Оставленные всеми

В эти знаменательные Царские дни, 17-18 июля, хочется в очередной раз вспомнить Святых Царственных мучеников. Многое нам про них известно, ещё многое неизвестно, и, видимо, откроется в будущем. Ровно через год исполнится 100 лет со дня их мученической кончины. Сейчас работает серьёзная церковная комиссия, которая, надеемся, внесёт полную ясность в вопрос их убийства. Всю глубину и величие их Подвига нам ещё предстоит осознать. Мне же сегодня хочется упомянуть лишь один небольшой эпизод. Многие говорили уже о том, что Царственные страстотерпцы были всеми оставлены, что это не царь отрёкся от престола, а вся Россия отреклась от царя. Иногда, может быть, эта фраза воспринимается как-то высокомерно, отстранённо. Но вот на днях я её снова почувствовал с особенной остротой.

Царская семья

Читал мемуары Григория Порфирьевича Чеботарева, бывшего казачьим офицером, а потом – профессором Принстонского университета в США. Его мать, Валентина Ивановна Чеботарёва, была одной из приближённых к царской семье в последние месяцы. Она вместе с Государыней и старшими дочерьми, Ольгой и Татьяной, была сестрой милосердия в Лазарете для раненых воинов в Царском Селе. Когда Царскую семью сослали сначала в Тобольск, а потом в Екатеринбург, то многие члены семьи писали письма Валентине Ивановне. Одно из самых последних писем Семьи, кстати, написанное Великой Княжной Татьяной Николаевной, от 14 мая 1918 года, адресовано В.И. Чеботарёвой. Самое печальное, что в этот момент уже несколько месяцев прошло с того дня, как В.И. Чеботарёва умерла от тифа, они просто об этом не знали…

Так вот, к чему я это говорю. Григорий Чеботарёв одно время также был санитаром в этом же лазарете, близко наблюдал жизнь Царской семьи. Перед тем, как отправиться на фронт, он был удостоен аудиенции у Государыни Александры Фёдоровны, которая благословила его иконой. Уж кто бы ещё был ближе к царской семье, и воцерковлённее, чем семья Чеботарёвых. Однако мы видим по мемуарам Григория Чеботарёва, что это было совсем не так. В частности, о его «воцерковлённости» говорит такой факт. Когда он был в Добровольческой армии на Дону, одна девушка дала ему в руки некую бумагу со словами «это Вас спасёт». Когда он её развернул, то увидел, как он пишет, «очевидно, некую древнюю молитву», а дальше приводит текст 90-го псалма в переводе на русский язык. Причем, те места, которые со временем стёрлись (эта бумага хранилась у него потом всю жизнь), он не приводит в книге, а передаёт только те фрагменты, которые сохранились. То есть, для него известнейший текст 90-го псалма, с которым каждый православный встречается чуть ли не ллкаждый день, знаменитые «живые помощи» был всего лишь «текстом какой-то древней молитвы».

Когда Чеботарёв пишет о Распутине, то утверждает, что лично он его видел лишь один раз в поезде, и то несколько секунд, встретился с ним глазами, выходя из вагона. Однако в этих же мемуарах успевает вылить все «традиционные» ушаты либеральных помоев на того же Распутина. Видимо, такая была в те поры мода – хулить Распутина.

И даже когда речь заходила о Государыне, то он, Григорий Чеботарёв, служивший вместе с ней санитаром в лазарете, удостоенный её благословения на фронт, видевший все тяготы Подвига святой Царицы, имевший мать, которая была ближайшей сотрудницей Государыни в лазарете, а потом – одной из основных корреспонденток Государыни и её дочерей в заточении, так и не сумел оценить её по достоинству. Когда он начинает разговор о Царице, то сразу принимает некий высокомерный тон, и начинает повторять те, уже набившие оскомину штампы, что Государыня «была немка, не понимала русский народ, а возможно, и сочувствовала немцам», что она была «мистически настроена, не понимала реальной жизни» и так далее. Особенно поражают строки, когда он говорит «сейчас я вам приведу полный текст одного письма царицы, чтобы вы поняли мои мысли о её мистике и отрешённости от жизни». И дальше копирует текст письма Государыни к В.И. Чеботарёвой, полное любви к людям и Богу, полное покорности Божьей воле и утешений его матери, да и всей нашей стране. Это письмо любой православный человек сегодня прочитает с огромной радостью и духовным подъёмом – настолько оно пронизано истинным православным духом! А Григорию Чеботарёву это кажется полным «мистики и отрешённости от реальной жизни!»

Какой же итог подвести нашим рассуждениям? Думается, такой: даже вот это маленькое наблюдение при прочтении мемуаров Чеботарёва показывает нам, насколько одинокой была Царская семья в последние годы и месяцы своей жизни! Даже люди из ближайшего окружения, удостоенные внимания и особой любви и заботы Царской семьи, совершенно их не понимали, и жили словно «на другой волне, или на другой планете». Что уж говорить обо всех остальных. Читая эти строки, даже косвенно, современный человек может испытать жгучую душевную боль при осознании того, что Царская семья была оставлена всеми. На фоне этих мыслей ещё значительнее и глубже перед нами возникает образ Царской жертвы в ночь на 17 июля 1918 года.

Святии Царственнии мученицы, молите Бога о нас!

Вадим Грачев

 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

Николай II. Отречение от Императора

О книгах Петра Мультатули. Царская Семья

«Цареубийца». Шизофрения и убийство России

Полный титул Государя Николая Второго

Перед грозой

Мой православный монархизм

 

Просмотров - 318


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *