Журавлёво — мой Китеж-град

«Завтра поедем в Журавлёво», – сообщала мне радостную новость бабушка и тем самым заставляла учащенно биться мое детское сердце. Поедем в Журавлёво – это значит, что я увижу старинную полуразрушенную церковь с кладбищем, обнесенным каменным низким заборчиком, увижу глубокие колодцы с огромными журавлями (не отсюда ли название деревни?), добротные старинные дома, широкую деревенскую дорогу, тогда еще не асфальтированную, услышу красивую русскую речь, отличающуюся даже от говора нашей деревни. Все это возникало в памяти, когда произносилось такое простое и красивое слово – Журавлёво.

Русская деревня

Мы жили километрах в двенадцати от Журавлёва, в другой деревне, с интересным названием Косые Харчевни. В своей деревне все было уже изучено, все знакомо, а вот Журавлёво было какой-то загадкой, напоминало русскую сказку, от него веяло стариной.

С Журавлёвом мы были тесно связаны. Оттуда, а точнее, из деревни Мышкино, примыкающей к Журавлёву, родом был мой дед, мамин отец, Левин Василий Петрович. Там жили его родители, мои прабабушка и прадед, – Акулина Ивановна (1897 г. р.) и Петр Прокофьевич (1898-1970), их дети, — братья и сестры деда – Михаил, Иван, Александра, Мария, Прасковья, Семен Левины. Сейчас жива только Прасковья Петровна, остальные все похоронены на кладбище при храме. Там же похоронены и родители прадеда – Прокофий Леонтьевич и Екатерина Васильевна Левины, но их могилы утрачены. Не могу сказать точно, сколько было детей у прадеда с прабабушкой, в детстве некоторые умирали, одна дочь утонула, одну убило упавшим деревом в лесу. До взрослого состояния дожило шестеро. Сохранилась старая фотография начала 1930-х годов,где вокруг прадеда с прабабушкой стоят пятеро их детей. Знаю, что после этого у них народилось ещё четверо. Прабабушка была награждена орденом «Материнская слава» 11 апреля 1945 года.

В Журавлёве жили две родные сестрымоей бабушки – Капитонова (Фёкличева) Вера Ильинична (1919-2005) и Макарова (Фёкличева) Анна Ильинична (1931-1983). Они вышли замуж за уроженцев Журавлёва Капитонова Ивана Степановича и Макарова Николая Фёдоровича. Сейчас также все четверо похоронены на кладбище при храме.

Три двоюродных сестры бабушки также вышли замуж за журавлёвцев – Волкова (Кострова) Александра Степановна, Клюева (Кострова) Мария Степановна и ныне здравствующая Капитонова (Кострова) Анна Прокофьевна.

Сегодня живут в Журавлёве, илиприезжают туда их дети, внуки, правнуки. Есть там и более отдаленные мои родственники, поиск которых я продолжаю и сегодня.

С другой стороны многие журавлёвские уроженки выходили замуж в нашу деревню, Косые Харчевни. Например, такие, как Кострова (Волкова) Надежда Ефимовна, — вышла замуж за родного брата моей прабабушки; Кострова Александра Николаевна – вышла замуж за двоюродного брата моей прабабушки. Такой «обмен генофондом» проходил в русских деревнях постоянно.

Зная все это, чувствую свою глубокую привязанность и любовь к Журавлёву. Многие мои корни уходят в эту деревню вглубь столетий. С интересом узнал недавно, что во времена Государя Ивана Грозного в Журавлёво селили крещеных татар, которые потом были здесь даже помещиками. Разбирая свою родословную, выяснил, что в моем роду есть фамилии тюркского корня – Костровы (от имени татарского мурзы Костры) и Нажимовы (от личногоимени Назим). Все предки столетиями жили именно здесь, поэтому, не исключено,что мы являемся потомками именно тех Суглицких татар.

Журавлёво – очень древнее поселение, основание которого теряется в глубине веков. Как известно, первое упоминание о погосте встречается в Писцовой книге Новгородской земли в 1498 году. Писцовые книги хранятся в Российском Государственном Архиве Древних Актов (РГАДА), они переизданы не так давно. Мне посчастливилось их приобрести в книжном магазине при архиве, и теперь я часто заглядываю в эти скупые архивные строки о нашем родном погосте, показываю землякам. Но это не единственное упоминание о погосте. «Отметился» он в истории и в Смутное время. В 2008 году вышла книга А.А. Селина «Новгородское общество в эпоху Смуты». Исследователь работал с малоизвестными документами по истории Новгородской Земли, хранящимися в Государственном Архиве Швеции. В числе прочих редких документов он цитирует и такой: «Отписка Е. Корсакова Московского и Новгородского государства боярам и воеводам о бегстве своем сначала из Устрецкого стана на Котлован, а потому оттуда в Суглицы». Документ датируется промежутком времени между 4 и 18 февраля 1612 года.

Вот что пишет боярский сын Елизарий Корсаков, бежавший от шведско-литовских оккупантов в Суглицу: «И сведали про нас на Устюжни, и послали про нас с Устюжна Федора Нелединсково да Ратмана Черкасова да Василья Улыбышева с товарищи, и велели нас, связав, привести на Устюжно и мы, государь,утекли верхи на своих лошадех душею и телом, а сани да в санех платье и всякую рухлядь пометали, и пронялись Белозерскою дорогою на Суглецу, и иные дороги все заняли литовские люди, и я, государи, стал в Суглецы, а отпустил от собя в Великий Новгород подьячего Богдана Михайлова об указе».

Проходят годы, утихают войны, народ живет мирно. К концу 19-го века наступает расцвет русской жизни. В сборнике, посвященном истории наших краев, местный исследователь Е. А. Воротынцева указывает, что в Суглицком погосте была церковно-приходская школа, основанная 17 декабря 1868 года. На 1 марта 1896 года в ней обучалось 111 детей из 15-ти окрестных селений. Были в уезде и другие школы, например, также церковно-приходская в Заголодно, где обучалось 150 детей из 7 селений и в Сомино – земская школа с обучением 50 детей из 4-х селений.

Поиск сведений по истории родного края продолжается постоянно и каждая, даже самая небольшая находка, вызывает большой интерес и внутреннюю радость.

Отдельно стоит сказать о кладбище при храме. Сейчас на нем спилили старые огромные ели, которым было, наверное, лет по двести. Может быть, они мешали, и надо было их убрать, но, к сожалению, с ними ушла какая-то часть старины, таинственности. Судя по всему, кладбище очень старое, можно даже сказать, старинное, древнее. Каменная церковь здесь стоит уже почти 200 лет, а первое упоминание о погосте – в 1498 году. Можно только догадываться, сколько лет кладбищу. Со временем многие могилы исчезают, на их месте появляются новые. Осенью 2005 года умерла сестра моей бабушки. Когда копали могилу, глубина которой всего-то полтора-два метра, обнаружили там шесть черепов – вот насколько интенсивными были захоронения.

Мне посчастливилось застать в живых стариков, родившихся еще на рубеже 19-20 веков, которые выросли и сформировались до революции. У этих жителей старшего поколения еще хранилось свое отношение к Журавлёву как к административному центру нашего погоста. Они говорили: «В Суглице нас крестили, венчали, там и похоронят – там наш приход». Это очень архаичное ощущение, поскольку Суглицкий погост был центром наших земель до конца 18-го столетия. Когда при Екатерине Второй учредили губернии, то наши земли стали относиться к Соминской волости Устюженского уезда Новгородской губернии. В 1908 году был построен и освящен храм Ильи Пророка в деревне Ефимово (современный поселок Ефимовский). Этот храм ближе к моей деревне на 6 км по сравнению с Журавлёвом, однако, старики ещё в 1980-е годы чувствовали свою связь с Суглицким погостом и многие желали быть похороненными именно там.

Не могу сказать точно, сколько моих предков и родственников захоронено на кладбище возле храма, поскольку некоторые могилы утрачены, например, родителей моей прабабушки с материнской стороны – Костровых Григория и Марии, или прадеда и прабабушки с отцовской стороны – Грачевых Филиппа Богдановича и Евдокии Ионовны. Сегодня мы посещаем на этом кладбище порядка 50 могил наших предков, родных и близких. Самые дорогие для меня могилы – моей прапрабабушки Фекличевой Марфы Витальевны, которая скончалась на рубеже 1910-х-1920-х годов. Рядом с ней похоронен ее сын, Фекличев Ильяпавлович и его жена Фекличева (Кострова) Анна Григорьевна – это мои прадед и прабабушка. Здесь же, неподалеку от входа на кладбище покоятся сестра прабабушки Кострова Наталья Григорьевна, брат Костров Степан Григорьевич с женой и детьми, три дочери прабабушки, родные сестры бабушки – Екатерина Ильинична, Вера Ильинична и Анна Ильинична. Недавно, общаясь с одним родственником,я выяснил, где похоронена сестра моей прапрабабушки – Калиничева Матрена Витальевна. Список этот можно продолжать и продолжать.

До революции Журавлёво и окрестные деревни были густонаселенными. В этом помогает убедиться Список населенных мест Новгородской губернии, изданный в Новгороде ровно сто лет назад – в 1911 году. Восьмой выпуск его посвящен Устюженскому уезду.

К сожалению, на протяжении всего двадцатого века происходила депопуляция и отток населения из деревень. Сегодня,спустя ровно сто лет, каждый житель этих деревень может сравнить численность населения с тем, что было в 1911 году. Например, в Косых Харчевнях было 290 человек, а сегодня осталось 20.

Представители старшего поколения много рассказывали мне о жизни Журавлёва и окрестных деревень довоенной поры. В 1930-е годы как раз на подъеме находилось поколение, родившееся в годы «русского демографического чуда» — в эпоху царствования святого Государя мученика Николая Александровича. Большая часть мужчин из этого поколения полегла на фронтах Великой Отечественной. А до этого была счастливая пора их молодости. Они много и неустанно трудились – от зари до зари, и все же, оставалось время и на отдых, веселье. Запомнилось много рассказов о том, как гуляла и веселилась молодежь, особенно на престольные праздники. Из деревни в деревню ходили пешком, иногда по 15-20 км и больше. Почти в каждом доме была гармонь, были свои гармонисты, слава о которых порой не меркнет и сегодня, хотя многие не вернулись с войны. Я еще помню талантливых журавлёвских гармонистов, слышал их игру в детстве. В Журавлёве престольным праздником был день апостола Иоанна Богослова, или, как его в просторечии называли, Богослов день – 9 октября. В моей деревне Косые Харчевни – Рождество Богородицы, 21 сентября. Почти у каждого дома играла гармонь, а молодежь лихо отплясывала и пела частушки. Порой бывали и очень бурные события, доходившие до драки. Так, у нас, в Косых Харчевнях был насмерть зарезан уроженец Журавлёва Матвей Капитонов (Мотя), об этом рассказывала бабушка. Но такие случаи все же были редкостью. В основном русский народ, особенно женщины,старушки были набожными, благочестивыми. В жизни народа во все времена, даже в самые атеистические, советские, огромную роль играла церковь, вера в Бога.

Храм Воскресения Христова, построенный в Журавлёве в 1830 году, всегда был центром духовной жизни нашего погоста. Сохранились имена многих священников, служивших в храме, даже могилы некоторых на кладбище. На сайте книги памяти мне удалось найти информацию о том, что один из последних священников, протоиерей Николай Ивонинский был арестован 21 февраля 1938 года, Особой тройкой УНКВД Ленинградской области 17 апреля приговорен по статье 58-10 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян в Ленинграде 26 апреля 1938 года.

Храм не закрывался почти до самой войны, очевидно еще и потому, что он был в стороне от основных дорог и от больших городов, его как бы «не замечали». В 1932 году умерла моя прабабушка Фекличева (Кострова) Анна Григорьевна, оставив сиротами восемь детей, мал мала меньше. Бабушка, которой тогда было 11 лет, рассказывала, как ее отпевали в Суглицком храме, а потом под печальный колокольный звон выносили на кладбище через южные «райские» ворота. Все дети плакали, для них это было страшным потрясением. Напротив этих ворот и схоронили Анну Григорьевну. Вот уже почти 80 лет наша семья ухаживает за ее могилой и за могилами других родных, появившимися вокруг нее позже. Многие старики почему-то завещали похоронить себя именно в этом месте – «напротив райских ворот».

Как в те годы, так и в более поздние, жизнь местных крестьян была, что называется, литургичной. Это значит, что весь свой жизненный уклад крестьянин строит вокруг богослужебного года. И сегодня в деревне говорят, что, например, коров в поле выгонять надо на Егория (6 мая), картошку посадить до Николы (22 мая), веники березовые ломать только с Троицы до Ильи (2 августа), лук убрать до Успения (28 августа). Многие старики, хотя и жили в безбожное время, хоть изредка посещали храмы, исповедовались, причащались, обязательно соблюдали посты, чтили церковные праздники. К счастью, сегодня эти традиции понемногу возрождаются, появляется воцерковленная молодежь, восстанавливаются храмы. Жаль только, что в силу многих причин деревни опустели и пока не пополняются новыми жителями. Хочется верить, что этот процесс приостановится. Ведь уже сегодня многие патриотично настроенные люди задумываются о переезде в сельскую местность, о создании своего хозяйства,о восстановлении порушенных сельских храмов.

Дай Бог, чтобы через два десятка лет, когда будет отмечаться двухсотлетие храма Воскресения Христова на Суглицком погосте, он вновь восстал из руин, появился на поверхности земли как таинственный Китеж-град, воскрешая вместе с собой и наше любимое Журавлёво и наши болящие души!

Вадим Грачев

 

Просмотров - 515





Поделиться в соц. сетях



Журавлёво — мой Китеж-град: 2 комментария

  1. Максим

    Интересно! спасибо автору за любовь к родной земле! Много в этом очерке есть ориентиров , по которым можно восстановить мировоззрение современников

    1. Грачев В.С.

      Спасибо на добром слове! У каждого из нас есть свои истоки. Нельзя забывать о них!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *