Хуциев и Данелия. Так и ушли. Друг за другом…

Они и в фильмографиях часто шли след в след. Данелия только закончил снимать «Я шагаю по Москве» (1963) — Хуциев кинулся признаваться в любви к столице в «Заставе Ильича» (1964).

Марлен Хуциев и Георгий Данелия,  фото Юрия Роста.

То сначала один грустит и оплакивает поколение («Слезы капали», 1982), то следом второй меланхолит, не найдя у поколений отцов и детей ничего настоящего («Послесловие», 1983).

Так и ушли. Друг за другом.

Красиво.


«Как не горевать, Николаич?» Прощание Юрия Роста

Я ждал этого текста. Юрий Рост много лет соседствовал с Георгием Данелия. Этакие два мудреца с Чистых прудов. Я знал, как Юрий Михайлович был привязан к Георгию Николаевичу (не веревками — нитями). При каждом удобном случае ссылался на своего друга. «А вот Данелия…», «Как когда-то сказал Данелия…», «Мы с Данелией как-то…» И дальше шли Истории. Именно с большой буквы. Какие еще могут быть Истории у ее творцов?! Как настоящий друг Рост и снимался у Данелии, и снимал его сам, в том числе в кино. Теперь пора снимать кино об их дружбе. Потому что это великая дружба, волшебная. Так уже не дружат. Вы сейчас убедитесь сами.

Юрий Рост и Георгий Данелия, РИА Новости. Екатерина Чеснокова.

Юрий Рост и Георгий Данелия

Но пока я еще поболтаю. Что бы не поболтать, если мир все-равно опустел! Сегодня многие спрашивают: почему все великие зачастили туда? Будто сразу. Не успели вернуть небу одного, как уже провожаем другого. Дело не в старости. Просто они уже не могут позволить себе жить в нашем мире. Без красоты и правды. «Они давно исчезают», — скажете вы. Да, но если раньше об этом говорили открыто или не очень открыто, но так, чтоб все понимали (и тогда хоть кто-то менялся), то сегодня — век лицемерия. Век, когда глядя на черное, большинство людей может сказать на чистом глазу — это белое. На следующий день также спокойно они называют белое черным.

Но художник тем и отличается от просто человека, что не может смиряться с лицемерием. И тогда он борется с этим, а если уже не хватает сил и терпения — уходит.

Теперь слово Росту (novayagazeta.ru):

Как не горевать, Николаич?

Мы так любили друг друга. Мы жили в придуманном и созданном тобой мире, который легко сползал с белой простыни экранов и поселялся в нас, порождая светлую грусть, улыбку и надежду.

Он никого не обманывал, не пугал и ничего не обещал. Только возможность узнать человека в толпе! И даже твой ржавый мир в великом фильме «Кин-дза-дза!» был узнаваем, а значит, не опасен.

Он, добрый человек Георгий Николаевич Данелия — он оставил нам всем невероятное богатство, наполненное любовью и обаянием. Свои фильмы и книги.

Как будет одиноко без него.

Как мне будет невыносимо не хватать его премудростей и споров.

До последних дней он придумывал картинки, сюжеты, с юмором обсуждая свои похороны.

— Женя меня подвел, — сказал он о своем друге Евгении Примакове. — Если бы я ушел раньше, он бы позаботился о кладбище.

Помните сцену прощания из «Не горюй!»?

— На каком доме тебе повесить доску, Гия?

— Там, где мы жили с мамой и папой. Не перепутай!

Он ушел.

Георгий Николаевич, разреши погоревать!

Нам нужно, не тебе.

Георгий Данелия, фото Юрия Роста

Подготовил Максим Васюнов (фото Юрия Роста и РИА Новости)

 

«Мне двадцать лет» — только бы умно жить…

Метки:




Просмотров - 269


1 комментарий для “Хуциев и Данелия. Так и ушли. Друг за другом…”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *