Настоящая Раневская

В эти дни мы отмечаем замечательный юбилей – 120-летие со дня рождения Фаины Георгиевны Раневской – одной из наиболее грандиозных, феноменальных отечественных актрис. Раневскую знают все. Мне вспомнилось как покойный ныне Виталий Вульф 20 лет назад, в передаче к 100-летию со дня рождения актрисы говорил, что «нет человека в стране, который не знал бы Фаину Георгиевну Раневскую».

Фаина Раневская

Почему-то в эти юбилейные дни мне вспоминается тот, 100-летний юбилей. Отмечался он широко. По телевидению показывали передачу «В поисках утраченного» известного в те поры ведущего Глеба Скороходова (сегодня уже и Глеба Анатольевича тоже с нами нет, да и подзабыт он изрядно, а тогда был на пике популярности), посвященную памяти Раневской. Он лично знал Раневскую. Помню, как он цитировал её фразу, сказанную кому-то из знакомых: «Знакомьтесь, это Глеб; я его усыновила, а он меня – уматерил!» Также телевидение показывало фильмы с участием Раневской, в частности, знаменитую «Мечту» Михаила Ромма и другие. По радио про неё рассказывал также знавший её Виталий Вульф, фразу которого я уже упомянул в начале. Рассказ Вульфа мне тогда удалось записать на магнитофон. Потом я столько раз его слушал, что выучил буквально наизусть. Да и сам я тогда, если так можно сказать, некоторым образом приложил руку к 100-летию Раневской: написал о ней письмо в знаменитую радиопередачу «Встреча с песней», изложив свои впечатления о великой актрисе, попросив включить в передачу что-нибудь из музыкальных произведений в её память. Бессменный ведущий Виктор Витальевич Татарский зачитал моё письмо, выполнил просьбу, и даже написал мне в ответ небольшое письмо, которое я сейчас храню как реликвию. Та передача тоже у меня записана на магнитофон.

Утихли юбилейные торжества 1996 года, жизнь пошла своим чередом. Интересно, что после, за истекшие 20 лет Раневская в народной памяти становилась всё популярнее и популярнее. Книги, изданные о ней невозможно пересчитать. Но вот какого рода эта популярность? К сожалению, очень невысокая. Надо сказать, что образ Раневской в этой массовой литературе абсолютно искажённый. Когда я вижу на книжных развалах какой-нибудь очередной ширпотребный сборничек «Анекдоты о Раневской», или что-то подобное, у меня внутри всё протестует против этого вранья. Ведь если взять и почитать эти «Анекдоты», то Раневская в них предстаёт этакой пошлой, язвительной, вредной старухой-матершинницей. В какой ужас пришла бы сама актриса, если бы узнала об этом! И ведь, к сожалению, создан такой миф, который не имеет никакого отношения к настоящей Раневской. В массовом сознании живёт именно такая Раневская. Поэтому, видимо, можно сказать, что широкая публика по-настоящему Раневскую не знает.

Фаина Раневская

Итак, на что же нам опираться, чтобы узнать настоящую Раневскую? Думаю, что на серьёзную литературу и на воспоминания тех, кто её знал. При её жизни литературы о ней было крайне мало – 2-3 тоненьких книжечки, да и то подвергнутые гнёту советской идеологии. Через несколько лет после смерти вышел роскошный сборник в суперобложке «О Раневской» (1988), где записаны воспоминания хорошо её знавших людей, представлена масса прекрасных фотографий. Правда, тот же Виталий Вульф критиковал этот сборник, говоря, что «в нём только охи и вздохи». Но, на мой взгляд, это очень хорошее издание. Вышла книга воспоминаний о Раневской хорошо её знавшего Алексея Щеглова. Это внук Павлы Леонтьевны Вульф, очень близкого человека для Раневской. По сути, Раневская подолгу жила в их семье. Потом была ещё книга Дмитрия Щеглова – это, как можно догадаться, видимо, сын Алексея Щеглова, — тоже информативная. Отметил бы ещё книгу того же Глеба Скороходова «Разговоры с Раневской». Очень большой интерес представляет, так сказать, литературное наследие Раневской – её разрозненные записи в форме дневника. Небольшая книжечка так и называется «Дневник на клочках» — это всё, что осталось из собственноручных записей Раневской в её архиве. Назвал бы ещё небольшие фрагменты в воспоминаниях людей, хорошо её знавших – это Сергей Юрский, Геннадий Бортников, Ростислав Плятт, немногие другие. Вот, пожалуй, и всё. Всё остальное – домыслы и извращение образа Раневской. К счастью, мне удалось собрать и прочитать все те источники, о которых я рассказал, причём, некоторые из них помногу раз. Так что некоторые воспоминания помню, буквально, близко к тексту.

Какова же она была, настоящая Раневская? Конечно, некоторый элемент грубоватости, некоторые бранные словечки – всё это в ней присутствовало. Некоторые «анекдоты» — подлинные, но только ничтожная часть из того, что о ней сейчас написано. Но не это было главным в Раневской. Даже если это и было, то всё это было внутренне оправдано, не звучало так пошло и тривиально, как в этих несчастных «анекдотах». Прежде всего, это была личность огромного масштаба, образованнейший человек. Французский язык, видимо, она знала абсолютно свободно. В некоторых ролях, в частности, в роли Мурашкиной в телефильме «Драма» по Чехову она блистает фразочками на французском с истинно парижским произношением! Прекрасно знала русскую литературу, да и зарубежную. Пушкина буквально превозносила. Зачитывалась им так, что он ей потом снился по ночам и говорил (по её словам): «Отстань от меня старая дура, как ты замучила меня своей любовью». Чтила Островского, Лескова, Толстого, Чехова, да разве перечислишь кого ещё – очень многих. Обо всех этих авторах можно найти её восторженные высказывания. Почему же об этом молчат издатели «анекдотов»? Всей душой любила многих выдающихся своих современников: Рихтера, Бабанову, Марецкую, Уланову, Цветаеву, Ахматову и других. Некоторых – «странною любовью», как например Ю.А. Завадского – имею в виду, что отношения их были сложными, было много споров и недопониманий. А некоторых и просто терпеть не могла, особенно бездарных, корыстных, наглых и так далее. Свидетельств этому также много. Одним словом, она была живым, пристрастным человеком, темпераментным, увлекавшимся, оригинальным. Это была личность огромного диапазона во всех отношениях. И ещё хочется отметить некую «надмирность» Раневской. Она существовала абсолютно вне быта, даже была враждебна быту, ничего не могла с этим поделать. Часто страдала от этого – примеров тому масса.

Фаина Раневская

Сказать, что Раневская была бескорыстной – это ещё ничего не сказать. Она была, если так можно выразиться, «антикорыстной». Она ведь родилась в семье «небогатого нефтепромышленника, имевшего свой пароход» — так она начала писать свои незаконченные мемуары. Семья была более чем обеспеченная. Детство Раневской прошло счастливо и безоблачно. А после революции, когда вся семья уехала за границу, очевидно, с немалыми капиталлами, эта «надмирная, внебытовая» грандиозная личность осталась здесь, в нищете. Как же она могла уехать оттуда, где похоронен Пушкин, где играет Станиславский. Это было для неё немыслимо! Всю свою зарплату она раздавала нуждающимся, даже как говорят, часто сама их разыскивала. А потом могла мучиться безденежьем – о себе никогда не думала. Так же поступала с вещами, книгами. Таким манером она однажды помогла нуждавшейся Цветаевой – просто отдала все деньги, что получила за какую-то роль. Та не совсем поняла, что это такое – забрала по ошибке всю пачку денег. А Раневская потом всю жизнь радовалась, что помогла чуть ли не голодавшей Цветаевой. Так она и прожила всю жизнь вне быта, «надмирно» и бескорыстно, погружённая только в мир Прекрасного, и отдавшая себя всю служению искусству. Можно, конечно, ещё много рассуждать о ролях Раневской, о тех видео-и аудиозаписях, что остались нам после неё – их довольно много (попробую прикрепить к этой статье хотя бы несколько наиболее редких, интересных). А может это делать и не надо. Лучше просто взять и посмотреть (послушать). Я попытался лишь общими штрихами показать каким она была человеком, именно такая, настоящая Раневская.

Вадим Грачев


ФАИНА РАНЕВСКАЯ В ТЕАТРЕ

 

КОРОЛЕВА МАРГО — ФАИНА РАНЕВСКАЯ

 

ФАИНА РАНЕВСКАЯ — ПОСЛЕДНЕЕ И ЕДИНСТВЕННОЕ ИНТЕРВЬЮ (1979)

Просмотров - 630





Поделиться в соц. сетях



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *