Василиса Мелентьева: разочарование от Островского

Для меня как «фаната» Малого театра и Островского это странный заголовок, но тем не менее. Уж, казалось бы, хорошо я знаю Островского, люблю его пьесы, по большинству из них видел спектакли, как Малого театра, так и других, как в записи, так и «живьем». Но все же были и у меня пробелы. Например, совсем не известны были мне его исторические пьесы.

Александр Николаевич Островский

Вчера вечером сел, и решил восполнить частично этот пробел, прочитав в один присест «Василису Мелентьеву». Тем более, что постоянно в памяти моей всплывали фотографии из разных книг: Федотова и Яблочкина в роли Василисы, Южин в роли Ивана Грозного, Пров Садовский в роли Андрея Колычева. Да еще знаменитая, единственная в мире запись голоса Гликерии Николаевны Федотовой — монолог Василисы Мелентьевой из 3-го акта пьесы. Все это настраивало меня на возвышенный лад, я предвкушал прочесть серьезную историческую драму. Прежде я только думал: почему же у нас почти не ставят эту пьесу? Ведь исторический материал, история России — интересно же должно быть. И вот начинаю читать, пьеса не очень большая, за каких-то полтора часа прочитываю полностью. И что же? Честно говоря, чем ближе к финалу, тем большее омерзение испытываешь от чтения! Вот так.

Иван Грозный показан каким-то упырём, кровопийцей, старым развратником, который совершенно отталкивает. Главная его задача в этой пьесе как можно больше казнить людей и скорее добиться «расположения» Василисы Мелентьевой. Характерная фраза, что-то вроде: «Вот согрешу сейчас, в последний разок, а потом уж буду каяться, отмаливать грехи» — выглядит полнейшей глупостью, не мог царь так говорить и думать! Малюта Скуратов — сама жестокость и свирепость. Василиса Мелентьева — словно какая-нибудь Екатерина Медичи, только еще невероятнее: еще не добилась «расположения» царя, а уже плетет интриги и посредством безвольного и слабонервного Андрея Колычева отравляет царицу Анну. Вот, кстати, единственный светлый образ пьесы — это невинная страдалица, безропотная царица, да ещё ее мамка (нянька), умученная на дыбе Малютой Скуратовым — уж тоже бредовее ничего не придумаешь.

Фрагмент спектакля "Василиса Мелентьева"

Кстати говоря, и сам образ Василисы Мелентьевой — это полнейший вымысел клеветников Ивана Грозного. В истории этот персонаж вообще не существовал! Просто уж очень надо было клеветникам Государя «приклеить» ему не то «седьмую», не то «восьмую», или еще какую там по счету жену! Очень эффектно выглядело.

Островский написал эту пьесу в соавторстве с С.А. Гедеоновым. Точнее, существенно переделал слабенькую пьесу, состряпанную Гедеоновым. Может быть, пьеса от этого и стала более сценичной, но содержание ее, на мой взгляд, — полное непотребство. Лучше бы и не брался за такую работу. Вот такой отрицательный опыт получил я вчера, почитав любимого драматурга. Что делать: бывает и на старуху проруха. От этого любовь к Островскому не угасла. У каждого автора бывают сильные, а бывают слабые места. Одно только могу сказать: фотографии Федотовой, Яблочкиной, Южина, Садовского в ролях из этого спектакля, а также живой голос Федотовой в роли Василисы — это то лучшее, что и останется в моей памяти от этой пьесы.

Гликерия Федотова – Монолог Василисы Мелентьевой. Запись 1910 года из архива Малого театра.

Вадим Грачев

 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

Битва цивилизаций. Бедность не порок

 

Просмотров - 671





Поделиться в соц. сетях





Вернуться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *