ОНИЖЕЖИВЫЕ

Марья Петровна принесла с огорода целый тазик овощей: красные и желтые помидоры, зеленые пупырчатые огурцы, круглую розовую редиску, а сверху к этому набору были добавлены еще яблоки с румяным боком и первые, рано созревшие сливы. Все эти дары природы она тщательно промыла водой из рукомойника, и выложила на стол, на толстое полотенце. Вовочка с чумазым носом и не очень чистыми руками подбежал к столу, и хотел схватить самое вкусное – ароматную сливу, но тут же получил хлопок по рукам от Марьи Петровны:

Овощи, огорода

— Ну ка! Марш мыть руки с мылом! Где ты шатался?

— Да мы с Санькой на площадке ковырялись, вот и запачкались немного.

— Немного они запачкались. А ты знаешь, сколько у тебя микробов на руках? Миллиарды!

— Вот это да! Пойду сейчас и убью эти миллиарды мылом и водой!

— Вот и правильно. Это называется гигиена.

Вовочка тщательно намылил руки, обильно промыл водой, вытер насухо и получил в награду несколько слив от Марьи Петровны. Уплетая сливы, он взял свой «умный» телефон, зашел на свою страничку в соцсети и написал «Только что я совершил массовое убийство: убил миллиард микробов при помощи мыла и воды.» Ему понравилась эта крикливая запись и он перепостил ее в одной молодежной группе.

В это время одна экзальтированная девочка на другом конце земли, посещавшая эту же группу, прочитала запись в списке новостей, представила масштаб содеянного, и с ужасом перепостила эту новость, снабдив ее хэштегом «онижеживые». Новость была также разослана в некоторые густонаселенные либеральные, эмансипированные, экзальтированные неполживые группы. В течение суток новость обрастала комментариями и разлеталась по миру: «Вы только подумайте, ведь они же, и правда, — живые!» «А вы не думали, что микробы чувствуют, когда они гибнут? Им же больно!» «Что там серийные убийцы на фоне таких палачей, они уничтожают миллиарды!»

Через сутки новость уже попала в первые строки информационных агентств, которые пестрели заголовками «Убийца из огорода», «Мы все соучастники!» «Твоя жизнь одна, а у них миллиарды!» «Как жить дальше, и нужно ли жить в таком мире?» В соцсетях к хэштегу онижеживые добавился еще слоган «микрожизнь имеет значение», еще и на английском Micro Lives Matter – «жизнь микробов имеет значение», на всякий случай с шифровкой МLМ – чтобы по этим лозунгам узнавать друг друга и получать сводки с фронтов микровойны. К делу подключилась одна антинародная артистка России. Она нарисовала на листе ватмана микроба, у которого на импровизированном лице застыла гримаса ужаса перед надвигающейся мыльной пеной, а внизу крупными буквами было написано «Простите нас, микробы». С этим плакатом артистка провела одиночный пикет у одного административного здания, видеозапись попала в соцсети и за сутки набрала миллион просмотров.

Спустя некоторое время один интернет-юноша в круглых очках и с бледным лицом выступил с видеообращением, смысл которого сводился к следующему: «Вы знаете, ведь у этой проблемы есть имя – Луи Пастер! Именно он был родоначальником террора против наших микробратьев. Его имя стало нарицательным. Пастеризация – это тотальная война против микробов! Я призываю всех: сбросим презренного Пастера с корабля современности!» Была сформирована группа по сносу памятников Пастеру и памятных досок на местах, где он жил и работал. Было решено организовать французское отделение группы, так как в России памятников Пастеру оказалось мало. Для большего эффекта были осквернены памятники Мечникову, Павлову и другим биологам – все они заодно!

К делу подключились толерантные медики, историки и философы-постмодернисты. Они заявили:

— Мы требуем пересмотра таких названий болезней, как чума, «черная смерть», чахотка, бешенство. Это звучит нетолерантно по отношению к нашим микробратьям – как будто они нас губят. А вы не думали, что это мы виноваты в этих болезнях? Мы не укрепляли свое здоровье, плохо питались, не занимались спортом – вот потому и погибали представители человечества от болезней. И почему у нас только одна – антропоцентрическая точка зрения на болезни? Мы предлагаем ввести и другую, микробоцентрическую, и назвать это явление не болезнь, а «использование слабых многоклеточных с для временного увеличения числа микробратьев». Да и вообще, вы не задумывались, что с умершим человеком умирают и микробратья, их также зарывают в землю? И не у всех, как, например, у сибирской язвы есть возможность перенести это тяжкое состояние в виде спор. Ведь миллиарды их гибнут безвозвратно!

А философы добавили:

— Все наше мироздание антропоцентрично, человек во главе всего. А вы не думали, что у микробов тоже есть своя онтология, гносеология и даже сотериология? Им труднее нас, они ведь даже рассказать об этом не могут. Мы должны научиться понимать неизреченный язык микробов и переводить их философские трактаты на наш, примитивный и грубый язык. Предлагаем для начала внести этот пункт в современные учебники по философии.

Директор НИИ микробиологии, привыкший держать нос по ветру, провел экстренное заседание ученого совета с предложением расширить штат сотрудников, просить правительство об увеличении ассигнований на исследования микробофильских и микробоцентрических исследований, а заодно переименовать лабораторию «Борьбы с антропонозными заболеваниями» в лабораторию «По изучению многообразия форм микробов, сосуществующих с человеком».

Из России и Франции волна микробофилии и микробоцентризма перенеслась и в другие страны. Один оппозиционный кандидат в президенты одной буржуазной страны предложил на месте сверженного памятника Пастеру поставить памятник Великому Микробу, быстро воплотил эту идею в жизнь. На открытии памятника он присутствовал лично. Перерезав алую ленточку, первым встал на колени, поцеловал стальную оболочку споры, из которой как бы только что вылупился этот здоровый, румянощекий микробик, и сказал: «Прости нас, микробрат, за то, что только сегодня мы поняли великую истину!». Церемонию открытия памятника транслировали по оппозиционному телеканалу. Эту трансляцию показали ныне действующему президенту буржуазной страны, кандидату на второй срок, который с бешенством и пеной у рта вскричал: «Ну так погоди же!» Срочно вызвал секретаршу и продиктовал приказ:

— Открыть в центре столицы Панмикробион, где поставить бронзовые памятники всем, известным сегодня науке микробам, а также и самый большой – Неизвестному Будущему Микробу, который откроет наука. Помимо этого, открыть несколько лабораторий, где будут размножаться колонии микроорганизмов для свободного распространения по миру, чтобы компенсировать тот ущерб, который нанесло им человечество!

Отныне все крупные политики должны были начинать свои речи, воздавая дань микробам, отмечая их роль в пивоварении, виноделии, хлебопечении, молочной промышленности. В этих выступлениях часто отмечалось, что мы не думаем о том, какая судьба ждет микробратьев, оказавших нам услуги: ведь при выпечке хлеба дрожжи погибают в страшных мучениях, а некоторых наших микродрузей мы просто перевариваем, не сказав им даже спасибо. Во многих странах стали массово закрывать мыловаренные заводы и фабрики по производству дезинфицирующих веществ. Очень популярным стал лозунг «стоп йод и марганцовка!» Некоторые главы государств и регионов предложили ввести для всех граждан специальные социальные карты «Дружба», на которые зачислялись бонусы микробоположительным гражданам и списывались – с микробоотрицательных. Их так и назвали «микробонусы». Были введены ценники за различные деяния. Например, написание просветительской статьи о полезных микробах – пять микробонусов, развенчание лживых мифов о якобы вредном действии патогенных микробов (на самом деле наших суровых друзей) – десять микробонусов, за день, проведенный без мыла и дезинфицирующих веществ – один микробонус. Но была продумана также и гибкая система штрафов. Если тебя уличили в мытье рук с мылом – минус два микробонуса, без мыла – один, за выступление в публичном пространстве в защиту изувера, микробофоба и главного врага нашего общества – Луи Пастера, карта вообще блокируется на месяц. Предложено было также граждан с нулевым балансом микробонусов не выпускать за пределы двора, а с отрицательным балансом – блокировать в квартирах. Для этого во всех странах мира стали массово внедрять электронные замки, которые открываются при помощи карты «Дружба». Если хочешь выйти из квартиры, а тем более, за пределы двора – сиди дома и думай о своем поведении, ищи способы заработать микробонусы.

Дошло дело и до Марьи Петровны. Как-то одно административное лицо предупредило ее:

— У Вас очень мало микробонусов на карте «Дружба», Вы рискуете попасть в ранг граждан с плохой микробофильной репутацией.

Микробы, бактерии

К замечанию был приложен целый список последствий, который грозил ограничить права и свободы Марьи Петровны. Тут она всплеснула руками:

— Господи, помилуй! Да что они там все с ума посходили! Вот уж поистине, захочет Бог наказать – отнимет разум. Егорушка, да сделай хоть ты что-нибудь!

Егорушка был вторым внуком Марьи Петровны. В отличие от хулиганистого замарашки Вовочки, он был умен, усидчив, обладал сильной волей и системным мышлением. Кроме того, сильно увлекался информатикой, компьютерными программами, изучал особенности функционирования современного информационного общества. Все это помогло Егорушке быстро сообразить, что тут надо делать. Он разработал такой компьютерный вирус, который начисто уничтожал все хэштеги, лозунги, статьи и публикации в сети – все, что связано с микробофильством. Для себя он даже назвал эту спецоперацию «Вирус против микробов». Запустил он этот вирус в мировую паутину, и чудесным образом все микробофильство лопнуло, как мыльный пузырь, а его остатки расточились за несколько дней, как дым. Карта «Дружба» вдруг перестала действовать. Засидевшиеся было дома мужички выломали электронные замки, заменив их на обычные. Видео с выступлением антинародной артистки и интернет-юноши тоже в одночасье пропало из сетей вместе с комментариями. Протрезвевший народ с честью вынес из кладовой припрятанный памятник Пастеру, а памятник Великому Микробу и все содержание Панмикробиона пошли в переплавку, чтобы залатать дыры в постаменте и восстановить памятные доски. Оба кандидата в президенты буржуазной страны, поняв, что битва микробофилов с микробофобами закончилась, стали искать других коней, которых можно оседлать в президентской гонке.

Марья Петровна накупила в магазине несколько кусков мыла, стиральный порошок и другие дезинфицирующие средства, которые только сегодня привезли с обновленного завода. На них красовались рекламы: «двойной эффект», «убивает не только микробов, но и вирусов» «защищает ваши руки 24 часа».

— Вовочка, ну-ка, марш мыть руки! Посмотри, Егорушка уже сидит за столом, а ты все еще тут крутишься, разносишь вредных микробов по кухне.

Вовочка с радостью намылил руки по самые локти, а заодно намыл шею, лицо и свой вечно грязный нос. За столом их ждал торжественный ужин по случаю возвращения жизни в нормальное русло.

Вадим Грачев

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ           ВЕРНУТЬСЯ


Просмотров - 234

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *