Я вас узнала, только не помню, как зовут…

— Я вас узнала, только не помню, как зовут.

Она смотрела на меня с восторженным удивлением и нескрываемым любопытством.

А я был раздражен долгим ожиданием. У меня болела голова и не ворочалась шея.

Елена Малышева, врач

«Чудик, — подумал я, — везет же нам на участковых».

Висок разламывался. Каждый звук отдавался где-то в затылке.

— Моя фамилия в карточке написана. И имя, и отчество, и год рождения, и даже адрес! — У вас под рукой лежит.

— Да-да, конечно. — Валентина Сергеевна (так было от руки написано на листочке бумаги, завернутом в целлофан и пришпиленном к двери. Еще там было написано, что без талонов «доктор принимает в порядке обЧей очереди») нисколько не смутилась, продолжала улыбаться и разглядывать меня:

— Я вас вчера по телевизору видела. Вы говорили так складно. Я даже заслушалась, — сообщила она радостно.

— А про что говорил-то, хоть поняли?

— Я не помню, про что говорили, но душевно.

Теперь уже я уставился на нее. Даже в виске перестало цокать.

— Между прочим, я к вам на прием пришел. Может, спросите, что меня беспокоит? Пульс пощупаете, давление померяете? И вообще, что вы меня рассматриваете?

— Я доктор, я обязана рассматривать своих больных.

Она поправила очки и заглянула в карточку:

— Владимир… Викторович, а вы в телевизоре лучше выглядите, чем на самом деле. Вас там ретушируют?

— Да, нас там ретушируют. Раскрашивают! — В виске снова зацокало.

— Я так и думала, — простодушно вздохнула Валентина Сергеевна и взяла авторучку, приготовившись записывать мои чистосердечные признания.

«Надо бежать». — Мелькнула мысль.

Поздно!

— Что болит, больной? — Валентина Сергеевна, видимо вспомнила, наконец, кто она. Вид серьезный, тон озабоченный, бровки нахмурены. Как же, «до-ок-тор»!

Мои внучки так со мной играют в «дышите-не-дышите». Но внучкам-то по четыре годика, а этой мадаме лет за сорок с хвостиком.

Странно, вспомнив о Соне и Настеньке, я перестал сердиться на чудную врачиху.

— Голова болит, сердце екает, шея не ворочается…

— Хорошо, так и запишем: го-ло-ва… — она старательно заносила в карточку свои каракули.

— Наверное, перенапряглись, работа у вас нервная, все время на людях, устали. Иммунитет ослаб, и – пожалуйста! А тут грипп кругом ходит.

Сопли есть? Не чихаете? Температуру меряли? И слава Богу, что нет!..

Владимир Викторович, — она приклеила новый листочек в карточку, — а вы случайно с Мариной Лифановой не в одной комнате сидите?

— Мы в разных отделах.

— Она, наверное, в культурном, а вы политическом, да? Я вас всегда смотрю.

— А спрашиваете про Лифанову.

— Я в том смысле спрашиваю, что интересно, где она одевается? Мне фасон ее голубого платья нравится. В магазинах ни разу такого не видела, на заказ шьет? Может, говорила где, а вы слышали?

— Не слышал, но узнаю, обязательно вам скажу. А вы мне сердце послушаете?

— Все послушаем, и мочу возьмем, и кровь — все проверим. У вас на телевизоре своя технология, у нас своя.

Рот откройте, «а – а» скажите, горло хорошее, язык не обложен. И отрыжки нет — это радует.

Питаетесь в ресторанах, небось? Там пища вредная, домашняя лучше. Вот, я своему на два дня сготовлю, и в холодильник. Он потом сам разогревает. Все свеженькое, с маминых грядок, и мясо деревенское, и молоко. Хотите, и вы у нас заказывайте, привезем. У меня вся поликлиника заказывает, все довольны.

— Спасибо, на желудок пока не жалуюсь.

— Так, и он не жалуется. Гвозди переварит. А ест все одно только домашнее. Рекомендую, село наше, знаете, где?..

— Валентина Сергеевна, у меня монтаж скоро, вы, еще помните, с чем я к вам пришел?

— Как же, у меня и в карточке все записано: голова, сердце екает, шея… Вам бы отдохнуть, на природу съездить. У вас дача есть? Коттедж, да? А у нас простой пятистенок в мамином селе. Далеко, правда, зато никаких загрязнений. Лес рядом, грибы, ягоды, все под рукой, речка. Приезжайте летом. У нас все знакомые гостят, в хорошую кампанию попадете.

— Вы сердечко- то мое слушаете, как оно стучит?

— Слушаю-слушаю, бьется ровнехонько. В легких никаких шумов, кардиограмму еще, на всякий пожарный, снимем. И порядок, у нас технология. А у меня стаж.

Я когда в районе работала, все больные меня любили, хоть кого спросите. Всех лечила: и людей, и детей, и даже с собаками приходили.

Муж у меня инженер-электрик, золотые руки, соседям всю проводку заменил, освещение уличное наладил, не нарадуются. Если вам чего по электрической части понадобится – обращайтесь, он не откажет.

— Валентина Сергеевна, вы меня к невропатологу направьте, пожалуйста, и отпустите, ладно?

— Направлю-направлю, Я вам от шеи средство одно подскажу. У меня все соседи пользуются. И к Ворончихе вас запишу. Бабка такая в мамином селе живет, вредная, но все довольны. Фитотерапевт.

— И на МРТ, если можно.

— Да, и на МРТ. У нас МРТ — в платных больницах такого еще наищитесь. Все просвечивает. А к Ворончихе съездите. Она вас в бане пропарит, косточки разомнет и в кадушке с травами замочит. Забудете о шее.

— Все, Валентина Сергеевна, спасибо. Мне пора.

— Да, и у меня очередь, Владимир Викторович, рада была с вами познакомится. Соседи обалдеют, когда расскажу. Вчера на экране смотрела, а сегодня живьем — пульс ваш щупала! Заходите через недельку. Обсудим схему оздоровления.

Она встает и протягивает на прощание руку. Маленькую, теплую и немножко шершавую.

А в дверь уже просовывается недовольная голова деда из очереди. За мной сидел.

— Чего вам? — спрашивает Валентина Сергеевна — Долго?! Так у меня больной. У него вопросы возникли Вы зайдете, и тоже надолго захотите.

P.S.: Удивитесь, но технология, о которой говорила Валентина Сергеевна, сработала. Сердечко ёкать перестало. Шея вертится. То ли предписания невропатолога помогли, то ли Ворончихины замачивания (я и к ней не поленился съездить).
В нашей кафешке больше не питаюсь, продукты заказываю у мамы Валентины Сергеевны. Отдыхать езжу к ним в село, где «никаких загрязнений и вода из родника». Зимой — подледный лов, лыжи.
Проводку, трубы и плитку в доме мне заменил Николай Потапович, муж моего участкового врача. У него, действительно, золотые руки.
В общем, сказка.

Владимир Лапырин (Из серии «Рассказики. Санаторий»).


ДРУГИЕ РАССКАЗИКИ:

Я рядом живу. У той горы

Ты целоваться умеешь, Вов?

Почему у китайцев глаза узкие

Ах, как я люблю природу!

Кот диван порвал

Ой, какие котики!

Любопытство привело нас за колючую проволоку

Палата тряслась от хохота

Что такое ток?

Омонимы

Это был не мой чемоданчик…

Спросил врача о перспективах

Блатные номера

Муха села на варенье

Моя жена очень сердится

Ловить рыбу скучно

Эта девочка в белой кофточке…

Дневник отличницы

«Заберите меня отсюда…»

Убью-ю! – кричал я

Олигарх не олигарх?

Мне кричали: «Браво!»

На «горбатом» я никуда не поеду

Вы верите в любовь с детского сада? А я знаю, что она есть!

 


Просмотров - 153


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *