«Харви Милк» или гомосятина

Увидел как-то фильм «Харви Милк», в котором шла речь о содомите, который стал государственным деятелем в США, защищавшим права содомитов. Потом его убили. В фильме, как и полагается сегодня, содомиты были на высоте, восхвалялись, были этакими героями, страдающими за свои идеалы. А «натуралы» показаны такими зверями, нетолерантными, охотившимися на бедных «героев».

Фильм "Харви Милк", Шон Пенн

И это стало тенденцией в современном мире — выставлять содомитов в хорошем свете. Сначала к ним относятся с юмором, дескать, вот чудаки ненормальные. Юмор всегда предполагает снисхождение, частичное принятие, одобрение. Вы заметили, как в последние годы содомиты всюду нас окружили — с экранов телевизора, всяких юмористических программ и так далее? Я обратил внимание на такую идиотскую передачу, кажется «Наша Раша», необычайно популярную у молодёжи. И вот там представлен некий «Иван Дулин» с содомитскими наклонностями, показан он в этаком юмористическом аспекте. Вся молодёжь смеётся над ним. А ведь сверхзадача этого «Дулина» — внедрить в умы чувство снисхождения и одобрения к содомии. Сегодня смеются, а завтра будут считать нормой. Происходит сдвиг в сознании, особенно у молодёжи. Формируется новое поколение с другой системой координат. Пройдёт лет 150-200, а то и меньше и от нашей планеты вообще ничего не останется. А ведь в советские годы за содомию сажали в тюрьму, а при Иване Грозном сажали на кол! Вот уж у кого напрочь отсутствовала толерантность. Не даром наш толерантный мир так ненавидит Грозного Царя!

А если абстрагироваться от содомии и немного пофилософствовать, то можно увидеть, что это знак нашей эпохи — эпохи постмодерна. Для этой эпохи характерен переход от иерархического общества к сетевому, при котором признаётся, что нет абсолютных авторитетов, нет иерархии ценностей, а все люди и все явления в окружающем мире имеют абсолютно одинаковую ценность. При этом происходит смешивание добра и зла, признание равноценными греха и добродетели. Примеров найти вокруг нас можно массу. В русских народных сказках всегда чётко разделено добро и зло, ибо миф формирует стереотип поведения ребёнка на всю жизнь. А в «Гарри Поттере» непонятно — где добро, а где зло — «всё смешалось в доме Облонских». Даже в этом же Контакте, когда выбираешь, куда относится твой вопрос, написанный на страничке, есть такая рубрика «Любовь и секс» — хоть стой, хоть падай.

А начался процесс смешения добра и зла подспудно ещё очень давно. В последней трети 20 века появился нашумевший роман Кена Кизи «Полёт над гнездом кукушки», экранизированный потом Милошем Форманом. В нём утверждается, что сумасшедшие — это нормальные люди, которых злые, «нетолерантные» врачи посадили в дурдом. Надо их освободить, выпустить. И Кизи добился своего — после этого романа, и, особенно, фильма, тысячи душевно больных были выпущены из сумасшедших домов. Я помню, ещё ребёнком, смотрел этот фильм в кинотеатре, в 1980-е годы в нашем провинциальном городе. Тогда мы сочувствовали бедным сумасшедшим. не понимая, что присутствуем при зарождении философии постмодерна и при внедрении её в массы. Слава Богу, теперь это понимаем.

То же самое и с фильмом «Харви Милк», снятом через 30 лет после «Полёта над гнездом кукушки». Даже страшно представить, какой фильм появится ещё через 30 лет! Ведь, как точно подметила Наталья Алексеевна Нарочницкая, у половых извращений очень короткий путь: мужеложество-скотоложество-труположество.

Вадим Грачев

 

Просмотров - 484





Поделиться в соц. сетях



«Харви Милк» или гомосятина: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *