Интерес к генеалогии. История моего рода

Сколько себя помню, всегда мне было интересно общаться со старшим поколением, слушать рассказы «про старину», рассматривать старые фотографии. И всегда хотелось приоткрыть тот занавес, которым закрыта от меня моя история.

Старые фотографии

В массе своей мы, по меткому слову поэта, ленивы и нелюбопытны. Кого мы знаем из своих предков? Да только тех, с которыми общаемся — бабушки и дедушки. Редко кто доходит в своих познаниях до более отдаленных поколений. А ведь чем выше мы взбираемся на вершину пирамиды (к нашим далеким предкам), тем обширнее становится подножие пирамиды — наши близкие и далекие родственники, живущие сегодня. Человек без корней, как дерево — быстро засохнет. Пройдет два-три поколения и никто его уже не вспомнит. Между тем, человек, изучающий историю своего рода, узнавший многое о своих предках, передавший эти знания более молодым поколениям — такой человек прикрепляется к Древу Жизни и, можно сказать, память о таком человеке будет жить вечно.

Мне очень повезло. Мое детство прошло в деревне, где связь поколений существует более прочная. Я рос в бабушкином доме, которая жила в доме своего отца и деда. Соответственно, все многочисленные родственники, которые жили далеко и близко, чаще всего собирались в нашем доме. Так, сам того не подозревая, с самого детства я оказался в центре всех семейных событий. Приезжали бабушкины сестры — родные, двоюродные и даже с троюродными приходилось общаться — с детьми, внуками. Приезжая, конечно же они очень много вспоминали семейных событий, преданий. Так я стал своеобразным свидетелем устной семейной истории. Причем, не даром говорят, что культуру начинаешь ценить тогда, когда она исчезает. В те годы я не оценивал этого как сейчас. Я просто жил той жизнью, крутился в ней и не понимал, что я обладаю неоценимым богатством.

Накопив огромный материал по своей родословной, я все же понял со временем, что заняв активную позицию в этом отношении, смогу собрать еще больше сведений, поскольку старшее поколение уходит и вместе с ним безвозвратно уходят ценнейшие «генеалогические материалы». И вот я вооружился цифровым фотоаппаратом, ручкой, блокнотом, составил план действий и начал активно собирать генеалогический материал. Сколько было объехано за это время населенных пунктов, сколько переснято уникальных фотографий, сколько добыто ценнейших фактов — я, конечно, не считал, но коллекция моя обогатилась невероятно! Сейчас этот «полевой» материал постепенно обрабатывается, появляются новые материалы, новые вопросы. Возникают новые планы, и, самое главное, появляются новые люди — как старшего, так и молодого поколения. Дело это необыкновенно увлекательное, своеобразный детектив! За это время я мог бы, наверное, уже написать методичку — как начать изучать родословную, как опрашивать старушек, как систематизировать материал, но это и так уже сделано умными людьми. А как же я радуюсь каждой новой фотографии, особенно изображению тех, кого уже нет в живых. Такое чувство, наверное, было у Менделеева, когда он знал теоретически существование некоторых элементов, и вот их открывали на практике — то же и у меня с фотографиями!

Изучение своей родословной — дело чрезвычайно интересное, полезное и благородное! Если вы еще не начали это делать, настоятельно рекомендую не медлить! Вот уж где, поистине, промедление смерти подобно!

Изрядно потрудившись в этой области, я раздобыл довольно много интересных фактов. Память человеческая в устном предании хранит знания о своих предках примерно лет за 80-100. Самые старые люди, кого мне удавалось в своей жизни расспрашивать о генеалогии, родились примерно в начале — первой трети 20 века. Многие из них живы и сегодня. Соответственно, самые дальние мои предки, о которых я почерпнул сведения в устном предании, родились примерно в первой половине — середине 19 века. Это уже большое достижение. За дальнейшими исследованиями надо обращаться к архивам. Сделав поколенную роспись, я пришел к выводу, что предки моего отца намного старше, чем предки матери. Дело в том, что в старину семьи были большие и возрастная дистанция между старшими и младшими детьми зачастую составляла 20-30 лет, то есть, целое поколение. Так вот, мой отец был последним ребенком в семье. Когда он родился, его отцу было уже 43 года, а матери 40 лет. Бабушка, мать моего отца тоже была последней в семье. Она родилась в 1914 году, а ее старшая сестра в этом году как раз выходила замуж. Мой прадед по прямой отцовской линии родился в 1861 году — в год отмены крепостного права, в царствование Государя Императора Александра Николаевича, полторы сотни лет назад! А сын его, мой дед родился в 1911 году, соответственно, прадеду было уже 50 лет. Сегодня, в век всевозможных экологических кризисов, боятся рожать детей уже после 30 лет. А в те годы 40-50 лет — был нормальный возраст для рождения детей. Некоторые рожали даже под 60 лет!

В силу этих обстоятельств я воспринимал 19 век как что-то находящееся совсем рядом:) С отцовской стороны сохранилось очень много старинных, поистине уникальных фотографий. Многие из этих «полуторастолетних» предков запечатлены на фотографиях начала 20 века уже почтенными старцами и старицами. Некоторые из этих фотографий размещены мною в фотоальбоме «Из моей родословной». Бабушка с материнской стороны тоже была выдающимся архивариусом. Она собирала семейные фотографии еще с довоенных времен. Благодаря этому, сохранилось большое количество фотографий наших родственников, погибших на войне, умерших в блокаду. Теперь это такие уникальные фотографии, что сохранились практически в единственном экземпляре, больше их ни у кого нет.

Старый фотоальбом

Дополнить семейный фотоархив мне удалось благодаря цифровому фотоаппарату. Во время генеалогических экспедиций я переснял огромное количество фотографий у своих ближних и дальних родственников. Теперь точно могу заявить, что обладаю фотоархивом, с которым не способен «конкурировать» ни один из нескольких сотен моих родственников:) Однако всегда рад предоставить любую информацию совершенно бескорыстно, если кому что потребуется.

Фотографии помогают изучать родословную, обогащают ее новыми сведениями. А мне, как генетику, еще интересно проанализировать наследование тех, или иных признаков в ряду поколений:) Сбор материалов по родословной продолжается и по сей день.

Вадим Грачев

 

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

Иван, помнящий родство

Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам

 

Просмотров - 413





Поделиться в соц. сетях





Вернуться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *