Ирина Яковлевна Медведева: бигуди и целомудрие

Однажды мы были на встрече с Ириной Яковлевной Медведевой, выдающимся психологом, психиатром, доктором наук, общественным деятелем, публицистом, писательницей, директором Института демографической безопасности. Мне всегда очень нравятся все её выступления — и устные, и публикации в печати. Всегда она говорит о самом главном — о воспитании детей и сохранении их здоровья, как психического, так и физического, в современном мире, о проблемах отцов и детей, об угрозах глобализации в современном мире, о безумии современного мира.

Психолог Ирина Яковлевна Медведева

Очень интересна и памятна её беседа на радио о Карле Густаве Юнге, его учении о «Коллективном бессознательном» и об особой актуальности этого учения сегодня. Думаю, что отдельным темам из рассказов и публикаций Ирины Яковлевны можно посвятить целые заметки. В этот раз она в основном рассказывала о кошмарах, связанных с угрозой ювенальной юстиции. Если кто не знает — почитайте в интернете и посмотрите видео в контакте по этому вопросу. Оказывается, ювенальная юстиция — это тоталитарный режим похуже фашистского! Во Франции на сегодня более пяти миллионов детей лишены родителей, воспитываются в приютах в тюремных условиях, а родители тщетно пытаются их вернуть, растрачивая всё своё состояние на суды! И такова ситуация во всех «цивилизованных» странах!

Но здесь я хочу сказать не об этом. Мне понравилась одна из мыслей Ирины Яковлевны, на которой она ненадолго заострила наше внимание — это мысль о том, как важна в человеческой жизни тайна. В жизни нас окружают множество тайн, которые мы постепенно раскрываем, постигаем. Некоторые тайны так и остаются для нас нераскрытыми. И это нормально, ибо, узнав все тайны, человек сошёл бы с ума, или утратил интерес к жизни. Ведь когда нам открывается та, или иная тайна, мы понимаем, что весь интерес заключался в процессе её раскрытия, медленного, постепенного. А когда ты уже всё узнал, поднялся на вершину горы — дальше подниматься некуда, становится неинтересно.

Какими тайнами окутана духовная жизнь, любовь, зарождение новой жизни, смерть. Многое окутано тайной и внушает священный трепет. Ирина Яковлевна даже привела такой простой бытовой пример, но очень красноречивый. Её детство прошло в московской коммунальной квартире. Там жило много семей, все были разными, с разным уровнем духовной и бытовой культуры, но ни от кого она в детстве не видела пошлости. Этот пример и мы видим часто в быту, только не придаём ему должного значения. Так вот, когда женщины делают себе причёску и завивают волосы на бигуди, то чаще всего ходят не с открытой головой, а поверх бигудей повязывают платок, косынку. Вопрос: для чего это делается? Рационально здесь не ответишь. Ответ лежит в области метафизики. Женщина хочет сохранить «тайну» своей причёски, её, так сказать, техническую сторону. Душа чувствует необходимость целомудрия, которую человек даже не может порой выразить словами!

Ирина Яковлевна Медведева. Лекции.

Хочется рассказать здесь ещё об одной важной мысли Ирины Яковлевны, которая очень близка мне.

Русская культура, Карл Густав Юнг и Коллективное бессознательное

В моём советском деревенском детстве, да и в юности большую роль играло радиовещание. Я очень любил слушать передачи Всесоюзного радио, которое считаю эталоном радиовещания (после того как его не стало, я считаю, что у нас вообще нет радиовещания), а также много значило для меня Ленинградское радио, где тоже были свои великие традиции, замечательные люди и передачи. Это радио существует и сегодня, но в значительно искажённом состоянии и с гораздо меньшей аудиторией слушателей.

Так вот, в пору моего детства и юности радио было высококультурным. Каждое лето фольклорно-этнографическая экспедиция Института русской литературы (Пушкинский дом) ездила по нашей обширной Родине и собирала записи русских народных песен и вообще фольклора в русских деревнях и деревеньках. За многие годы ими собрано гигантское, уникальное количество аудиозаписей фольклора. И вот каждый год в конце лета, осенью Ленинградское радио выпускало интересные передачи, в которых этнографическая комиссия отчитывалась о своей экспедиции, в которых можно было прослушать песни, записанные ими в русских деревнях. И вот что меня, ребёнка, подростка тогда тянуло к радиоприёмнику? Каким магическим влиянием обладали эти песни, исполненные русскими крестьянами, старушками и старичками? В них даже порой невозможно было разобрать слов, но в них была какая-то метафизическая привлекательность, которая необъяснима никакой рациональной логикой. Это чувство, пожалуй, сродни тому, о котором говорит Федя Протасов в «Живом трупе» Льва Толстого: «Это степь, восьмой век!»

И вот тут пора вспомнить Ирину Яковлевну Медведеву и её интересный рассказ о Карле Густаве Юнге и его учении о «Коллективном бессознательном». Ирина Яковлевна рассказывала, что в последние 10-15 лет столкнулась с немотивированными неврозами у детей «новых русских». У этих детей было всё, что только можно себе представить, и даже то, чего нельзя представить: дома-дворцы, бассейны, личные водители, няни-бонны и прочее. Казалось бы, живи и радуйся. Но вдруг у этих «золотых» детей возникают неврозы, психические срывы, которые никакой медицинской логикой не объясняются. И вот какую умную и интересную вещь сказала Ирина Яковлевна.

Ирина Яковлевна Медведева

У Карла Густава Юнга есть учение о «Коллективном бессознательном» — это то, что мы иногда называем как «голос крови», «генетическая память» «память рода». Юнг утверждал, что вся информация о предыдущих поколениях неким мистическим образом сохраняется и передаётся каждому вновь рождённому человеку. То есть, человек рождается не tabula rassa, а с определённым набором информации (это, кстати, согласуется и с православным учением о первородном и родовом грехах). Принимая во внимание исследования П. П. Гараева в области волновой генетики, можно предположить, что Юнг был действительно прав (кстати, по официальным научным данным, у нас вся информация об организме хранится только в 5% ДНК — в так называемом эухроматине. Остальные же 95% ДНК — гетерохроматин — неизвестно для чего хранится в организме — не лежит ли здесь ключ к разгадке теории Юнга?). И вот русский человек, родившийся в России, чьё «коллективное бессознательное» сформировано на тысячелетней православной традиции, на идеях нестяжательства, духовного самосовершенствования, мыслях об избавлении души от страстей и от греха, на культе нищеты, как материальной, так и нищеты духа, вдруг попадает в дом-дворец с бассейном, личным водителем и няней-бонной. Он попадает в мир, где жизнью движет не евангельское «Блаженны нищие духом…», а потребительский лозунг «Если ты такой умный, то почему такой бедный?». У такого ребёнка его тысячелетнее «Коллективное бессознательное» вступает в конфликт с такой непривычной обстановкой, что и выплёскивается в виде неврозов, психических отклонений. Мы сами с большим удовольствием смотрим наши фильмы и сказки, где, хоть и в советских условиях, но по существу говорилось о тех же вечных ценностях, на которых духовная жизнь в России длилась столетиями. Вот почему так важно воспитывать детей не на «Гарри Поттере», а на русской культуре — фольклоре, Пушкине, Гоголе, Островском, Левитане, Васнецове, Нестерове и фильмах-сказках Александра Роу.

Именно эта теория и может объяснить такую всеобъемлющую любовь Феди Протасова к песням степи, к восьмому веку. И именно эта теория может пролить свет на то обстоятельство, почему я так твёрдо и целенаправленно слушал русский фольклор по радиоприёмнику, не могучи оторваться от него. Я чувствовал его, что называется, сердцем, нутром. Не даром святитель Лука (Войно-Ясенецкий) в своей книге «Дух, душа и тело» так и назвал одну из глав «Сердце как орган высшего познания». Думаю, что в этой области — на грани позитивистской науки, философии и религии в будущем нас ждут крупные открытия!

Вадим Грачев

 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

Дьявольская логика ювенальной юстиции

 

ВСТРЕЧА С ИРИНОЙ ЯКОВЛЕВНОЙ МЕДВЕДЕВОЙ

Фото предоставил Вадим Грачев

 

Просмотров - 590





Поделиться в соц. сетях





Вернуться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *