Алое чудо Бештау

Родная земля. Сколько в ней тайн и загадок! Сколько красоты… Нас восхищает робкий лютик, по весне ещё не отряхнувший снег со своих атласных лепестков. Вызывает прилив нежности каждый цветок на лугу. Но порой Природа, недосягаемая в своём совершенстве, дарит нам впечатления, которые врезаются в память на всю жизнь.

Такое потрясение испытывает, наверное, каждый, кому посчастливиться увидеть весной на склоне Бештау уникальные реликтовые маки, занесённые в Красную Книгу.

Лариса Прозорова, склон Бештау

Я давно грезила этими маками, но только в этом году на Троицу удалось совершить поход.

Мы поднимались со стороны города Лермонтова. Дорога плавно шла к вершине Бештау, что виднелась над зеленым морем леса. Виды открывались великолепные. Золотился на солнце купол Храма, манили и завораживали дали. На горизонте серебрились горы.

Вот и кольцевая дорога вокруг Бештау. Именно отсюда начинается крутой, выматывающий силы подъём в гору неподалеку от скалы Бастион, где на высоте тысячи метров над уровнем моря растут реликтовые маки.

Подняться к редким цветам непросто. Тропа проходит сквозь заросли, приходится опираться на палки, цепляться за вывороченные корни и ветки деревьев, упавшие стволы, скользить по осыпи. Навстречу с восхищением в глазах идут люди, уже достигшие цели. Желающих полюбоваться маками много, идут целыми семьями, с детьми.

— Вы повыше поднимитесь, где больше маков. Это такое чудо — подбадривает меня парень, подавая руку.

Вытирая пот со лба, шаг за шагом карабкаюсь вверх, преодолевая препятствия. Думаю, почему всё прекрасное достигается путем столь невероятных усилий? Наверное, это логика жизни. Дыхание учащается, пульс на пределе, но жажда увидеть алое чудо затмевает всё. И вот на поляне — первый яркий всполох — огромный трепещущий на ветру мак-исполин. А рядом еще и ещё — весь склон в маках. Ощущение такой силы, что наворачиваются слёзы. Цветы огромные. Диаметр расцветшего цветка достигает двадцати пяти сантиметров, а высота растения от одного до полутора метров.

Дух захватывает от увиденной красоты. Нежные ярко-красные лепестки как крылья бабочки. Красный цвет всегда был цветом страсти, напряженности и опасности, он возбуждает чувства, будоражит кровь.

И хотя некоторые цветы, которые нещадно треплет ветер, уже начинают отцветать, всё равно завораживают какой-то космической красотой и мощью.

Многие фотографируют, снимают на видео. Срывать реликтовые маки запрещено. Да и кто осмелится поднять руку на такую красоту, разве что садоводы, желающие заполучить гигантских красавцев в свои цветники. Но это бесполезно. Прицветный реликтовый мак растет только на горе, на территории природоохранного заказника «Бештаугорский».

Может быть, потому маки с каждым годом взбираются всё выше, «убегают», спасаясь от людей. К сожалению, эти редкостные творения природы под угрозой исчезновения.

Рядом со мной юноша достает из рюкзака блокнот и что-то торопливо записывает там.

Ветер срывает с моей головы шляпу. Парень поднимает ее и с улыбкой подает мне.

— Я из Москвы, путешествую по Кавказу, — неожиданно признается он, видимо обуреваемый желанием поделиться с незнакомым человеком своими эмоциями. — Эти маки, пожалуй, одно из самых мощных впечатлений в моей жизни. Я даже стихи написал:

«Высокий склон горы Бештау
Горел от маков красно-алых,
Тропа здесь Данко пролегала,
И сердце кровь в траву роняло».

Я улыбнулась. Разве важно, что стихи, быть может, несовершенны. Главное в том, что их написал человек, который на горе, среди алых маков, почувствовал себя счастливым.

Спустившись вниз, мы продолжили путь по кольцевой дороге мимо Монастырского озера и Второ-Афонского монастыря и заглянули на Козьи горки, где по весне тоже расцветают маки. Только здесь, на низком хребте, они более скромные — тихие, ласковые.

Мне вспомнилась история, которую много лет назад я услышала от сотрудницы музея краеведения.

До войны в поселке Иноземцево жили Лёля и Иван. Они безумно любили друг друга и мечтали пожениться. Весной они часто поднимались на гору, любуясь маками. Счастью помешала война. Иван ушел на фронт добровольцем. Он погиб под Берлином, немного не дожив до Победы. Последнее письмо Лёля получила от него в апреле сорок пятого года.

«Жду, не дождусь, когда добьем фашистов, и я приеду к тебе, моя родная, и мы снова пойдем на гору к нашим макам», — писал Иван. Сколько раз Лёля перечитывала эти строки, стершиеся от пролитых слёз!

С тех пор ежегодно она ездила в Никитский ботанический сад, в питомники и заказники Санкт-Петербурга, других городов и отовсюду привозила семена реликтовых маков, которые по весне сеяла на склоне Козьих горок.

Не знаю, подлинная ли это история или просто красивая легенда о любви? Стоит ли докапываться?

Лёля давно умерла, а маки цветут, напоминая капли крови героев и частицы победного знамени, взвившегося над Рейхстагом.

…Поход к макам на Бештау оставил неизгладимое впечатление. Как показал счетчик, мы прошли двадцать девять тысяч шагов. Но усталость смыла ни с чем не сравнимая радость от волшебного подарка Природы — возможности увидеть и навсегда запечатлеть в памяти реликтовые маки на горе Бештау.

Лариса Прозорова, член Союза журналистов России.
Фото Любови Капустиной.

 


Просмотров - 126


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *