Суровые будни преподавателя

Уже несколько лет на кафедре я веду дисциплину под названием «Биотехника размножения животных». Мы со студентами изучаем много интересных и важных вопросов: взятие семени у производителей, оценка его качества. разбавление, расфасовка, заморозка в жидком азоте при температуре — 196 градусов, развозка по хозяйствам, разморозка, осеменение самок, борьба с бесплодием и яловостью и много ещё чего.

Самый большой в мире бык - Доннето.

Одно из постоянно планируемых мероприятий — выездное занятие со студентами по биотехнике в племпредприятии «Невское», которое находится у нас в Пушкине, километрах в трёх от университета. Это занятие всегда для студентов очень интересно, т. к. «Невское» — это единственное предприятие по выращиванию и эксплуатации быков в нашем регионе, одно из лучших в стране. Изучить технологию его работы воочию — это большой подарок судьбы. Там работают выдающиеся специалисты, тонкие знатоки своего дела, и к тому же очень доброжелательные люди. Мы проводим 4 часа занятий у них на племпредприятии, они также нас снабжают свежевзятым семенем быков и жидким азотом. После этого мы возвращаемся в университет и проводим ещё 4 часа занятий по изучению свойств спермы и её криоконсервации в жидком азоте.

Так вроде бы всё выглядит внешне благополучно и очень просто. На самом деле для того, чтобы организовать это занятие я должен ещё освободить у студентов для него целый день, договориться с преподавателями о переносе занятий, заранее заказать в общем отделе автобус, заранее составить бумагу на имя директора племпредприятия, договориться с директором, или главным технологом о наших занятиях, подписать эту бумагу у ветврача, который территориально находится километрах в 30 от нас, Санкт-Петербурге, несколько раз предупредить студентов о том, что мы едем в 9 утра, чтобы не опоздали, не проспали, ибо отработать это занятие невозможно, чтобы не забыли взять с собой белые халаты и бахилы. Но и это всё ничего, я уже привык к таким нагрузкам.

Этот же год дал дополнительные сюрпризы, которых у меня ещё не было за все мои годы преподавания этого предмета. Во-первых, в этом году очень большой курс студентов — 5 групп, 85 человек. Во-вторых, у них в этом семестре гораздо более плотное расписание, чем обычно, почему-то некоторые предметы со 2-го курса перебросили на 3-й. Мне пришлось очень долго искать единственный день, который можно освободить для поездки — это сегодня, 7 октября, пятница. Для этого я пожертвовал свою лекцию преподавательнице по агроэкономике и занятие в одной группе ей же, также многократными усилиями удалось отменить физкультуру, которая у них в этот день по расписанию.

Мы так долго ждали этот день, мы как в песне его «приближали как могли»! И вот он настал! Я пришёл на работу почти в 8 утра, подготовил микроскопы, всё необходимое оборудование, к 9 часам спустился в вестибюль. Студенты почти все были в сборе. Осталась лишь малая деталь — должен подойти автобус и отвезти нас на племпредприятие. Стоим, ждём. Проходит 5 минут, 10 минут — а автобуса всё нет. Начинаю волноваться. Иду на второй этаж в общий отдел. Жалуюсь. Звонят в гараж, передают мне трубку, из которой слышу трёхэтажную брань: «Какая поездка, забудьте! У нас тут автобус сгорел! Идите пешком, или переносите на другой день!» Я специально так подробно описал все приготовления и сложности, чтобы было понятно, что ни на какой другой день ЭТО в принципе перенести невозможно! ЭТО не повторится в этом семестре НИКОГДА! В отчаянии бросаю трубку. Спускаюсь к студентам, объявляю горестную новость. Объясняю им, что есть два варианта действий. Первый вариант: поднимаемся в аудиторию, садимся и я рассказываю им «как должно всё быть» и они старательно записывают всё в тетрадочки. Сидим в тепле, не напрягаемся, НАМНОГО раньше заканчиваем и расходимся по домам.

Второй вариант: быстро подрываемся, идём на холоду, под октябрьским дождём на протяжении целого часа, приходим в «Невское» проводим четыре часа занятий там, получаем сперму и жидкий азот и тем же путём возвращаемся в университет, где проводим ещё запланированные 4 часа занятий. «Решать вам — говорю я им — как скажете, так и будет» Студенты немного посовещались, кто-то пороптал (но немногие) и большая часть согласилась идти пешком! Это был хороший тест на студенческую сознательность! Сильна тяга к знаниям. Очень немногие остались дома — кто по причине болезни, слабости, ещё меньшая часть — по лени. Основная масса во главе со мной дружно и бодро шествовала по Пушкину, пробиралась через автомобильные дороги, светофоры, железнодорожный переезд, месила октябрьскую грязь на дороге, мочила ноги.

Пронзительный октябрьский дождик не скупился на наши головы и спины — зонтиков почти ни у кого не было, мы же готовились к поездке в комфортабельном автобусе. По дороге я подбодрял студентов, что бывали ситуации и похуже, что люди отдавали жизнь за науку, напоминал им про Коперника, Джордано Бруно, а когда мы проходили поля Всероссийского Института Растениеводства, уместно было вспомнить отдавшего за науку свою жизнь Николая Ивановича Вавилова. «А мы тут на какой-то дождь и ветер жалуемся» — оптимистично прибавил я. Студенты, и вправду, воспряли духом.

Промокшие, замёрзшие, но довольные, меньше, чем через час, мы прибыли в «Невское». Директор, Валентина Михайловна Кривенкова, узнав о нашем подвиге, чтобы нас поощрить, часть занятия проводила сама, рассказывая историю племпретприятия, объясняя технологию его работы. Жаль, только, что опоздав на час, мы не застали самого интересного — процесса взятия семени. Но это не беда, всё остальное зато увидели.

Выдали нам на дорогу и жидкий азот и сперму. Правда, засомневались — доживёт ли — ведь вторая часть занятий у нас в университете запланирована на час дня. Вернулись в университет. Студенты с полчаса отдохнули, переоделись, пообедали, обогрелись. К часу собрались на вторую часть занятий. Конечно, с момента взятия спермы прошло уже несколько часов и если уж мы со студентами замёрзли, кашляли, некоторые чихали, то что говорить о столь нежных существах как спермии. Когда мы их, бедненьких, поместили на предметные стёкла микроскопов, то увидели, можно сказать, их агонию. Лишь самые сильные, устойчивые немного двигали хвостами, головками. У нас сразу родился афоризм, что это «кладбище сперматозоидов.» Мы увидели много миллиардов таких покойников. Соответственно, вторая часть занятий прошла не так интересно, как хотелось бы. Проводить опыты по воздействию на спермии высокой и низкой температуры, гипо-и гипертонических растворов, дезинфицирующих веществ было бессмысленно. Я лишь подробно рассказал им о том, как это нужно делать. Зато студенты чётко усвоили, что спермий — это весьма деликатное и маложивущее существо, чья продолжительность жизни зависит от многих внешних параметров.

На последок мы провели ещё занятие по заморозке спермиев в жидком азоте. Хоть и замораживали трупы, но сами манипуляции с жидким азотом, с приготовлением разбавителя. с расфасовкой гранул и их заморозкой были для них так интересны, что это занятие прошло «на ура».

В конце концов я подумал: а надо ли было это всё мне? Всё это не совсем удачное, но богатое приключениями событие было основано исключительно на моём энтузиазме. И всё-таки, надо! Утешением мне были слова студентов, сказанные ими по дороге под дождём: «Вадим Сергеевич, это у нас будет самое запоминающееся занятие за весь период учёбы!»

Вадим Грачев

 


Просмотров - 760


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *