Жизнь Дмитрия Климова, рассказанная им самим

Как-то не так давно мне приходилось писать о «последнем крепостном крестьянине» Клименте Ионовиче Беляеве, родном брате моей прабабушки. И вот новые архивные поиски увенчались успехом. Удалось изучить биографию его сына, Дмитрия, полную драматических коллизий первой трети 20-го века, которую я и привожу в данном очерке.

Жизнь Дмитрия Климова

КЛИМОВ (КЛИМОВИЧ) Дмитрий Климович (25.10. (07.11). 1893 — ?) – сын Климента Ионовича, племянник прабабушки, Евдокии Ионовны Беляевой. Фамилии у русских крестьян эпизодически начинали появляться с 1861 г., и примерно до 1930-х гг. не было упорядоченной системы фамилий. Так среди потомков Ионы Тимофеевича большая часть носила фамилию Беляевы, но потомки Климента Ионовича получили фамилию от его имени – Климовы. В документах Дмитрия Климовича фамилия иногда фигурирует как Климов, а иногда – Климович. Является старшим сыном Климента. В метрической книге имеется запись: 25 октября (7 ноября) 1893 г. у молодых супругов родится первенец, сын Дмитрий. Воспреемник – дер. Тарасово крестьянский сын Андрей Прокопьев.

Советская власть сильно повлияла на судьбу Дмитрия. В Ленинградском областном архиве в Выборге имеется дело о лишении его избирательных прав. Хозяйство Дмитрия Климовича было признано зажиточным. Заведена Учетная карточка на кулацкое хозяйство, где указано, что всего пашни он имел 0,54 га, из них под рожь озимую и яровую – 0,50 га, под картофель – 0,04 га. Имел в хозяйстве 1 корову и 6 кур. Также «группа бедноты» отмечает, что Дмитрий Климович «занимался спекуляцией: до 1929 г. торговал мясом по спекулятивным ценам и имел связь с кулаками». Указана динамика хозяйства с 1928 по 1930 гг.: площадь пашни и покоса уменьшилась с 3,03 до 3,00 га, покоса – с 2,00 до 1,50, посева не изменилась – 1,45 га. В деле имеется Выписка из протокола собрания группы бедноты по Михайловскому сельсовету от 22.08.1931 г. «О выявлении кулацкой части», где указано, что «была за Климовым менка лошадей и коров, а также… способствовал Климов бегству кулаков». Постановили: «Климова Дмитрия как барышника и спекулянта, занимавшегося в 1928-29 году торговлей мясом и менкой лошадей, продававшего мясо по спекулятивным ценам, самораскулачившегося и содействовавшего побегу кулаков, живущего на ранее нажитые доходы, обложить в индивидуальном порядке».

В более развернутой выписке говорится о том, что он «имел 3 коровы и 1 лошадь, а довел хозяйство до 1 коровы». Некоторые из местных жителей дополняют, что он «является защитником кулацкой части, так как сам кулак и вместе с ними пьянствует, а перед вступлением в колхоз хозяйство ликвидировал и ничего не обобществил». Собрание также констатирует, что «жена возила в Ленинград мясо и продавала по спекулятивным ценам, а он «самораскулачился» – продал лошадь и корову, а другую корову зарезал, а также содействовал побегу кулакам Двойкину и Яковлеву Ивану». Невольно перед глазами вырисовывается образ этого многострадального человека. Советская власть того времени поощряла нищету. Если ты лодырь, живешь в полуразваленной избе, значит ты элита, имеешь право диктовать всей деревне свои «правила и устои», но если ты труженик, обрабатываешь землю, содержишь трех коров (а это тяжелейший труд, «комитет» об этом умалчивает), лошадь, если ты мало-мальски предприимчивый человек, значит ты «кулак», которого следует в лучшем случае опустить до нищенского уровня, а в худшем просто уничтожить!

Дальше маховик закрутился. Комиссия по сельхозналогу протоколом №5 от 01.09.1931 облагает Дмитрия Климовича индивидуальным налогом и просит районный исполком лишить его избирательных прав . Рассчитан доход от пашни – 116 р., от покоса – 120 р., лошадь – 40 р., две коровы – 70 р., одна овца – 5 р. Итого 351 р. Неземледельческий доход – 350 р., всего – 701 р. Начислен сельхозналог в индивидуальном порядке 160 р. 30 к. Самообложение 100%. Вынь да положь!

В деле имеется также карточка налогообложения, выписанная на его отца, Климентия Ионовича Ионова. В документе указано, что едоков в хозяйстве 5, а трудоспособных 1 мужчина и 2 женщины. Из них, очевидно, сам Дмитрий и его жена, возможно еще сестра Матрена, а двое нетрудоспособных – отец, Климент и мать, Федосья Афанасьевна.

Уже на следующий день после заседания комитета, 23 августа 1931 г. была произведена полная опись имущества. Для нас сегодня это очень интересный документ: какие же «золотые россыпи» были у этого «кулака-мироеда». Перечислим все, что там имеется, указав число предметов и их стоимость. Дом с надворной постройкой – 1 (120 р.), коров – 1 (70), телят – 2 (20 р.), овец – 1 (5 р.), столов – 3 (1 р.), шкаф посудный – 1 (1 р.), кровать железная – 1 (3 р.), кровать деревянная – 1 (1 р.), часы стенные круглые – 1 (20 р.), матрасов – 2 (2 р.), платьев – 2 (3 р.), полотенцев – 3 (1,5 р.), рубашек мужских – 2 (1,5 р.), чайников – 1 (0,5 р.), чайных чашек – 2 (0,5 р.), стаканов – 2 (0,3 р.), тарелок – 4 (1р.), чугунов – 3 (1,5 р.), икон – 2 (1 р.), кадка с мукой – 3 пуда, кадка с солью – 1,5 пуда, кадка с овсом – 2 пуда, сковородок – 2 (0,5 р.), кадок простых – 5 (3 р.), кур – 2 (1 р.), одеял – 1 (3 р.), [нрзб.] – 9 (3 р.), ламп – 1 (0,3 р.), ботинки мужские – 1 (0,5 р.), пиджак мужской зимний – 1 (5 р.), ведер – 2 (1 р.), диван деревянный – 1 (1 р.), сундук – 1 (3 р.). Итого 32 наименования стоимостью 275,1 р.

В похозяйственной карте на 1931 г. уже числятся в рабочем возрасте 1 мужчина и 1 женщина, всего едоков – 3, исправлено на 2 . То есть, возможно, что родители к этому времени уже умерли, а сестра вышла замуж. Информация требует дополнительного документального подтверждения.

Все жизненные испытания вынудили Дмитрия Климовича, крепкого хозяина, трудолюбивого человека, бросить свое деревенское хозяйство и уехать жить и работать в Ленинград. Следующий документ датирован уже 26 октября 1934 г. – это заявление в президиум Ефимовского райисполкома о восстановлении в избирательных правах. В этом документе свою фамилию он впервые пишет уже как Климович. Может быть, это видоизменение помогало как-то «замаскироваться» от лишних проблем. В заявлении он указывает, что он и его жена, Климова (не Климович) Е. П. лишены избирательных прав в сентябре 1931 г. «Хозяйство ликвидировано в 1931 г. В настоящее время с 1931 г. работаю в г. Ленинград, и там же проживаю, и не могу пользоваться всеми правами как сознательный рабочий, а также не имею права принять самого активного участия в проведении всех мероприятий, проводимых партией ВКП б и советской властью, не смотря на то, что я все время лоялен ко всем проводимым хозяйственным и политическим кампаниям СССР и ВКП б. Прошу не отказать в моей просьбе и сообщить в Михайловский сельсовет, т.к. я, Климович Д.К., в настоящее время в отпуску в дер. Михайлово. Постоянное мое место жительства: Город Ленинград, Старопарголовский пр. д. 36/38, кв. 47». На этом заявлении стоит резолюция от 01. 11. 1934: «Заявление разобрано. В просьбе отказать и навести справку о даче характеристики от организации. Пред. сельизбиркома Гусаров».

Чтобы решить проблему, Дмитрий Климович в октябре 1934 г. просит характеристику с места работы, в которой говорится, что он «работает на строительстве Р.С.К.Т. «Соцстрой» в качестве плотника с 20 мая 1933 по настоящее время. Является лучшим ударником производства, а также общественником. Состоит членом рабочего комитета и членом Комсо [нрзб]. Все возложенные на него задачи выполняет аккуратно и добросовестно. Активно участвует во всех проводимых хозяйственных и политических кампаниях. Среди рабочего коллектива пользуется авторитетом. За хорошее выполнение возложенных на него задач тов. Климович Д.К. от лица трехугольника и общего собрания рабочих премирован лучшей премией – комнатой 13 кв. м. по Старопарголовскому пр. д. 36/38» .

Но райисполком неумолим. В выписке из протокола от 3 января 1935 г. повторяются все те же мантры: «занимался торговлей мясом и менкой лошадей. Вывозил мясо в г. Ленинград и продавал по спекулятивным ценам. Ходатайство оставить без удовлетворения». Было сформировано дело на 19 листах и отправлено в Леноблкомиссию по разборам жалоб лишенцев 26 февраля 1935 г. . Тогда 6 февраля Дмитрий Климович пишет заявление уже в областной исполком, где просит восстановить его и его жену, Климову Евдокию Петровну в правах гражданского состояния. В заявлении он говорит о своей лояльности к Советской власти и Коммунистической партии ВКПб и ее вождю, великому и любимому всеми рабочими и трудящимися тов. Сталину . Указывает, что работал вагоновожатым и был уволен как лишенец. В документе об увольнении сказано, что он работал с 20 марта 1932 года по 14 апреля 1933 года и уволен за 1 прогул . Очевидно, каждый раз за разбор ходатайства нужно было платить деньги, поскольку в деле имеется квитанция об оплате за разбор ходатайства, стоимостью 10 р. . С 20 мая 1933 года он уже работает плотником, и уволен в отпуск за его счет до 28.12.1934 . Последний по времени документ в деле – это выписка из протокола президиума Ленинградского Облисполкома от 9 мая 1935 г. с резолюцией «в ходатайстве отказать».

Среди всех прочих документов обращают на себя внимание еще три. Один – удостоверение конторы №2 Русского Акционерного Общества Объединенных Механических Заводов в том, что Дмитрий Клементьевич работал в должности токаря с 24 января 1916 г. по 26 января 1918 г. . Второй — удостоверение конторы русского акционерного общества объединенных механических заводов, выданное Дмитрию Клементьевичу Климову 10 ноября 1919 г. в том, что «к вступлению его в законный брак с девицею Евдокией Петровной Петровой со стороны завода препятствий не имеется».

А в конце этого очерка хотелось бы привести третий документ — подробную автобиографию, написанную Дмитрием Климовичем Климовым в 1935 году для того, чтобы хоть как-то пробить броню жестокой власти, исковеркавшей его крестьянскую жизнь.

Автобиография. Я, Климович Д. К., происхожу из Ленинградской области, Ефимовского района, Михайловского с/совета, дер. Михайлово. Родился в 1893 году в семье крестьянина-бедняка, отец был почти безземельный, имел ? душевого надела, занимался плотничеством. Нас у отца было [9] человек детей, я был самый старший. 8-им лет пошел я в школу и окончил школу на 12-м году. Когда мне исполнилось 13 лет, отец отдал меня в мальчики в булочную, в город Тихвин на пять лет. Три года проучился, и когда мне исполнилось 16 лет, отец заболел, и меня из мальчиков взял домой. И я ходил уже учиться плотничать. Когда мне исполнилось 22 года, пошел на призыв в царскую армию и был забракован, т.е. оставлен по «чистой».

В 1912 году поехал в Ленинград на заработки. Работал по расчистке, т.е. по проведению водопровода из Ладожского озера. Работал по Ириновской ж.д., станция Рябово. Работал до 1914 года. В 1914 году поступил дворником в Ленинграде, Невский просп. Дом 119, где проработал до 1915 года. В 1915 году поступил на завод Новый Леснер, теперь завод имени Карла Маркса, где и работал до 1918-го года и был уволен по демобилизации промышленности, согласно Декрета Совета Народных Комисаров от 11 декабря 1917 года. После увольнения с завода поступил дворником в дом № 6 по Большой Дворянской ул., теперь улица Деревенской бедноты, где проработал год, и в 1919 году заболел от трудной работы, и пришлось выехать опять к отцу в деревню.

К отцу приехал с женой и ребенком, т.к. женился в Ленинграде в 1916 году, 24 ноября. Венчался у Круглого пруда, церковь Петра и Павла. Жену взял Ленинградскую, уроженку Воспитательного дома, у каковой нет никого родных, ни отца, ни матери.

По приезде в деревню я был избран в сельский комитет бедноты, где проработал 1920-й год. В 1921 году был избран членом Волисполкома, где тоже проработал год, до 1922 года. В 1922 году был взят в трудармию, где проработал 6 месяцев, город Новгород. Оттуда демобилизовался в 1923 году, и опять вернулся в деревню к отцу. И опять меня избрали председателем Михайловского с/сов, где я работал по 1925 год.

В 1925 году сгорел мой дом, и я кое-как начал обзаводиться сельским хозяйством, получил страховку и купил себе лошадь, заплатил [нрзб]. И в 1926-м году променял отцу, т.к. не было хлеба и семян. Отец дал мне в придачу хлеба и яровых семян. Но у меня не было коровы, и так как пашни было у меня немного, то пришлось лошадь опять своему дяде, который мне прид[ал] корову, но лошадь дал чуть живую, и я до 1930-го года держал лошадь и корову. В 1930-м году лошадь пала, и я опять остался без лошади, получил страховых платежей 25 рублей и зимой в 1930-м году поступил секретарем Михайловского с/совета в деревне Михайлово и Фалилеево. Нами совместно с активом был создан первый колхоз по с/совету, в каковой вступил и я. В с/совете я проработал до 1931 года, откуда был снят по заявлениям зажиточной части деревни. А после же этого, в 1931-м году, в сентябре месяце был вычищен из колхоза.

И я уехал опять в город Ленинград, где и проживаю до настоящего времени. В 1932-м году учился вагоновожатым, в 1933-м работал вагоновожатым в парке им. Тов. Калинина, и с 20 мая 1933 года работаю плотником РЖСКТ Соцстрой по настоящее время. К сему и подписуюсь Д. Климович.

Примечание. Теперь я, Климович Д.К. работаю Союзводстрой в качестве плотника с 10.01.1935 г.
Д. Климович.

На этом пока заканчиваются известия о Дмитрии Климовиче, нашем многострадальном герое. Что с ним было дальше – восстановили ли его в правах, сколько он еще прожил лет, захватила ли его и его потомков война и блокада Ленинграда, жив ли сегодня кто из его потомства – Климовы (Климовичи) – на эти вопросы пока нет ответа. Поиски, как в жизни, так и в архивах, продолжаются.

Вадим Грачев

 

Просмотров - 393


Жизнь Дмитрия Климова, рассказанная им самим: 2 комментария

  1. Михайлович

    Познавательно, исторически, словно побывали в той эпохе! Благодарю!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *