Заначка

— Проходи, проходи, Петрович! Мы с тобой сегодня за шахматами отметим рождения моей благоверной супруги. Правда, без именинницы… Наталья приготовила мои любимые «макароны по-флотский». Надумаете, — говорит, — то и пельмени, отварите. А сама укатила в гости к дочери.

Этим небольшим вступлением Сергей Иванович приветствовал в прихожей своего соседа, заядлого шахматиста, такого же семидесятилетнего возраста, как и он сам, провожая его в гостиную.

День рождения

На столе, в гостиной трехкомнатной квартиры, ее хозяин разложил в тарелках нарезанные колбасу, сыр, две чистые тарелки, вилки и два стеклянных фужера. Там же на столе, рядом с тарелками, лежала нераскрытая шахматная доска.

— Макароны подождут, — продолжал хозяин, — а я тебя угощу нашими домашними пельменями. Мы их с Натальей неделю назад налепили и заполнили морозилку. Я зайду на кухню, поставлю воду кипятить под пельмени, да вино сухонькое из холодильника достану. А ты… присаживайся за стол да расставляй фигуры.

Вернувшись, с откупоренной бутылкой, Сергей Иванович налил по четверти фужера себе и гостю:

— Ну, давай вначале выпьем за здоровье моей Натальи. Семьдесят пять лет прожила — пусть еще столько же проживет!

— Сережа, от «сухонького» в выходной я не откажусь. Только что- то не пойму: у твоей Натальи День рождения где-то под Новый год. А сейчас, если верить календарю, октябрь месяц?

— Пока вода закипает, да сварятся пельмени, расскажу в деталях. Тост был? Был. Вот и пробуй вино — купил натуральное самодельное. Отпили вина и хозяин продолжил:

— У Натальи моей по возрасту болезней не меньше нашего. Последние недели три по полдня, лежа на диване, проводит и на улицу не выходит. Толи погода, толи однообразие на нее подействовало, но в прошлую пятницу вечером попросила меня пригласить «на чай» дочерей, мол — хочу всех видеть. — Вот, думаю, болеет, а гостей приглашает! Ну, обзвонил я дочерей, чтобы к двенадцати в субботу приехали, что мать чувствует себя плохо и хочет вас всех троих видеть. Сам знаешь: девчонки у нас дружные внимательные, и живут рядом. Приехали, встревоженные. А у Натальи как с пятницы голова закружилась, так и кружится, и с постели она не встает.

Девчата собрались у постели, расспрашивают как самочувствие, советуются как ей помочь, а она вдруг заявляет:

— Покажите, во что меня будете одевать, в чем хоронить будете?..

Похоронные принадлежности она себе приготовила по родительской традиции заблаговременно, еще, наверно, когда и не хворала так сильно.

Спорить с ее нравом бесполезно. Старшая дочь стала доставать из выдвижного ящика заготовленные похоронные наряды и показывать их матери.

Сначала все шло спокойно. Наталья каждую вещь внимательно рассматривала, вертела в руках и даже просила показать на расстоянии, а когда дошла очередь до обуви, возмутилась:

— А чего это вдруг Вы решили хоронить меня в черных туфлях!.. Нечего из меня монашенку делать… Светлые, только светлые!

Я, конечно, уточнил, что туфли она тоже сама себе покупала. В общем, и смех и грех.

— И кофту — не унималась Наталья — хочу с цветочками, но не очень яркими.

— Тут уж девчата начали уточнять, какая ей нужна расцветка кофты, а потом перешли разговоры про свои наряды, да что ей надо сейчас носить, и знаешь, куда подевалось Натальино головокружение. Так что чай мы уже пили все за одним столом. А потом зять сходил за мясом и мы всей компанией налепили пельменей.

Сергей Иванович вынес из кухни тарелку с готовыми пельменями, разложил и себе и гостю в тарелочки. Вернулся на кухню и принес тарелочку соленых помидор: — под пельмени!.. Затем подлил по фужерам еще немного вина: — ну, давай еще раз за Наталью! И продолжил:

— А вчера моя Наталья «прокололась». Ночью у нее поднялось давление. Мы, как обычно, стараемся «скорую» лишний раз не вызывать. Всю ночь на таблетках продержались, а утром ей стало еще хуже. Я хочу вызвать врачей, а она мне:

— Подожди, не спеши. Сними с меня золотые сережки и цепочку, и спрячь их — в морге могут украсть.

Мне не до цепочек, звоню в «скорую», чтоб приехали. А она мне дальше:

— В книжном шкафу, говорит, за собранием сочинений Горького, у меня лежит заначка: в полиэтиленовом пакетике десять тысяч рублей: откладывала на всякий случай. Достань, а то затеряются. И в комнате прибери, а то врачи придут, а у нас беспорядок. Я быстро, как сумел, навел порядок, еще и цепочку с нее снял, а сережки сняла она сама. Слав Богу, все обошлось. Врачи вовремя приехали, сделали уколы и давление восстановилось. После их отъезда стал я искать сначала одну сережку, что сняла с себя Наталья — еле нашел, а потом и Натальину заначку. Так вот, за книгами, оказался не один пакетик с десятью тысячами, а два.

Из второй обнаруженной заначки я конфисковал себе премиальные пятьсот рублей на бутылку вина. Может, давление у нее нормализовалось от того, что обнаружилась вторая заначка. Вот и пошла сегодня бодро, как недавно нарожденная, в гости к младшей дочери внучат навестить. А про заначки разборки еще предстоят. Как-то все это по тихушному получилось. Петрович, пододвигаясь к шахматам, согласился:

— Да..! Не могут наши бабы жить без тайн. У них интриги и тайны, похоже, сидят еще до их рождения. Твой ход первый. Сегодня ж ты играешь белыми? Ходи!

Вячеслав Шишканов (г. Кисловодск, 2018)

 


Просмотров - 511


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *