Остров православия в аризонской пустыне

Про удивительный греческий православный монастырь преподобного Антония Великого в пустыне Аризоны, я слышала еще в России. По разным причинам долго не могла решиться на эту поездку, но вот Господь сжалился надо мной, и в начале октября мы направляемся из Нью-Йорка в Финикс, столицу Аризоны.

Монастырь святого Антония Великого в аризонской пустыне.

Основатель монастыря — афонский монах, архимандрит Ефрем. Православные рассказывали много благочестивых историй о благодатной силе его молитв и даре прозорливости. Самоотверженными трудами о. Ефрема в США и Канаде открыто восемнадцать православных обителей с афонским уставом. Говорят, когда этих обителей станет двадцать, старец выполнит свое послушание перед Господом и его земной путь подойдет к концу.

Учителем о. Ефрема был Иосиф Исихаст (†1959), известнейший афонский старец. Его бесценные письма к монашествующим и мирянам и послание к исихасту, были впервые изданы на английском языке в аризонском монастыре в 1998 г. Творения этого афонского пустынника, написанные на основе собственного опыта, имеют большую внутреннюю силу и помогают внимательным, благочестивым читателям…

Мой бессменный спутник в паломнических турах – глава семьи Куркумелисов, магистр политологии, Эндрю Куркумелис. Он едет к старцу помолиться, решить свои текущие семейные проблемы, а заодно показать мне монастырь. Эндрю — человек блестящего интеллекта и монашеского умонастроения, поэтому наши с ним разговоры вращаются вокруг православного богословия и соответствуют конечной цели поездки.

Дорога неблизкая — около 4 000 км через всю страну. За окном автобуса проносятся причудливые ландшафты Пенсильвании, Огайо, Индианы, Иллинойса, Миссури с хрестоматийной рекой Миссисипи, которая, почему-то, напоминает мне родной пересыхающий Урал.

В Сент-Луисе, штат Миссури есть поселение выходцев из Германии, которые живут здесь не одно столетие. По религиозным соображениям они отказываются почти от всех благ цивилизации, не пользуются телефоном, вручную возделывают поля, сами шьют одежду, в общем, ведут натуральное хозяйство и экологически здоровый образ жизни. На автостанции мы с любопытством наблюдали за мужчинами из этого поселения, — в париках в виде короткого каре с завитыми кверху волосами, в соломенных шляпах, верхом на лошадях, — просто картинка из учебника истории! Было впечатление, что время здесь остановилось или Коламбия пикчерс снимает очередной фильм. Удивительно, в какие крайности впадают люди, желая найти Истину…

Характерная черта Америки — отправляя в путь, дикторы на всех автостанциях страны по радио подробно комментируют маршрут и неизменно прибавляют: «Да благословит Господь Америку! Да благословит Господь вас!» Каким-то неуловимым образом это скрашивает трудности и придает силы…

Знаменитый Даллас в Техасе, горы Сакраменто в Нью-Мексико, где из-за близости границы с Мексикой нам пришлось пройти паспортный контроль, и вот, наконец, благословенная Аризона. Двенадцать штатов, от восточного до западного побережья Северной Америки, все разнообразие климатических зон и пейзажей проносятся перед нашими глазами. Признаюсь, что при всей яркости впечатлений путешествие было сложным.

Последняя остановка, и мы в столице Аризоны, в благоухающем и цветущем Финиксе. Но это благоухание не для нас, впереди еще 100 км мексиканской пустыни Соноры. Безжизненная земля в этой части Аризоны принадлежит американским индейцам. От горизонта до горизонта выжженная однообразная местность, огромные кактусы, колючки и изнурительная жара…

И вдруг, как глоток свежего воздуха – Крест на горе. Словно чудесный сон возникает монастырь. Мы у цели. Входим в главные ворота и направляемся к книжной лавке, где проходят регистрацию все паломники. Тут же нас знакомят с правилами проживания. Необходимо соблюдать Тихие Часы монастыря — с 8 вечера до 3 часов утра и три часа после утренней службы. Тот, кто хочет остаться в монастыре дольше 10 дней, должен получить специальное разрешение. Одежда паломников должна быть скромной и свободной. На территории монастыря нельзя курить, пользоваться сотовыми телефонами. Внешний вид женщин оговорен особо: запрещено носить обтягивающую одежду (тут же выдают свободные рубашки с длинными рукавами), юбки должны быть длинными, без разрезов, никаких шляпок или маленьких шарфиков: головной платок повязывается спереди, носить его как косынку или повязку нельзя. Видео и фото съемку можно вести бесплатно, в любое время и в любом месте, но запрещено снимать монахов и паломников без их согласия.

Сама атмосфера монастыря – состояние вечности и вневременья. Вся его территория – необыкновенный оазис многоцветья тропических цветов, яркой растительности, экзотических птиц и бабочек. Этот рукотворный рай в аризонской пустыне ежедневно созидается трудолюбивыми насельниками монастыря и держится молитвами его настоятеля.

Так же, как в Троице-Сергиевой лавре, в центре расположен Крест Господень с источником воды. Почти вся территория монастыря, даже дорожки в монастырском саду покрыты красно-розовым шлифованным камнем, они как будто «вырастают» из такой же красноватой аризонской почвы. Ох, уж эти розовые извилистые монастырские дорожки! На них так легко заблудиться — спина впереди идущего уже через пару шагов скрывается в пышной тропической растительности. Они прямо символизируют тесные врата нашего спасения среди мирских соблазнов!

Я не знаток архитектуры, но все же скажу, что разнообразие форм монастырских строений приятно удивляет. Из–за горного ландшафта нестандартно решены фундаменты зданий: в основном они стоят на сваях. Например, одна часть церкви вмч. Пантелеимона стоит на земле, а другая «парит» почти на метровой высоте. Много скульптурных композиций арок, пандусов, ваз, животных, птиц, а возле часовни есть даже колоннада, как в афинских развалинах.

Фонтаны и питьевые фонтанчики выполнены в стиле Калифорнии, это что-то вроде раннего барокко. Они смягчают горячий пустынный воздух, и живительная влага предохраняет нас от обезвоживания. К воде здесь отношение особое, ее здесь много и хватает на все. В каждой беседке-ротонде есть свой небольшой фонтан. Это чудо монастыря в пустыне…

Я читала, что перед закладкой монастыря в этой мертвой местности, американские специалисты со всей современной техникой никак не могли найти водоносные пласты. Воды не было! Отец Ефрем указал место, где нужно делать скважину. Тут теперь источник. Невольно вспоминаешь наших великих русских подвижников, которых здесь так же очень почитают – преподобных отцов Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Амвросия Оптинского, Силуана Афонского…

В монастыре две большие греческие церкви, одна сербская и три русских. В русской церкви вмч. Пантелеимона служит Литургию о. Ефрем. Здесь же находятся частицы мощей святых угодников, в том числе честная глава исп. Иоанна Русского. Так же в русском стиле построена часовня вмч. Димитрия Солунского и маленькая летняя церковь прп. Серафима Саровского. Эти русские церкви греческого монастыря очень напоминают екатеринбургские деревянные храмы Ганиной ямы. Все они небольшие по площади, уютные и красивые.

В греческих церквях нет такой пышной позолоты, как в российских храмах, нет фресок на стенах и потолке, так привычных и милых нашему взору. Здесь все строже: благодатные лики афонских икон на белых стенах, воздушное кружево деревянной резьбы Царских врат и киотов, от чего они выглядят какими-то особенными, теплыми. Ярусы деревянных куполов над алтарями и амвонами раскрываются в небо, отдавая Господу наши молитвы, просьбы, чаяния и надежды…

Самый большой и главный — это храм прп. Антония Великого, в котором находится прекрасная чудотворная икона Божьей Матери «Аризонская». По своей композиции она напоминает «Всецарицу». Икон в монастыре много, в основном они написаны на Святой горе, много икон русских святых.

Икона Божьей Матери "Аризонская". Фото Екатерины Черновой.

Икона Божьей Матери «Аризонская»

Для нашего славянского сознания Церковь, это именно белокаменная церковь с золотыми куполами. Греческие церкви – праздник красок. Стены храмов здесь красноватые, бежевые, серо-белые из бутового камня, майолики, многоцветной мозаики, а вместо златоглавых маковок – причудливая черепица на куполах.

Вечером монастырь озаряется светом многочисленных фонариков. Освещено все — кресты, фонтаны, все входы в церкви, колокольни, дорожки по всему периметру, есть даже разноцветный ручеек! Первое впечатление, что попадаешь в сказочный город из детских сказок. А какой уникальный здесь закат — православные кресты на фоне пальм и горящего солнца! Правда, строгость афонского устава не дает развиться мечтательным настроениям у паломников и расслабиться.

В монастыре все построено по подобию Афона, даже стасиди — специальные сидения с высокими резными спинками вдоль стен, и хорус — большой круг (как паникадило) по центру храма, который раскачивают во время больших праздников, символизируя, тем самым, корабль Православия среди мира сего.

Утренняя полуторачасовая служба начинается в 3 часа ночи, поэтому спать ложимся рано. После утренней паломникам раздают артос, как благословение отца Ефрема на предстоящий день, и около 5 утра все идут в трапезную, затем следует отдых до обеда. Вечерняя служба начинается в четыре часа дня, а вечером читают акафисты. В церкви висит объявление, что неправославные посетители не должны заходить в храм, но могут оставаться в притворе.

Монахи и паломники трапезничают в одной комнате. По монастырской традиции воду за трапезой можно пить только после того, как старший из монахов позвонит в колокольчик.

Правила греческой церкви более строги к мирским, чем наши. К Причастию, например, не допускается тот, кто состоит в невенчанном браке, даже если есть дети. Кстати, до середины 1980-х г. в Греции официально признавался только церковный брак. За провинности, на которые у нас не обращают особого внимания (не должное выполнение молитвенного правила, не соблюдение поста) здесь вполне могут дать епитимью. Попасть на прием к о. Ефрему тоже не так просто, и разговаривать придется через переводчика, потому что архимандрит говорит только на греческом языке. А сначала нужно придти на прием к о. Паисию, исповедоваться… Но если на вашу встречу есть воля Божья, то все пройдет легко и благодатно. Само существование этого монастыря есть проявления Божьей милости к нам.

Про молитвенную силу старца известно далеко за пределами монастыря, и паломники съезжаются сюда со всего света. Конечно, это люди разных национальностей – греки, сербы, русские, евреи, испанцы… Со мной в комнате, например, была женщина из Палестины, и еще сербка, гречанка и русская.

Послушания в монастыре выполняют по собственному желанию и разумению. Так как монастырь мужской, то в трапезной послушания несут только мужчины, а женщины могут, например, что-то постирать или навести порядок в гостинице для паломников.

Гостиниц две, женский и мужской корпуса расположены в разных частях монастыря. Светлые благоустроенные комнаты в женском корпусе рассчитаны на 3-4 человека. В комнатах ничего лишнего — белые кровати, тумбочки с настольными лампами, комод, платяной шкаф и по стенам небольшие иконы и распятия. На каждом этаже находится кухня, на стенах которой развешаны тексты молитв. В холодильнике есть запас фруктов, так что здесь можно всегда выпить чаю и поговорить, не мешая другим паломницам.

Вообще, к тишине относятся ревностно. Необходимо уважать святость и уединенность монастыря, не мешать молитве, говорить вполголоса. Любые разговоры во время тихого часа нужно вести в беседках или за территорией монастыря. В беседках же паломники готовятся к исповеди. Благо, беседок тут достаточно!

Требы почти такие же, как и в наших церквях. Удивило, что есть специальный молебен о некрещеных. Многие паломники, да и я сама, подавали записки с именами своих знакомых, близких и дальних, с надеждой, что когда-то Господь позволит и им креститься.

В монастыре есть большой сад с апельсиновыми и лимонными деревьями, которые защищены от птиц (а может, и от паломников тоже) специальными сетками. В этом году построены особые солнцезащитные теплицы. Ведь в России, в климате средней полосы теплицы строят, чтобы уберечь растения от холода, здесь же они служат защитой от испепеляющего солнца.

В большой беседке у входа висит клетка со всеми любимым попугаем. Русские паломники научили его говорить: «Привет!», и эта милая древняя птица иногда пугает несведущих людей приветственным шепотом на русском и английском.

В монастыре хорошая библиотека, много книг на русском языке, есть типография. В книжной лавке большой выбор литературы, немного икон, можно купить самодельные плетеные четки, узорные свечи, диски с духовной музыкой. Также здесь продают знаменитое цветочное мыло из пальмового масла и козьего молока, которое делают монахи на канадском подворье.

Вот и подходит к концу октябрь, а с ним заканчивается и наше пребывание в монастыре…Мы выезжаем за монастырские ворота, оставляя позади этот остров православия в безжизненной пустыне, чудо американского континента. Но, оставляя это благодатное место, мы искренне надеемся на монашеские молитвы и верим в небесное заступничество.

Вселенское православие объединяет нас, таких разных по национальности, традициям, укладу жизни. Объединяет одно – Господь Иисус Христос и его Невеста – Церковь. Святой преподобный Антоний моли Бога о нас!

Екатерина Чернова
Финикс — Нью-Йорк, октябрь-ноябрь 2005 г.

 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

Православная Америка глазами российской студентки

Монастырская хроника. Подвиг паломничества. Валаам

 

Просмотров - 483


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *