Беседа с Дмитрием Орликовым: «Художник по небу» — это о нём

Грохот над головой означает начало его работы. В эту «Грозу в начале мая» любой город или точка на карте становятся лучшим местом планеты.

Дмитрий Орликов, фейерверки, Алые Паруса

-Дима, думаю, я не сильно ошибусь, если скажу, что Вы руководитель и главный конструктор ракетных запусков над Невой и Москва-рекой. У Вас космические масштабы и технологии — совокупной энергии выстрелов на «Алых Парусах», например, или в Олимпийском Сочи хватило бы поднять даже такую ракету, как «Ангара». Ваша супертехника просто пожиратель энергии, а в Санкт-Петербурге сложностей добавляет ещё и негаснущий небосклон. Скажите, маэстро Орликов, сложно ли победить Белую ночь, и вообще, что Вам ещё приходится побеждать — притяжение Земли, сомнения скептиков, капризы погоды, придирки и сопротивление надзорных ведомств, прошу Вас, — в общих чертах?

-Я на все смотрю, как зритель. Если мне нравится моя работа, то и мнение скептика мне не интересно. Что такого мне может сказать скептик, когда он едва ли что-то в этом понимает: нравится не нравится? Ну, так это я и без него оценить могу. Белая ночь — это лишь особенности локации.
Условия среды, которые как-то надо правильно обыграть, чтобы все было в гармонии. Тут нет единого рецепта, каждый год, как с чистого листа. Праздник поэтому и живет так долго, что картина каждый год пишется заново.
Зрителям одинаково интересно наблюдать, как за процессом, так и за результатом.

Алые паруса

-Вашей компании 24 года, за которые выполнено 6224 заказа для 406 клиентов. Цифры постоянно меняются, но судя по ним, у Вас постоянная клиентура. Не могли бы Вы назвать первую пятёрку заказчиков, ну хотя бы по количеству собираемой публики, если, конечно, такая статистика у Вас ведётся?

-Раньше вели подобную статистику, но где-то на пятидесяти миллионах бросили. В этом нет сверх цели.
Конечно, больше всего зрителей приходит на Алые Паруса, и это очень приятно.

Алые Паруса

-Скажите, Дима, Ваши заряды — это сто процентов закупка, или кое-что Вы изготавливаете сами, но тогда у Вас должна быть своя серьёзная химическая лаборатория?

-Все материалы закупаются, но производят их по специальному заказу.

-А каким понравившимся Вам и публике цветом или оттенком Вы написали больше всего своих Небесных полотен? Например, какое место занимает «синий» в палитре Ваших фейерверков? У Вас есть секрет его приготовления — самого труднодостижимого фейерверка по цвету за все 1000 лет существования этой «забавы»?

-Большая часть проектов происходит в городах, не в самых лучших погодных условиях и, к сожалению, не в самое темное время. Все это накладывает много ограничений на подбор материалов, а, следовательно, и на выбор цвета. Синий — блеклый цвет. На светлом небе виден плохо, поэтому чаще используются более яркие цвета.

-Вы равно охотно берётесь за лазерные и световые шоу, подсветку зданий, и целых ансамблей, как в Самарканде, в 3D-постановках, или водных шоу, как на G-20, не говоря о фейерверках, без которых просто не мыслим серьёзный праздник? Подо что заточена Ваша компания?

-Все это можно с оговорками называть мультимедийным шоу. Интереснее работать, когда много инструментов.

-Порох, как известно, изобрели китайцы в середине первого тысячелетия от РХ, и завезли в Европу через «шёлковый путь». Им воевали, и только ещё через 400 лет придумали его мирное применение, но я не об этом: скажите, Дима, а какие салюты были в Вашем детстве, что-то запомнилось?

Фейерверк Дмитрия Орликова

-В детстве у меня были совсем другие интересы, хотя моя институтская специальность профильная. Так что, можно сказать, что я один из немногих, кто работает по профессии.

-Пиротехническая наука за последние два десятка лет, как мне кажется, ушла далеко вперёд, а то, как её использует Ваш «Орион-Арт», это каждый раз реальное чудо. Скажите мне, кто Ваш главный научный консультант, если таковой не Вы сами?

-Я очень внимательно изучал подход к дизайну больших шоу в разных странах. Мне повезло поработать с Гертом Хофом – пожалуй, самым большим медиа-дизайнером своего времени. К сожалению, он умер от болезни в молодом возрасте, но по всему миру люди пользуются его идеями, даже понятия не имея, откуда, что взялось.

-Некоторое время назад «Алые Паруса» едва не сорвались, как сообщали СМИ, из-за попытки некоторых разгулявшихся чиновников оргкомитета праздника прорваться к ракетным пультам. Как Вам удалось их унять, и что было бы, если бы они действительно понажимали на кнопки? Это правда или «утка»?

-Утка. Каждый год находится кто-то, кто использует большой медийный повод «Парусов» для своего пиара, пусть даже в такой форме.

-Чиновники от культуры, как правило, видят всё по-своему. Как это сказывается на Вашей инициативе?

-По-разному, но в целом я могу отстоять свое мнение.

Дмитрий Орликов, фейерверки

-Дима, Вы часто уходите «на экспорт», и, в основном, куда? Есть какая-нибудь особенность в работе за границей, другие, например, нормы противовзрывной или противопожарной безопасности, иные особенности, обязывающие менять технологию, или везде одно и то же — просто приехал и отстрелялся?

-За границей порядка больше в организации работы, если ты соблюдаешь заранее оговоренные правила, то работаешь спокойно, никто не мешает. Хотя своих странностей там тоже хватает, но в основном поведенческих.

-Разные страны — разные люди. Где Ваши шоу воспринимают наиболее искренне, а где чопорно? На какой площадке или на каком празднике Вам бы ещё хотелось поработать, но пока не получилось, и куда бы Вы хотели снова вернуться и поработать?

-Публика везде примерно одинаковая. Нас очень хорошо поддерживали в Германии, Франции, да, в общем-то, и в других странах все было хорошо.
Как-то мы делали Русский день в Монако. Это одна из самых интересных площадок из тех, на которых мы работали. Там можно делать очень интересные представления, странно, что в этом месте они редки.

-В пору подготовки к московскому «Кругу Света» или петербургским «Алым Парусам» Вам приходится работать по 24 часа в сутки, а сутки перед праздником — время, просто выкинутое из жизни. Скажите, Ваши люди не ропщут, привыкли, или тоже деньги решают всё?

-Всё всегда по-разному. Основной состав коллектива работает вместе двадцать лет, или около того, привыкли, наверное…

Алые Паруса

-Скажите, пожалуйста, Дима, во время работы Ваш командный пункт больше напоминает ЦУП, или Капитанскую Рубку? Или я уж слишком преувеличиваю?

-Скорее алгоритм действий. Каждый точно знает свои обязанности.

-Учитывая специфику, легко понять, что Вы и Ваши люди практически живут в тех транспортных средствах, которые позволяют добраться до места шоу — меняются только их вид или номера рейсов. В принципе, это мужская работа, но, всё-таки, в Вашей команде есть мужественные женщины, разделяющие все трудности, связанные с кочевой жизнью, и отсутствием быта. Как Вы облегчаете их не женскую ношу — Вы о своих заботитесь, или забота о них — это их забота?

-Девушки есть, и мы, конечно, о них заботимся. Кочевая жизнь – это, конечно, некоторое преувеличение. Так было раньше, сейчас все организовано немного по-другому.

-Ваши требования к новым сотрудникам — они очень жёстки? Вы их отбираете по специальности или обучаете, что называется, на ходу?

-Квалификация важна. Брать на работу необученных людей — опасно и дорого.

-Устраивать фейерверки на пустыре — это безобразие. Если есть возможность, Вы сами выбираете натуру, или для этого у Вас в команде есть специалист, дизайнер, какой-нибудь, я не знаю?

Фейерверк

-Есть дизайнеры, есть специалисты по выбору локаций. Проект моделируется в трехмерной сцене, его можно увидеть на компьютере до начала шоу.

-Дневной фейерверк — отдельная тема, как я понимаю. По-моему, это просто пустая трата денег заказчика, так же, как и лазеры в какой-нибудь солнечный «День Военно-морского флота», — или я не всё видел, например, красивый «чёрный салют»?

-Что-то можно сделать, но, конечно, ограничения по возможностям очень большие.

-Сочи — это, наверное, пока вершина Вашего творчества, во всяком случае, по масштабу мероприятия. Кто Вам помогал, кто мешал, с кем Вы обсуждали прежде, чем утвердить, концепцию — с Константином Эрнстом и Андреем Болтенко, или Вы имели полный карт-бланш на Вашу часть шоу?

-Нет, проект в Сочи был обычным. Шоу на Останкинской телебашне, Саммите АТЭС, или G20 в Петергофе были значительно сложнее, и энергозатратнее.

Сочи 2014, фейерверк, Дмитрий Орликов

-Всегда ли красоту фейерверка определяет его стоимость, или в этом виде искусства творческая составляющая не менее важна, чем в артезианской правде балета?

-Верно. Дизайн, музыка, компоненты шоу. Хотя бюджет тоже важен, все-таки расходных материалов очень много.

-Вас часто зовут на корпоративы. Скажите, Дима, «Орион-Арт» готов удовлетворить любую проплаченную фантазию, в том числе и связанную с повышенным риском, или здравый смысл останавливает даже финансовый аппетит?

-Не часто, так как сейчас — это не наш сегмент рынка. Встречаются, конечно, экзотические предложения, но чаще всего мы пропускаем их.

-Ещё не так давно мультимедийную моду задавал король электронного звука Жан-Мишель Жарр, и его партнёр по супер постановкам, сценограф, Марк Фишер. Опыт подхватили «Химические Братья» — их способные ученики, Том Роулендс и Эд Саймонс, с музыкой, которую можно из-за сложности вынести за скобки, но с мощным, на прекрасном уровне мультимедиа. Но и они всего лишь были учениками внезапно ушедшего из жизни маэстро Герта Хофа. Вы можете назвать, кто сегодня второй и третий номера в мировом рейтинге мультимедистов, ибо первый номер не обсуждается — он Ваш?

-Никто. Все лишь в разной степени копируют то, что было сделано еще в 80-х, то есть с момента, когда появились первые цифровые системы и компоненты шоу, которые тем или иным способом можно было синхронизировать друг с другом.

-Вы считаете кого-то своим учителем?

-Нет. Хотя то, что делали Герт Хоф, и Марк Фишер, было интересно.

Дмитрий Орликов, Орион-Арт

-А какой проект был для Вас наиболее технически сложным?

-Шоу на Останкинской телебашне, G20, Саммит АТЭС.

-Вас пускают туда, куда без спецпропуска вход закрыт, но очень уж удобное, обзорное, или эксклюзивное место. Вы не расскажете об Останкинском проекте? Башня до Вас горела — как Вас вообще умудрились на неё, столь «стратегическую» пустить!

-Получили официальное разрешение на работу. Тут никаких секретов нет.

-Основной посыл Вашей деятельности — это всегда интересно, ибо ещё не изобрели лучшего способа выбрасывания денег на ветер, чем фейерверк. Но как вообще Вам пришло всё это в голову, и что можно сказать об «Орион — Арт» в двух словах? — Они крутые, вот и всё! А что в них главное? Думаю, Ваше мнение, всем было бы интересно узнать?

-Я никогда не задумывался над этим. Я начинал работать в Орионе, когда был еще студентом, вместе со своим другом и одногруппником Антоном Кочневым. Нам было просто интересно делать, что-то необычное. Со временем это стало приносить деньги, и мы постоянно придумывали, что-то новое. В двух словах сложно сказать, но пусть будет так: «Умели мечтать».

-Дима, если можно, телеграфным текстом: кто у Вас — семья или мама, чем или кем живёте, кроме работы?

-Родители — ученые-химики. Жена, дети.

-О Вашем партнёре, точнее сказать, соратнике и единомышленнике, руководителе компании по постановке шоу без фейерверков «Круг Света», Василии Сазонове, — давайте поговорим?
Все крупные проекты, кроме Игр в Сочи, если я не ошибаюсь, вы делали вместе. И первый вопрос — кто чаще подрядчик, кто субподрядчик, как было изначально, и как у Вас с ним сейчас, кто-то кому-то помогает, или вы делаете одно дело?

-Я очень рад, что у меня есть такой друг, как Василий Евгеньевич. Мы сделали действительно много проектов вместе и все они были очень заметными.

Москва, фейерверк

-Кто выбирает музыку для ваших перформансов, и, кстати, из Вашего опыта, под какую, если это не связано действием, Вам лучше стреляется?

-Я работаю с замечательным и очень талантливым Питерским композитором Игорем Заливаловым. Я работал с разными композиторами, в том числе и с зарубежными, но Игорь — лучший. Обычно подбор музыки делается исходя из общего концепта, что-то компилируется, что-то пишется «с нуля», но в любом случае все музыкальные эпизоды важны в общем сюжете.

-Согласование музыки, света, и «пиро» — целиком задача компьютера, а что подо что, как правило, подбирается?

-В солирующих эпизодах — это, как правило, один из медиакомпонентов, а в основном действии — тот медиакомпонент, который является доминирующим. В «Алых Парусах» — это фейерверк, затем свет, затем все остальное.

-Неучастие Сазонова в «Алых Парусах» — 2012, когда организатором праздника стал не «Пятый Канал», а «ГКД», и всем-всем рулил его назначенец, было, по-моему, единственным за всю историю «Парусов». Отсутствие Сазонова, неудачная музыка Маликова младшего, которую отказался дирижировать Константин Орбелян, и проливной дождь – неизвестно, что больше подмочило репутацию Праздника… Скажу Вам честно, если бы не Ваша прекрасно выполненная работа, мы бы до сих пор вспоминали этот день, как позор. Скажите мне Дима честно — Вы мыслите «Паруса» без Сазонова?

-Вася так много сделал для Парусов, что было бы просто нечестно преуменьшать его роль.

-Как продолжение темы, скажите Дима, пожалуйста, в Ваших других проектах случались подобные накладки, грозящие форс-мажором?

-Да, на инаугурации президента в 2008. Был туман.

-Фонтаны на Неве, около Стрелки — Вы с ними удачно работали несколько сезонов, вписывая движения струй в архитектуру салютов. На водяном занавесе из брызг проецировались картины и тексты… На Ваш взгляд, эта непомерно — дорогая, но красивая затея была «пятое колесо», или она просто приелась?

Фейерверк Дмитрия Орликова

-К сожалению, возможности данного фонтана сильно ограничены, но мне было бы интересно вернуться к теме воды в будущем.

-Лёгкий, а, может быть, и нет, вопрос: приз какого фестиваля Вам наиболее дорог?

-Берлинского. Эта награда, которую реально было тяжело получить.

-Фейерверкер, как и сапёр, ошибается только один раз, но всегда надеешься, что раза, когда ошибку можно будет увидеть из космоса, не произойдёт. Насколько строгая у вас техника безопасности — кто ею руководит, профессиональный военный, или гражданское лицо?

-Очень серьезная. За все процессы на площадке отвечает технический директор Слава Мащенко, а всей подготовкой руководит программный директор Андрей Семин.

-Пиротехнические эффекты или представления внутри здания — Вы за них охотно берётесь, в чём их особенность, и какую ошибку нельзя допускать в первую очередь, чтобы не повторить трагедии «Хромой Лошади»?

-В истории с «Хромой лошадью» больше вопросов, чем ответов. Конечно, в закрытых помещениях внимание к безопасности должно быть повышенным.

-Кстати, действительно ли фейерверки видны с МКС?

-Из МКС нет, но фото фейерверка со спутника теоретически можно сделать.

МКС

-«Фейерверкизация» удваивает цену праздника, делая накладные расходы близкими к высокотехнологичным процессам, и всё-таки, заказчики охотно идут на эти расходы ради пяти-десяти минут очарования Вашей работой — красота страшная сила, и не дешёвая. А что для Вас создаёт ощущение полноты исполнения — чувство какой-то новизны, коммерческий успех или творческая победа?

-Я на многие вещи вообще смотрю скептически. Дело только в душе, вложенной в работу. Каждая часть произведения, каждая его составляющая имеет свой вкус, цвет, свой смысл. В хорошем шоу все выстроено на подсознательном уровне, все элементы поддерживают друг друга, создают эмоции.

-Вашу команду уже пригласили на предстоящее открытие какого-либо из стадионов к предстоящему Мундиалю 2018, скажем, или «Лахта-Центра»?

-Нет. Это не то, чем бы я хотел заниматься.

-Кем Вы можете назвать себя в жизни — художником, которому больше всего удаются вангоговские «Подсолнухи», серьёзным предпринимателем шоу-бизнеса или мастером-экспериментатором, неизменно пребывающим в поиске какого-то своего идеала?

-Игорь, дело в том, что я никогда не из чего не делал культа. У меня нет самомнения, или завышенных амбиций, нет каких-то универсальных советов, или персонального «лайкообразующего» круга. Идеи как-то сами по себе сваливаются с неба: О! Это было бы интересно сделать! Кто со мной? Иногда находятся люди, которым тоже интересно делать то же самое, что и мне. Так появляются проекты, в которые вкладывается труд и душа большого количества людей, я лишь один из них.

-От идеи до скоротечного воплощения, укладывающегося максимум минут в сорок, у Вас проходит полгода, но видеть Вашу работу этап за этапом, в силу её специфики, широкому зрителю не приходилось. Вы не собираетесь сделать фильм в новых форматах видео, в котором можно было бы снять все таинственные покровы с Вашей профессии?

-На самом деле, сейчас большой проект типа «Алых Парусов» готовится почти год. По сути, никогда не было планов делать свою работу публичной до такой степени, чтобы снимать об этом фильмы. Нет, конечно, что-то время от времени пробивается сквозь асфальт, и мы, сами того не ведая, участвуем в каком-то съемочном процессе, но тем не менее, это, как говорится, не сущность нашего труда, а лишь часть профессии.

Дмитрий Орликов

-Если посмотреть штатную расстановку по проектам, у Вас нигде не заявлен специалист по рекламе. Так было всегда, или первые пять лет, пока бренд «Орион-Арт» завоёвывал популярность, пиарщик у Вас, всё-таки, был, но нужда в нём как-то просто отпала?

-Конечно, пиар — это важно, но все-таки, не главное. Пиар — это капитализация проекта, но я никогда не строю больших планов. Все как-то само получается. Всегда есть, кто-то, кто подскажет, как правильно сделать.

-На каких шоу Вы заработали свой авторитет ещё до «Алых Парусов» и «Круга света», когда Вы почувствовали первый большой успех «Ориона»?

-В начале 90-х мы сделали первое корпоративное шоу в России для импортной компании «Hewlett Packard», и получили за эту работу небывалые по тем временам деньги — две тысячи долларов! В то время зарплата преподавателя в университете была двадцать долларов. Так что деньги за нашу работу нам заплатили действительно большие. Это был один из первых корпоративов в России, если ни вообще первый. Тогда даже такого понятия не было. За три последующих года мы сделали тысячу проектов, а следующую тысячу собрали за срок в два раза короче. Это был действительно первый серьезный успех.

День города Москвы

-Интервью наше подошло к концу, и не оттого, что вопросы закончились, а потому, что я ценю Ваше время — оно действительно стоит дорого.
Стреляйте, Дима, на радость людям, они любят чудо, а Вы умеете его делать. Удивляйтесь и удивляйте!..

-Спасибо, всего самого хорошего.

-До новых встреч, Игорь Киселёв.

 

Просмотров - 305


Беседа с Дмитрием Орликовым: «Художник по небу» — это о нём: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *