Мои мытарства по архивам

В последнее время пришлось много общаться с архивами в поисках информации о своей родословной и истории моего края — древней Новгородской земли. Это было так интересно и вызвало столько впечатлений, что захотелось изложить всё это в виде отдельной заметки. Итак, начну по порядку.

Архивы

Как только я начал глубже интересоваться своей родословной краеведением, копаться в интернете, я узнал, что есть такая наука как историческая география. Ведь одна и та же территория могла за длительное время входить в состав разных административных образований и даже разных государств. Я выяснил, что мой современный Бокситогорский район Ленинградской области — это во многом эклектическое сооружение, составленное из различных территорий, входивших в разные времена в состав разных регионов. Так уж нам не повезло — находимся на границе трёх областей — Ленинградской, Новгородской и Вологодской. За годы своего существования мои родные деревни успели побывать в Белозерской половине Бежецкой пятины Новгородской земли, в Устюжанском уезде Новгородского наместничества (позже губернии), в Ефимовском районе Череповецкой губернии, затем Череповецкую губернию упразднили и Ефимовский район вошёл в Ленинградскую область. После этого Ефимовский район был упразднён и вошёл в состав Бокситогорского района Ленинградской области. Мои родные деревни были в составе Суглицкого и Волокославского погостов, в составе Соминской волости, Ефимовского сельского совета. А часть деревень ещё в разное время входила в Нагорную половину Обонежской пятины, в Тихвинтский уезд и Самойловский сельсовет. Это только в общих словах. На самом же деле дробление было ещё более сложным.

Исходя из этого, я решил, что документы по истории моего края и моего рода могут быть, во-первых, в самих деревнях — Косые Харчевни, Мышкино, Журавлёво, Чудцы, Анисимово, а во-вторых, — в самых разных местах, как то: в Сомино, Самойлово, Пикалёво, Бокситогорск, Устюжна, Череповец, Вологда, Тихвин, Новгород, Москва, Выборг, Санкт-Петербург.

Так я начал путешествия в поисках документов и сведений. Предварительно изучил в интернете, на сайтах архивов — где какая информация может быть. Первое письмо написал в Выборг, в Ленинградский областной государственный архив с самой простой просьбой — указал названия деревень, регион и интересующий меня временной промежуток. Через некоторое время получил ответ от главного специалиста Архивного комитета Ирины Гарькуши. Она довольно обстоятельно и популярно излагала мне азы генеалогии и указывала, в какие архивы за какой информацией я могу обратиться. Письмо у меня распечатано и хранится. Это было ещё в 2005 году. Очень понравилось оно мне.

Затем по её совету я отправился в Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга. Довольно быстро получил пропуск на полгода для работы в архиве и через каких-нибудь полчаса сидел в читальном зале вместе с очень хорошей, вежливой женщиной — сотрудницей, с которой мы пытались найти метрические книги Суглицкого храма, но безрезультатно. Книг этих в описи не было.

Потом, узнав, что мы относились к Устюжанскому уезду Новгородской губернии, я переориентировался на Новгород. Написал следующее письмо в Государственный исторический архив Новгородской области, откуда мне тоже вскоре ответили, что в 1918 году Устюженский уезд с рядом других был выделен в самостоятельную Череповецкую губернию и значительное количество интересующих меня документов было передано в Государственный архив Вологодской области, в Вологде на ул. Мальцева, д. 17. С того дня я заболел Вологдой. Бредил этим архивом и видел его во сне. Изучил в интернете его фонды. Пробовал писать, но никто не ответил. Позвонил, выяснил кое-что о работе архива. И вот не так давно, месяца два назад, поехал от университета в командировку в Вологду на конференцию. После конференции оставалось немного времени и за час до закрытия архива я с робкой надеждой вошёл в читальный зал на Мальцева 17. Так же быстро получил пропуск для работы. Но вот сотрудница читального зала была уже далеко не такая, как в Санкт-Петербурге. Наверное, таких называют «архивные крысы». Из её разговора было видно, что она как можно быстрее хочет отвязаться от меня, начинающего генеалога, и ей совершенно плевать на мои робкие надежды и на то, что её архив я несколько лет видел в радужных снах. Кое-как она показала мне в описях, что никаких метрических книг по Суглицкому храму у них нет и что по Устюженскому уезду у них вообще почти ничего нет (хотя на сайте обещаны «золотые россыпи»). Так я и уехал ни с чем из Вологды, только с горьким осадком.

Вскоре после этого, на майских выходных, поехал в Москву. Одна из главных целей была посетить знаменитый РГАДА Российский государственный архив древних актов. Туда я ехал с радостью, потому что там у меня работает архивистом замечательный друг и единомышленник в архивно-генеалогическом деле Антон Ракитин. Низкий поклон и огромное спасибо ему! Ещё до моего прихода в архив он заказал на меня одноразовый пропуск. Придя в бюро пропусков, я тут же получил вожделенную бумажку и пошёл к Антону в сам архив. Антон встретил меня, приветил, кратко пояснил, что я должен делать, где чего искать и побежал по делам.

Сотрудники РГАДА, видя, что я друг Антона, отнеслись ко мне со снисхождением и пониманием. В целом их отношение было если и не таким, как в Петербурге, то уж точно, не сравнимо с Вологодскими. Для начала я взял в читальном зале огромный четырёхтомный «Путеводитель по архиву», в котором указаны основные фонды и кратко описано их содержание. Нашёл некоторые описи, где упоминается Устюжанский уезд. Заказал также ревизские сказки 18-го века по моему уезду — те самые, которые так энергично разыскивал гоголевский Чичиков, приобретая мёртвые души.

На следующий день с утра пораньше Антон выполнил мой заказ первым. Я с трепетом взял в руки настощую рукопись 18-го века — ревизские сказки Устюжанского уезда. Надо сказать, что это весьма трудное дело — читать скоропись 18-го века. Думаю, многие видели в учебниках по истории автографы Петра Первого, Ивана Грозного и других знаменитых исторических деятелей — эти витиеватые, размашистые «каракули» — с нашей точки зрения, какой-то набор чёрточек, витиеватых линий, попробуй разбери. Есть даже специальный учебник по скорописи, который Антон заранее мне прислал в электронном виде. Опять же при помощи Антона, я прочитал многое в этих рукописях. Однако для того, чтобы выяснить, есть ли записи о твоих предках в этой толстенной книге, надо просидеть над ней не один день. Для меня это был только первый шаг. Думаю, что всё ещё впереди.

Основное внимание я уделил чтению описи документов по полицейскому ведомству Устюжанского уезда — гражданские и уголовные дела. Вот где я понял, что человек за 250 лет ничуть не изменился — те же страсти, пороки, преступления. Каких только названий дел я там не увидел! Помещики незаконно занимали друг у друга земли, жали чужой хлеб, крестьяне оскорбляли помещиков словами, убегали от помещиков, крестьяне одного помещика били крестьян другого помещика руками, топорами, косами, дрались с увечьями и даже на смерть. Воровали помещичий лес. Не раз случалось находить мёртвое тело в уезде. Очень любопытно было читать эти документы. Встречались и знакомые фамилии: Левины, Тихановы и другие.

За два дня работы в архиве я успел только немного познакомиться с делами, выписать номера интересующих меня фондов и дел и освоить азы работы в архиве. А ещё приобрёл изданные не так давно древние Писцовые книги Новгородской земли, где впервые в платёжной книге Бежецкой пятины за 1498-1499 годы упоминается мой родной Суглицкий погост.

Вернувшись из Москвы, прикоснувшись к древним документам, я ещё больше вошёл в азарт и захотел всё-таки докопаться до своих глубинных корней, насколько это возможно. Ещё до этого устюжанский историк Михаил Хрусталёв, к которому я обращался через интернет, говорил мне, что если метрики по нашему уезду и сохранились, то они либо в районном, либо в областном центрах.

Решил обратиться в самую ближнюю инстанцию — в районный центр Бокситогорск. Нашёл на сайте телефон Бокситогорского ЗАГСа, позвонил туда, кратко изложил просьбу. Вежливая и участливая женщина рассказала мне, что во многом мои старания напрасны, поскольку в Ефимовском — тогдашнем районном центре — был пожар в середине 20-го века и весь архив с метриками сгорел. Что было после объединения районов — в 1960-е годы, то отправлено в Санкт-Петербург, в областной архив ЗАГСа. Я, поблагодарив эту женщину за доброе отношение и совет, не долго думая, давай искать в интернете адрес архива областного ЗАГСа — на Фурштадской улице. Позвонил, выслушал жёсткий ответ автоответчика, который ничего хорошего не обещал. Еду в архив. Небольшой коридор. Стол с бланками заявлений. Окно с приступком. В окне строгое лицо неприступной тётки, от одного вида которой у меня холодеет внутри. Сразу понятно: здесь всё жёстко, рационально, практично, никто выслушивать твои глупые просьбы о какой-то родословной не собирается. Времени до обеда остаётся немного, народ нервничает. Успеваю протиснуться в окошко и робко спросить: областной архив находится здесь же, в этом здании? И с радостью слышу ответ: Суворовский 67. Слава Богу, скорее бежать отсюда. Бодро топаю на Суворовский мимо музея Суворова, Таврического дворца, смутно припоминая, что же это за здание на Суворовском? Только помню, что там рядом Смольный, Английское консульство, где я 10 лет назад получал визу в Великобританию. И вдруг вижу с удивлением, что Суворовский 67 — это правительство Ленинградской области! Ладно, не смущаясь захожу на крыльцо, по лестнице, по которой ежедневно поднимается Сердюков. Спрашиваю на вахте, где тут архив областного ЗАГСА? Мне отвечает, что это здесь, но помещение у них есть ещё на ул. Некрасова и вообще сегодня неприёмный день. Ладно, иду на Некрасова. Дохожу до искомого дома — а вокруг дома сплошной забор, дом закрыт на ремонт, ходят одни таджики, не видно не окон, не дверей. Возвращаюсь ни с чем. Зато потом на сайте правительства нахожу телефон этого архива ЗАГС. Пока ещё не звонил туда, но думаю в ближайшее время это сделать.

Решил, что если мы двести лет входили состав Устюженского уезда, то, очевидно, какие-то документы осели в Устюжне. Нахожу сайт краеведческого музея. Нахожу телефон. Звоню. Отвечает очень вежливая женщина с приятным голосом. Елена Александровна Воротынцева. Кратко объясняю суть просьбы. Говорю, что не хочется опускать руки. Слышу в ответ: «Ни в коем случае не опускайте руки! Ищите и всё найдётся! Назови мне основные фамилии Ваших предков и названия населённых пунктов и перезвоните мне недели через полторы. Я бумаги наши просмотрю». Благодарю Елену Александровну, думая, вот бы все архивисты такими были! Перезваниваю через полторы недели.

-Вадим Сергеевич, документов по Вашему вопросу мало, но кое-что есть. Есть переписка с Новгородским епархиальным управлением по Суглицкой церкви за 1840-е-1860-е годы. Есть сведения о землевладельцах в Косых Харчевнях в 1860-е годы: Калиничева Александра Васильевна и Афанасьева Мария. Остальные земли, очевидно, в общинном владении. За 1885 год указано число жителей, дворов и прочая статистика. В 1897 году помещичьих усадеб нет.

-Спасибо огромное, Елена Александровна! Уж так Вы меня порадовали! Ведь Калиничевы и сегодня в нашей деревне живут, многие из них даже мои родственники. Это первые сведения, которые мне удалось раздобыть. Если бы Все такие были в архивах, как Вы! Это редкость!

-Да что Вы, на здоровье! Если что, всегда звоните!

-Огромное спасибо! Непременно буду звонить!

На сайте Новгородского архива увидел упоминание о нескольких метрических книгах Устюжанского уезда. Пишу. Спрашиваю. В скором времени получаю ответ. (молодцы новгородцы, всегда отвечают!). Но книги не моего храма оказываются и опять меня отсылают в Влогду. Спасибо большое. Обязательно съезжу в Вологду ещё раз, но не таким беззащитным, как прежде.

Ещё давно меня интересовал вопрос — наверняка кто-то из моих предков участвовал в русско-турецкой, русско-японской, Первой мировой, Гражданской войнах. Разыскиваю сайт Военно-исторического архива. Пишу кратко просьбу. Через некоторое время отвечают. На официальном бланке, всё как положено. Вежливо — «Уважаемый Вадим Сергеевич…» Спасибо за вежливость — уже приятно, не часто такое бывает. Утешительных свдений не извлекаю из этого письма. Нужно знать фамилию, имя, отчество того, кого разыскиваю (это ещё куда не шло), но кроме этого название и номер части Императорской Армии, в которой предок служил. Вот с этим совсем никак. Но опять же приглашают работать в читальном зале. Спасибо и на этом. Обязательно приеду к вам в Москву!

Вот, кстати, прилагаю их ответ:

Уважаемый Вадим Сергеевич!

На Ваше письмо сообщаем, что для поиска сведений о службе Ваших предков и родственников в Русской Императорской армии необходимо указать их фамилии, имена и отчества, а также номера и названия частей, где они служили. Сводных списков солдат по губерниям – награжденных и погибших не существует.
Вы имеете право самостоятельно заниматься в читальном зале архива в установленном порядке. Справки по телефону: 8(499)267-44-62.

Заместитель директора архива Е.Г.Мачикин

Начальник отдела информационного обеспечения и публикации документов В.М.Шабанов

Исп. Гаврилова Н.А.
Т 8(499)267-30-04

Написал также по интернету в Череповецкий центр хранения документов. Не отвечают. Вологда, кстати, тоже не отвечает. Два раза писал. Вообще, от Вологды осталось негативное ощущение.

Вот так вкратце обстоят мои архивные дела. Не теряю оптимизма. Буду и дальше разыскивать информацию по генеалогии и краеведению. Это очень интересное и благородное занятие!

Вадим Грачев

 

Просмотров - 722


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *