Перед Балканами: Москва

Две недели не писал заметок. Однако два дня в Москве перед поездкой на Балканы ещё до конца не описаны, поэтому надо продолжить.

Москва

Москва

Итак, выйдя с Калитниковского кладбища мы пошли по московским улочкам. Вышли на Таганку. Пошли по ней, и впереди увидели красивое здание монастыря. Захотелось посмотреть, что это за монастырь. Когда подошли к воротам, то увидели огромную толпу народа. Люди длинной вереницей стояли от ворот, потом вокруг храма, наверное, метров 200-300. Мы уже догадались, что это именно тот монастырь, где почивают мощи блаженной Матроны Московской. Почитание этой святой очень велико в Москве. Через два дня, когда я приехал в Черногорию, то увидел у моих дорогих друзей-черногорцев почти в каждой комнате иконы и портреты Матроны Московской. К ней они обращаются как к скорой помощнице во всякой беде и скорби, и всегда получают утешение.

Оценив объём народа мы с Костей поняли, что не сможем сегодня подойти к мощам – настолько много было людей. Потом уже многие говорили нам, что очередь надо занимать рано утром, когда ещё не так много людей. Походили по двору монастыря, подумали, что значит, недостойны, чтобы попасть сегодня к мощам. Поклонились мысленно Матронушке и пошли дальше осваивать Москву. Неприятным контрастом после тёплой атмосферы монастыря поразила толпа цыганок на улице и сайентологический центр неподалёку. В него-то не было никакой толпы. Наоборот, они иногда сами стоят и зазывают к себе. Сразу видно, что народу нужно, если сравнить с тем, что мы только что видели у Матронушки. Глас народа – глас Божий.

Вскоре мы приближались к Замоскворечью. Родным, близким и тёплым повеяло на меня от этого слова – Замоскворечье. Сразу же в душе возникли образы Островского и Малого театра, которые я люблю всю жизнь!

Подошли к шумному и многолюдному Павелецкому вокзалу, миновали толпу людей. Увидели красивый старинный храм Косьмы и Дамиана на Зацепе. Ну, вот и она, легендарная Зацепа – самая популярная московская улица из пьес Островского. Так и помню, как героиня Турчаниновой в одном спектакле третировала своего оппонента Тита Титыча Брускова: «А я караул-то на всю Зацепу закричу!» Сворачиваем в предвкушении на Зацепу, идём по легендарной улице, проходим один дом, другой. И что же? Где же тут замоскворецкое захолустье? Где Островский? Где 19-й век? Ничего нет! Как это ни прискорбно, но от Зацепы со времён Островского осталось одно только название. Ни одного старинного дома! Всё современные новоделы-небоскрёбы, офисы, офисы, офисы. Печально!

Дальше мы вышли на уже знакомые мне места, одни из самых моих любимых в Москве. Это улица Большая Ордынка. По этой улице во времена татаро-монгольского ига возили дань в Орду, и вообще ездили именно по ней в орду – она идёт от центра Москвы на юг и на восток – в сторону орды. Вот и родилось такое название: Большая Ордынка. На ней, к стати, в отличие от Зацепы, много сохранилось старинных домов.

Москва. Большая Ордынка

Москва. Большая Ордынка

Но мне-то Большая Ордынка дорога по многим причинам. Если идти по ней со стороны орды к центру Москвы, как мы с Костей шли, то первое милое сердцу место, которое увидишь, — это филиал Малого театра. Вот уж где сохранился подлинный дух Островского, так это в Малом театре. И пусть это не само ещё легендарное здание на Театральной площади, но знакомый логотип, стилистика фасада, афиши, портреты актёров, названия знакомых спектаклей – всё это согрело душу старинным русским теплом, теплом родного Малого театра. Думаю, что если бы я жил в Москве, то каждый свободный вечер ходил бы в Малый! Тем более, основное здание закрывают на капитальную реконструкцию на целый год, так что филиал на Большой Ордынке остаётся на это время глотком свежего воздуха.

Затем после Малого театра у нас на пути появилось не менее родное и близкое место в Москве – Марфо-Мариинская обитель. О ней можно рассказывать очень много и написать отдельную заметку. Тем, кто не знаком с Марфо-Мариинской обителью, с её историей, очень рекомендую изучить хотя бы в интернете историю великой жизни в великой любви выдающихся людей 19-20 веков – Великого Князя Сергея Александровича и его супруги Великой Княгини Елизаветы Фёдоровны, родной сестры нашей Государыни-мученицы Александры Фёдоровны. Марфо-Мариинскую обитель Елизавета Фёдоровна основала, когда приняла монашеский постриг после зверского убийства террористом Каляевым Великого Князя, горячо любимого супруга Сергея Александровича.

Отдельная история – это работы гениального художника Михаила Васильевича Нестерова по росписи монастыря. Я много раз бывал на Большой Ордынке, подходил к обители. Но внутрь, на территорию монастыря и в сам храм вход был закрыт, ибо там располагались реставрационные мастерские. И вот совсем недавно я видел по телевизору как Марфо-Мариинская обитель была вновь открыта, передана церкви, и храм стал действующим и общедоступным. С каким трепетом мы с Костей входили на территорию обители!

Возле храма вас встречает сама матушка-настоятельница преподобномученица Елисавета – прекрасный памятник работы незабвенного скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова. Заходим внутрь храма с замиранием сердца: впервые нам предстоит увидеть живопись легендарного Нестерова, многое из которой знакомо нам по репродукциям с детства, в том числе и знаменитая картина-икона «На Руси» («Душа народа»). Долго мы предстоим с Костей в этом дивном храме, прикладываемся к святыням, ставим свечи, подаём записки, лицезреем неземную красоту нестеровской живописи.

Памятник Елизавете Фёдоровне

Памятник Елизавете Фёдоровне

Так не хотелось нам уходить из обители, согретой любовью Елизаветы Фёдоровны, Сергия Александровича, Михаила Васильевича Нестерова, и многих других бывших и нынешних её благодетелей! Выйдя из храма, мы долго ещё сидели на скамеечке во дворике и лицезрели, и впитывали в себя эту красоту и благодать!

Однако надо идти дальше. А дальше ещё одно памятное и любимое место на Большой Ордынке – Храм святителя Николая в Пыжах. Каждый раз туда захожу, когда бываю в Москве. Здесь служит известный и почитаемый батюшка, отец Александр (Шаргунов). А в самом храме пребывает великая святыня новейшего времени – мироточивая икона царя-мученика Николая. Многим соотечественникам очень дорог и этот храм, и эта икона, и сам батюшка. Также мы с Костей с трепетом ощутили благодать этого храма, этой чудотворной иконы.

Идём дальше со стороны татарской Орды в сердце Москвы. А дальше уже почти конец Замоскворечья, точнее его начало, где архитектурная доминанта – огромный, высокий красный храм священномученика Климента, папы римского. Священномученик Климент был одним из первых римских пап, ученик апостола Петра. За христианскую веру был сослан на окраину Римской Империи, в сегодняшний Севастополь, где в Инкермане ссыльные добывали камень для строительства. Тут же, в Херсонесе, святой Климент и претерпел мученическую кончину. На Руси его всегда почитали. Тем более, когда Москва стала Третьим Римом, то храм священномученика Климента в самом сердце Москвы выглядит вполне уместным. Здесь я тоже каждый раз бываю. Храм полуразрушенный, реставрация идёт медленно, но побывать здесь всегда приятно.

Москва. Храм Христа Спасителя

Москва. Храм Христа Спасителя

Вот мы и пришли в самый центр Москвы, вышли на набережную, увидели Кремль, храм Христа-Спасителя, в который мы с Костей тоже зашли, и долго ходили по нему. А потом мы отправились на метро до Владыкино, где работает друг Павел Ермилов, приехали как раз к концу рабочего дня. Поехали с ним на машине в Красноармейск – это час-полтора езды на северо-восток от Москвы. Это моё самое любимое Подмосковье – в сторону Лавры, Александровской слободы. Сколько русских людей, сколько врагов России топтали эту дорожку, сколько народу здесь нашли свою погибель! Здесь на каждом шагу история! И вот мы едем к Паше, в эти уже освоенные нами края, в дорогой город Красноармейск, который до революции был старинным русским селом под названием Муромцево.

Вечером знакомимся с замечательным Пашиным другом, тоже Пашей, только Кипарисовым, у которого есть много места и очень много гостеприимства, он с радостью нас размещает у себя. Долго-долго мы сидим с двумя Пашами. Говорить о них надо отдельно, о том, какие это замечательные люди – это будет целый увлекательный рассказ. До поздней ночи мы пьём душистый чай, и говорим, говорим, говорим. Завтра нас ждёт ещё один активный день постижения столицы нашей Родины. А сегодня уже пора спать. Доброй ночи!

Вадим Грачев

 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

Перед Балканами. Москва. Калитниковское кладбище

Как я провёл лето: Москва-Словакия

 


Просмотров - 957


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *