю познакомиться с настоящими русскими частушками, записанными в деревне Косые Харчевни в середине 1990-х гг. Всего сохранилось более 350-ти частушек. Для удобства чтения я разделил их на рубрики.

Я на маминой могилке крест серебряный нашла…

Сиротские частушки

Сиротские частушки

Ягодинка – сиротинка, да и я без батюшка.
Не ругай за сиротиночку, родима матушка.

Дома корочки поела, на работе песни пела,
В людях чаю напилась, слезам горючим залилась.

Сиротиночка-то я, нету мамы у меня.
Кому не надо, тот обидит сиротиночку меня.

Сяду, сяду на машину, сяду задом наперёд,
Запою про горе песенку, заплачет весь народ.

Говорила родной матушке: в земельку не ложись.
Сама ты знаешь, мама ро́дна, сиротой плохая жизнь.

Я на маминой могилке крест серебряный нашла.
Ты вставай, родима матушка, будить тебя пришла.

Я на маминой могилушке упала и не встать.
Всё равно, родима мамынька, всего не рассказать.

Я на маминой могилке ночевала семь ночей,
От родимой-то от мамыньки не слышала речей.

На могилушку схожу, клубочком покатаюся,
Родную маму разбужу, на братика пожалюся.

У мня мамынька умёрши, тятенька, ты не обидь,
Не пускай молоду девушку в чужие люди жить.

Ой, не мне бы веселиться, ой не мне бы песни петь,
Надеть бы чёрненькое платьице, да рёвушком реветь.

Не кокуй, кокушка, летом на осине проклятой,
Пересядь-ка на берёзу, закокуй-ка сиротой.

Кабы тятенька не помер – мамынька не вдовушка,
Не шаталась бы по людям ты, моя головушка.


Иссушила меня, девушку, походка дролина…

Лирические частушки

Лирические частушки

Меня милый проводил, заиграл, пошел один.
Я послушаю еще – играет милый хорошо.

На окошечке герань, тебе сказано – не вянь,
Тебе сказано – не соврано: одного тебя жаль.

Интересно милый ходит, интересно говорит,
Интересно слово скажет и глазами шевелит.

Не ходи, милой, по саду, не ломай рассадушку.
Не выигрывай тальянку, не давай досадушку.

Ты, подруга, белая, а я позагорелая.
Ты во горнице сидела, а я в поле делала.

На окошке два цветочка: голубой да синенький.
Про любовь никто не знает, только я да миленький.

У меня коса толстая, лента маленькая.
Я не вырасту большая, буду маленькая.

Где мои семнадцать лет, куда они девалися?
Где мои все ухажёры, куда разбежалися?

Говорят, что некрасивая, и кудри не краса.
Только были бы у девушки весёлые глаза.

Отворила бы окошечко – петелечки скрипят,
Поговорила бы с милёночком – родители не спят.

Во своей деревенке любители находятся.
Это не любители, за них бранят родители.

Во своей деревне милой, во своём и во краю
Часто милого я вижу, только редко говорю.

Говорят, что похудела – правда, я потонила.
Иссушила меня, девушку, походка дролина.

Не скажу в какой деревне домик в ёлочку обшит.
В этом домике на столике любовь моя лежит.

Ты зачем сюда приехал, и зачем завлёк меня?
Я, молоденькая девушка, не знала бы тебя.

Девушки, беда, беда: у писаря гармонь худа.
Надо денег накопить, писарю гармонь купить.

Глазки милы, где вы были, где вы находилися?
Неужели столько время на меня сердилися?

Серый камень, серый камень, серый камень пять пудов,
Серый камень так не тянет, как проклятая любовь.

Беленькие рученьки на милого положила,
Зачем любила я его, ретивое тревожила.

Ягодиночка, женись, пожалуйста, не ошибись,
Возьми-ка чернобровую, семнадцатигодовую.

Ягодиночка сулился: хоть не рано, да прийду.
Дорожка длинна, ночка тёмна, нет товарища ему.

Мне сказали, милый умер. Не поверю никому.
Неужель такой-то ягодка лежать будет в гробу?

Дорогого не видала ни сегодня, ни вчера,
Показалося мне, девушке, годочка полтора.

Балалаечку купили дроле вересовую,
Мы с товарочкой запели песенку весёлую.

Расцвела сирень и тополь, пошли по полю духи.
Во своей деревне нету, и в чужой не женихи.

Ягодиночка ты мой, ходи-ка летом и зимой,
Ходи-ка летом по лужку, зимой по белому снежку.

Я иду, а мне навстречу едет трактор новенький.
Мне не трактор полюбился – тракторист молоденький.

Я косила, ко́сила, косу под ёлку бросила,
Косёночку под ёлочку, сама пойду к милёночку.

Мил часы на грудь повесил, думал буду уважать,
Мне часы как в поле ветер, не пойду я провожать.

Только вышла и запела, услыхала дроли мать:
Этой песеннице девушке в моём дому живать.

Полюбила гармониста, загубила свою жизнь,
Он пойдёт и заиграет, хоть живая в гроб ложись.

У милёночка избёночка на горочке стоит,
Не по горочке, по дролечке ретивое болит.

Я косила у куста, какая травушка густа,
Ты чего, забава, сердишься, скажи, пожалуйста.

У часовенки косила, Богородицу просила:
Богородица, Покров, не разведи нашу любовь.

Лучше нету того цвету, когда яблоня цветёт,
Лучше нету той гулянки, когда милый мой придёт.

Я и тоненькая, я и маленькая,
Что есть на мне, пристаёт ко мне.

Я плясать-то не умею, я и не научена,
С девяти годов девчёночка к работе учена.

Ягодиночка ты мой, ходи поаккуратнее,
Носи-ка беленьку рубашку – будешь поприятнее.

Говорила куманьку: сделай переходинку,
Через быструю реку не утопи молоденьку.

На окошечке герань, на ней семнадцать веточек.
Ягодиночка в годах, а я-то малолеточек.

Хорошо из-за любови во своей деревенки.
За водой пойдёшь – увидишь занавески беленьки.

Жито жала, увидала два цветочка маковы.
Давай, забавочка, гулять, мы оба одинаковы.

Люби, товарочка, учёного, и я буду любить.
Образованные люди, знают что поговорить.

Гармонист такой хорошенький, в рубашке голубой,
Как ему не зазнаваться – каждой девушке любой.

Я пойду и воду вылью из таза́ из медного.
Без разбора любить буду, богача и бедного.

Проводил, да не до дому, сел на изгородочку.
Я пошла, а он остался, любовать походочку.

Проводил, да не до дому, только до колодчика.
Ты послушай, как ругают за тебя, молодчика.

Я люблю как в поле весело рябинушка цветёт.
Я люблю как милой пьяненькой на встречу попадёт.

На столе стоит бутылка, я попробовала – квас.
Вы не думайте, ребята, что девчонки любят вас.

Милый курит папиросы, дым пускает на меня,
Сам товарищу мигает – это милая моя.

Гармониста я любила, гармониста тешила,
Гармонисту на плечо сама гармошку вешала.

Не курите папиросы, папиросы горькие,
Не любите чернобровых, чернобровы бойкие.

Только вышла и запела, в коридоре раздалось.
Ты скажи, котору любишь, чтобы мне не думалось.

Не носи, милёнок, шапочку, завязаны ушки.
Из-за тебя, милёнок, сердятся четыре девушки.

Где кудрявого увижу, заболит ретивое:
В аккурат такие кудри у моёво милого.

Говорят, что не умею полевой работушки.
Ты возьми-ка, милый, замуж – будешь без заботушки.

Гармонист такой хороший, сердце беспокоится,
Разрешите, серы глазки, с вами познакомиться.

Где, родители, вы были, как загуливала я?
Теперь видите, пропала моя буйна голова.

Во своей деревенке любить не полагается:
Часто милый к дому ходит, мама догадается.

Во своей деревне миленькой – сижу, да и любой.
Только пьяной напивается – карахтером худой.

Эх, милка моя, сделай уваженье:
Я к тебе буду ходить каждо воскресенье.

Мы споем про сине морюшко, про матушку Неву,
Про сударушкино горюшко, про ейну сухоту.

Эта хромка не моя, моя-то синемехая,
Эта милка не моя, моя рожать уехала.

Что ты, белая береза, – ветра нет, а ты шумишь?
Что ты, сердце ретивое, горя нет, а ты болишь?


Как бы замуж, как бы замуж, как бы в середу домой…

Частушки про замужество

Частушки про замужество

Я во нынешнем году маме сделаю беду –
Самолучшую коровушку в приданное возьму.

Как бы замуж, как бы замуж, как бы в середу домой,
Как бы был родимый батюшко, приехал бы за мной.

Я и замужем нажилась, и подруги дороги.
Теперь назад бы воротиться, да законы не таки.

Ты не сватай, жид горбатый, за тебя не отдадут,
У тебя четыре брата, тебе доли не дадут.

Меня сватали сваты, сватеньки богатеньки.
У меня именья много – два кота пегатеньки.

Меня сватали сваты, на окошечке цветы,
На столе клеёночка, отдайте за милёночка.

Меня сватали, не отдали в семейку к милому.
Наверно я не надоела папеньке родимому.

Я уйду, уйду, родители, к милёночку от вас,
Он оденет и обует, пожалеет лучше вас.


Милый в армию поехал, я ходила провожать…

Частушки об армии

Частушки об армии

У моёго дорогого, у моёго милого
Рубаха бела, чуб налево – как у Ворошилова.

Милый, в армию уедешь, так хоть письмо-то напиши.
Не жалей на марку денег, пожалей моей души.

Я любила и люблю солдатика военного.
Никогда не изменю своёго слова верного.

Я военных не любила, мне не приходилося,
А теперя в лейтенанта девушка влюбилася.

Я военных не любила, форму ненавидела,
Взяли милого в солдаты, стала форма милая.

Бело платье надевала, голубое видела.
Лейтенанта полюбила, старшину обидела.

Милой, в армию поедешь, и меня с собой возьми.
Я не буду зарабатывать в колхозе трудодни.

Получила письмецо, военное, без марочки.
Спросили дома – от кого? Сказала – от товарочки.

Полюбила лейтенанта, а майор и говорит:
У меня ремни пошире, босоножки можно сшить.

Ты военный, ты военный, ты военный не простой,
Ты на севере женатый, а на юге холостой.

Я надену бело платье, буду лебединочка,
Все казармы облетаю — где мой ягодиночка?

Где посею, там и вырастет зелёна ёлочка,
Военное училище люблю из-за милёночка.

Милый в армию поехал, я ходила провожать.
На прощанье наказала – на границе не дремать.

Милый в армию поехал, я в окошко глянула.
С той поры моя любовь всё вянула и вянула.

Ягодина в Красной армии, жалеет его мать,
Да и я жалею, девушка, не весело гулять.

Полюбила лейтенанта, а пастух ругается:
У меня така же сумка на боку болтается.

Милый в армию уехал, я сказала – точка,
Я ни с кем гулять не буду ровно два годочка.

Милый, в армию пойдёшь, надень рубашку белую,
Четыре года буду ждать, изменушки не сделаю.


А за русского дома не ругают никогда…

Частушки под пляску

Частушки под пляску

Попляши, товарка милая, потом и выйду я.
Дроли не имеется ни у тебя, ни у меня.

Не хотела я плясать, даже и не думала,
Посмотрела на товарочку – сидит угрюмая.

Я плясать-то не умею, а пойду, так дроби дам.
Я измены не боюся, заявляю, милый, вам.

Попляшите, ножки, пока полусапожки,
Сапоги обуете, в пасеку подуете.

Гармошечка – не дура, руки понимает-то,
У худого игрока как собака лает-то.

— Задушевная товарочка, иди и попляши,
Про меня чего не знаешь ли, пожалуйста, скажи.
— Задушевная товарка, много знаю про тебя,
Говорить тебе не буду, и расстраивать тебя.
— Задушевная товарка, говори, не бойся,
Не расстроится сердечко, то не беспокойся.
— Задушевная товарка, начинаю говорить:
У тебя милёнок Лёша, Лёша хочет изменить.
— Ну и пусть он изменяет, Лёша-ягодиночка,
Всё равно не расцветёт, завянет как травиночка.

Пойду плясать, дома нечего кусать:
Сухари да корки, на ногах опорки.

Поиграй повеселее Скобаря потешного,
Чтобы брюхо не болело у меня, у грешного.

Поиграй повеселее, допризывник молодой,
Скоро я, моло́да девушка, расстануся с тобой.

Эх, топни нога, топни правенькая,
Все равно ребята любят, хоть и маленькая.

Пляши Матвей, не жалей лаптей,
У меня батько есть – умеет лапти плесть.

Разрешите поплясать, разрешите топнуть,
Неужели в этом доме половницы лопнут?

Эх, русского, русского, русского, да,
А за русского дома не пускают никуда.

Эх, русского, русского, русского, да,
А за русского дома не ругают никогда.

У нас цыгане ночевали, чай пили, обедали,
Я одному подмигнула – они все забегали.


Говорят, что боевая, в самом деле — огонёк…

Разудалые частушки

Разудалые частушки

Не любите, девки, тихих, а любите боевых,
Не смотрите на родителей, идите за любых.

Задушевная товарка, твой-то дролечка пришёл,
А моё-то чудо милое – дороги не нашёл.

Нас хотели осмеять – не на тех наехали.
У нас ноги под собой, мы встали и поехали.

Я умею глазки строить и ребят приманивать.
Приманю – сама не знаю, что с ними разговаривать.

Под сиренью я родилась, почему не расцвела?
Любовью рано заразилась, ещё маленька была.

Девушка я развесёла, горюшка не покажу,
Хоть како большое горюшко, весёлая хожу.

Ты не смейся, ягодка, мне не двадцать два годка,
Мне всего семнадцать лет, от ребят отходу нет.

Ты не смейся, ягодина, не останься в дураках.
Много вашего-то брата перешло в моих руках.

Мне сказали, на базаре есть ребята дёшевы:
Три копейки с половиной – самые хорошие.

Поцелуй-ка, ягодинка, без отходу сорок раз,
Я тогда тебе поверю, что ты врезался горазд.

Говорят, что боевая, в самом деле – атаман:
Я начальнику милиции забралася в карман.

Под окном четыре тополя, четыре все подряд.
Нету совести, товарочка, у нынешних ребят.

Погуляем, да и выйдем, в девках не останемся.
Ну и горя тому будет, кому мы достанемся.

Уважать тебя не буду, не такой породы я.
Я породы разбедовой, уважай, милой, меня.

Чем я, чем я огорчила, ты скажи, мой дорогой?
Все карманы облегчила, ты пошёл легко́й домой.

У забавочки десяточек, одиннадцата я.
Вот и полная бригада, бригадиром буду я.

Ты не думай, ягодиночка, что я тебя люблю,
У меня такие глазки – я кажинному мигну.

Говорят, что боевая, завсегда весёлая,
На свиданье выходила девятигодовая.

Говорят, что боевая, завсегда с улыбочкой.
Ничего, что боевая, не сижу за зыбочкой.

Говорят, что не красива, я и не красуюся,
Я красивым ухажорам не интересуюся.

Я пойду и попляшу, девушка, потешуся,
Ты не думай, дорогой, на шею не повешуся.

Говорят, что боевая, в самом деле – огонёк.
Со мной гуляй, но не расчитывай на долго, паренёк.

Говорят, что боевая, в самом деле, я отлёт.
Отбивают ягодиночку, и горе не берёт.

Чернобровыих любила, белых ненавидела.
У товарочки отбила, бедную обидела.

Говорят, что боевая, боевая я и есть.
Нынче тихие не в моде, боевым большая честь.

Говорят, что боевая, в самом деле – стрекоза.
Я сказала, как отрезала – не надо на глаза.

Разрешите познакомиться вот с этим пареньком,
Довести его до дела, чтоб качало ветерком.

Говорят, что боевая, боева на выгоду:
Хоть какого боевого проведу и выведу.


КосовскУ́ю-то деревенку не хаю, не хвалю…

Местные частушки

Местные частушки

Задушевная товарка, косовские милочки
Посидят четыре вечера – дороже зимушки.

Пойте, девки, от тоски: идут ребята косовски́.
Пусть они воротятся, на них глядеть не хочется.

Окружили меня, девушку, кругом кореляки.
Я хотела утопиться, близко не было реки.

Косовску́ю-то деревенку не хаю не хвалю,
У милёночка избёночка на самом на краю.

Косовские девки мелки, мелкие горошинки,
Мелкие горошинки, девочки хорошеньки.

Нету, нету интересу, нету интересику,
Мне Ефимовская станция темнее лесику.

Позвоню по телефону, по обеим струночкам:
В Ленинград, в Череповец – обеим Шурочкам.

Не ходите к нам, чудецки, и не рвите сапогов,
Вы придёте очень модные, какая с вас любовь.

Я с окошка на окошко переставила графин.
Только под ногу играет Ваня Васенькин один
(вариант: Федька Васенькин один).


Хоть как худа свекрова, надо матушкой назвать…

Частушки о злой матери, свекрови, золовушке

Частушки о злой матери, свекрови, золовушке

У мня матка – лихорадка, отдала за пастуха.
Отдавай своё именье, все четыре сундука.

У мня матка – лихорадка, не научит на добро:
Гуляй дочка до полночки, ночевать ступай в гумно.

У милого матка – бес, выбирает всё невест,
Выбирает, да и спрашиват – котора меньше ест?

Хоть како худое жито, надо пясточку нажать.
Хоть кака худа свекрова, надо матушкой назвать.

Где четыре деревины, там моя головушка,
Лучше деверя четыре, чем одна золовушка.


Русские народные частушки (Часть 2)

Шекспир отдыхает!

Частушки Бокситогорского района


Подготовил Вадим Грачев



Поделиться в соцсетях



РЕКОМЕНДУЕМ:    ПРЕОБРАЖЕНИЕ    ИНТЕРВЬЮ    КУЛЬТУРА    КИНО

Просмотров - 228

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.